Научный руководитель: Сластникова Тамара Васильевна, заместитель заведующего по учебной работе, доцент кафедры романской филологии Института иностранных языков ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 811.11-112

Аннотация. В статье рассматриваются дефиниции понятий неология и неологизм в работах французских исследователей, уделяется внимание анализу особенностей отнесения лексических единиц к классу неологизмов. Рассматривая экстралингвистические и внутриязыковые факторы расширения лексического состава французского языка в диахронии, подчеркивается особенность современного этапа развития языка, связанного с пандемией коронавирусной инфекции. Язык, отражающий современное состояние общества, пополняет свой вокабуляр новыми лексическими единицами либо расширяет семантику единиц, присутствующих в его составе.

Ключевые слова: неологизм, неология, пандемия, заимствования, семантика.

Являясь средством проявления подлинного Бытия, язык – это динамическая последовательность форм, он регулятивен и когнитивен [3, с. 15]. Увеличение и усложнение лексической системы является одним из примеров его эволюции и прогресса. Исследователь Е.И. Черкашина, анализируя методы обучения языку, отмечает, что эта лингвистическая база в виде языковых средств, в том числе и лексических, позволяет каждому человеку, изучающему язык, сформировать определенные стратегии овладения и пользования языком [8, с. 86]. По этой причине лексическая система подвергается тщательному анализу, отбору новых слов и их официальному включению в состав языка. Наука неология, являясь в течение последних десятилетий предметом изучения многих исследований, как отечественных, так и зарубежных, занимается изучением новых слов. Вопрос ее постановки целей и задач до настоящего момента остается дискуссионным, как и определение исследуемого ею объекта – неологизма.

Предметом нашего исследования является неологическая лексика французского языка, в этой связи рассматриваем изучение вопроса неологизации в работах французских исследователей в диахронии. Изучение этого вопроса имеет долгую историю. Во Франции предпосылки исследования процесса неологизации зарождаются в XVI-XVII вв., когда активно формируется лексический состав нового официального языка страны (после латыни) – французского.

Далее в XVIII веке отмечена первая фиксация французскими лексикографическими источниками понятий неологизм и неология, образованных от греческих конфиксов neos – новый и logos – слово:

  • в 1734 г. неологизм в «Introduction générale à l’étude des sciences et des belles lettres, en faveur des personnes qui ne savent que le françois» (Antoine-Auguste Bruzen de la Martinière), где определяется как привычка использовать новые слова: néologisme – «habitude d'employer des termes nouveaux» [12];
  • в 1759 г. неология в «Dictionnaire de la langue françoise, ancienne et moderne» (Pierre Richelet), в котором характеризуется как искусство создавать новые слова или использование в речи новых слов: néologie – «art de faire de nouveaux mots, ou difcours fur les nouveaux mots» [25].

В этот период начинается дифференциация понятий неология и неологизм, определение неологии приобретает очертания позитивного для языка явления, в то время как неологизм рассматривается в пейоративном значении. Большинством исследователей и лексикографов (Ф. Домерг, Пьер Ришеле, Французская Академия) под неологией понимается создание и употребление новых терминов и понятий, обогащающих лексический состав языка, в то время как неологизм считается злоупотреблением новыми словами, в связи с чем искажается смысл фразы говорящего.

В XIX веке закрепляется лингвистический статус исследуемых понятий, который отражается в статьях французских словарей. Например, в авторском словаре французского языка (1863-1872 гг.) лексикограф Э. Литтре характеризует неологизм как историческую категорию языка, негативно влияющую на явление неологии. Э. Литтре также приводит еще одну дефиницию, где замечает, что неологизм – это новое слово или новое значение старого слова: néologisme – «1) habitude et affectation de néologie; 2) mot nouveau, ou mot existant employé dans un sens nouveau» [24]. Неология, в свою очередь, трактуется как процесс использования новых слов или старых слов с новым значением: néologie – «еmploi de mots nouveaux ou d'anciens mots en un sens nouveau» [24].

Проанализировав определения французской лингвистической традиции XIX столетия, мы отмечаем толкование неологии как процесса формирования новых лексических единиц. Под неологизмом понимается новое слово, репрезентация которого развивается в двух направлениях: неологизм как новое слово или новое значение старого слова [14], [24]; неологизм как новое слово или заимствованное слово из другого языка [17].

XX век характеризуется становлением теории неологии как науки о новых словах (неологизмах) и попытками формирования ее целей и задач. Так как нас больше интересует проблематика определения неологизма, рассмотрим результат исследования вопросов неологии современным лингвистом Ж.-К. Буланже (J.-C. Boulanger). Исследователь, ссылаясь на труды лингвистов Ж.-Ф. Саблеролля и Ж. Прюво (J.-F. Sablayrolles, J. Pruvost), подчеркивает, что неология является закономерным процессом эволюции языка, а также системой обработки новых лексических единиц. В частности, исследователь предлагает следующие этапы неологии: 1) процесс образования новых слов; 2) теоретическое и утилитарное исследование языковых новообразований; 3) целенаправленная деятельность организаций государства с целью прослеживания процессов появления, определения, распространения в обиходной речи, а также включения в словари новых лексем; 4) выявлением тех сфер специальной терминологической направленности, которые требуют важного лексического вклада в целях преодоления дефицита словарного запаса; 5) составлением лексикографических источников [10, с. 185-199].

Рассматривая дефиниции неологизма XX века, мы обращаемся к изданиям словарей Французской академии 1935 г. (8-е издание) и 1990 г. (9-е издание). В восьмом издании организация сохраняет тенденцию его определения как новой формы слова, а также нового, необычного содержания старого слова: «mot nouveau ou mot détourné de sa signification ordinaire» [15]. В формирующемся девятом издании, помимо классического определения, приводится еще одно определение: «tendance à forger des mots nouveaux, ou à détourner des mots existants de leur signification ordinaire» (тенденция создавать новые слова или присваивать новые значения существующим словам, перевод наш) [15]. Как пример употребления термина в упомянутом значении приводится словосочетание «manie de néologisme», т.е. дословно мания неологизма, мода создавать новообразования в языке [15].

Для анализа определений XXI века мы обращаемся к текстовым и онлайн-словарям. В словаре лингвистических терминов издательства Larousse (Dictionnaire de Linguistique et des Sciences du Langage) Ж. Дюбуа (J. Dubois) рассматривает неологизм с позиции взаимодействия означающего (формы) и означаемого (содержания) в слове. Автор замечает, что слово только тогда ощущается новым, если оно ранее не осознавалось говорящим: «лексическая единица (новое означающее или новое отношение означающее-означаемое), действующая в определенной коммуникативной модели и ранее не осознававшаяся, как новая» (перевод наш) [17]. Такая позиция рассматривается в психолингвистике, однако, до настоящего времени остается дискуссионной.

В онлайн-словаре Sensagent издательства Le Parisien, приводящем не только дефиниции, но и синонимы, антонимы к различным понятиям, расширяется толкование исследуемого термина. Неологизм рассматривается с позиции словообразования, и утверждается, что к нему относятся также дериваты и заимствования: «processus par lesquels le lexique d'une langue s'enrichit en produisant des dérivés morphologiques ou en acceptant des emprunts» [26]. Важно отметить, что, в последние годы французские ученые ведут споры о процессах заимствования и результатах освоения лексических заимствований принимающими языками [6, с. 120].

Изучив определения понятий неология и неологизм в работах французских исследователей, мы фиксируем толкование неологии как комплексной науки о новых словах, которая занимается целым рядом задач. Неологизм, в свою очередь, остается термином дискуссионным. В целом, согласно французской лингвистической традиции, неологизм – это неолексема или неосемема, а также заимствование.

Исследуя неологическую лексику французского языка, мы считаем необходимым изучить способы пополнения его лексического состава и проанализировать его современные тенденции. Важно заметить, что анализ этих тенденций возможно осуществить, только изучив историю развития лексического состава французского языка в диахронии. Говоря о лексическом составе, мы подразумеваем узуальный фонд французского языка (fond usuel du vocabulaire) – термин, введенный лингвистом Н. Н. Лопатниковой. Под обозначенным термином исследователь понимает запас всех общеупотребительных слов, составляющих лексическую основу любого естественного языка [4, с. 164].

Развитие узуального фонда французского языка имеет долгую историю. Начало его становления отмечено в 1539 г., в связи с предписанием короля Франциска I в указе Ордонанс Вилле-Котре (Ordonnance de Villers-Cotterêts) использовать французский язык на официальном уровне.

Далее на протяжении XVI-XVII вв. происходит формирование словарного состава языка в целом. В течение обозначенного периода французский язык создает огромное количество неологизмов: активно заимствуются слова из латыни и других диалектов, возобновляется употребление считавшихся устаревшими слов. Несмотря на критическое отношение со стороны пуристов, множество лексических новообразований начинает входить в литературный язык и включаться в словари. В частности, Французская Академия в своем первом издании словаря зафиксировала следующие неологизмы того времени:

  • bavard – grand parleur, babillard, от провансальского слова bave;
  • succez (succès) – evenement (bon, heureux, avantageux succez), от латинского слова successus;
  • guerrequerelle entre deux Princes, entre deux Estats souverains, qui se poursuit par la voye des armes, от немецкого слова werra [15].

Далее, в работе лингвиста Л.Г. Викуловой, посвященной изучению развития лексики французского языка в диахронии, отмечено, что в период с XVIII по XIX века огромное влияние на расширение словарного состава языка оказывает Великая Французская Революция [2, c. 158]. Исследователь Н.Н. Лопатникова, в свою очередь, также указывает на взаимосвязь обозначенного явления с развитием лексики французского языка, поясняя, что благодаря ему начинается демократизация языка, т.е. ранее жаргонные лексемы становятся в один ряд с буржуазной лексикой [4, c. 192]. Данное явление коснулось и литературного языка, ярким примером которого являются произведения В. Гюго. Согласно исследованию французского лингвиста и филолога Ф. Брюно (F. Brunot), писатель употреблял большое количество лексики, принадлежащей сниженному стилю речи, среди которых: laver, vieillard, chien, cheval, bâton, ménage и тд. [11, c. 643]. Исследователь в области грамматики, лингвист прошлого столетия G. Gougenheim, изучавший вульгарную лексику французского языка, замечает, что ряд слов и выражений (например: maronner, gifler, gourer, jouer de la harpe), отмечаются французскими национальными словарями [18, с. 160, 161, 163, 180]. В частности, обратимся к седьмому изданию словаря Французской Академии и приведем определения некоторых из них:

  • maronner – murmurer sourdement (бормотать, нашептывать, перевод наш);
  • gifler – donner une gifle (дать пощечину, перевод наш) [15].

С точки зрения неологии вульгарная лексика – значительный источник пополнения словарного состава французского языка. Включение лексики сниженного стиля речи в состав словарей общей лексики иллюстрирует тот факт, что слова меняют регистр, становятся общеупотребительными, и затем включаются в национальные словари. Язык как система, используя свои внутренние ресурсы, создает новые лексические единицы, которые со временем становятся либо узуальными, либо продолжают употребляться ограниченно, либо исчезают из употребления.

Следующим источником пополнения лексики языка, как отмечает исследователь Р.Р. Алимова, являются новые реалии и понятия, которые вызывают коммуникативную потребность в их наименовании [1, с. 18]. В прошлом столетии происходит множество социально-значимых событий: первые мировые экономические кризисы, мировые войны, начало освоения космоса, техническая революция; на которые французский язык беспрестанно реагирует и создает неологизмы. Мы находим следующие примеры в восьмом издании словаря Французской Академии:

  • goulag – en union soviétique, camp de travail forcé où l’on détenait notamment des prisonniers politiques (в Советском Союзе, трудовой лагерь, куда отправлялись политические заключенные, перевод наш);
  • satellite – corps céleste qui tourne autour d’un astre selon une orbite elliptique (небесное тело, вращающееся вокруг звезды на эллиптической орбите, перевод наш);
  • dépression économique – manifestation d’une crise économique caractérisée par le fléchissement de la demande, la baisse de la production et la montée du chômage (экономический кризис, характеризующийся падением спроса, сокращением производства и ростом безработицы, перевод наш) [15].

Еще одним источником обогащения лексики французского языка, согласно Н.Н. Лопатниковой, является эволюция семантики слова, которая продолжается в течение всего периода существования языка. «В течение истории слово развивает свою собственную систему значений, включая в себя новые понятия» (перевод наш), утверждает исследователь [4, с. 59]. Данным фактом объясняется существование полисемичных слов, которые характерны для французского языка. Как пример рассмотрим семантический неологизм couvre-feu. Начальное значение слова восходит к XIII веку: couvre-feu называлось специальное приспособление, которым накрывали перед сном домашний очаг. Данным понятием также обозначался колокольный звон как сигнал, предупреждающий о том, что наступило время всем идти по домам. Далее оно активно употребляется в период Второй Мировой войны в значении комендантский час [23]. В настоящее время couvre-feu употребляется в значении ограничения свободного передвижения в определенное время или локдаун: «Un couvre-feu restera imposé sur tout le territoire à partir de 21 heures chaque soir, sauf le 24 et le 31 décembre» (ограничение на свободное передвижение после 9 вечера останется в силе на всей территории, кроме 24 и 31 декабря, перевод наш) [13].

Согласно мнению исследователя Д.Е. Доманского, в настоящее время движущим фактором расширения лексического состава языка является принцип лингвистической экономии. Источником обогащения языка «выступает сам человеческий организм, который стремится избежать чрезмерной затраты физиологических усилий, всякого рода неудобств, осложняющих работу памяти, осуществление некоторых функций головного мозга, связанные с производством и восприятием речи», замечает исследователь [3, с. 10].

Изучив историю пополнения лексики французского языка, мы приходим к выводу, что основными источниками ее обогащения являются как экстралингвистические, так и внутриязыковые факторы. К первым относятся заимствования, коммуникативная потребность в наименовании новых реалий и понятий. К внутриязыковым факторам относятся принцип лингвистической экономии, эволюция семантики слова, смена регистра, в котором употребляется слово. На современном этапе развития языка значительное влияние на формирование неологической лексики оказало явление пандемии коронавирусной инфекции, что относится к экстралингвистическим факторам. Используя внутриязыковые резервы, язык реагирует на изменения в обществе, образуя новые лексические единицы. В настоящее время современное информационное пространство чрезвычайно открыто и публично [7, с. 53] и новые лексические единицы появляются в первую очередь именно на этом пространстве и употребляются в текстах периодической печати с учетом фактора адресата [9, с. 69], что может быть продемонстрированно следующими примерами:

«Vous savez comment conjuguer le verbe déconfiner, vous sourcillez en écoutant les arguments d’un covidiot ou vous craignez de devoir vous placer en quatorzaine?» [19].

«Ce dispositif, qui succède au passe sanitaire, ne change rien aux conditions de voyage des personnes vaccinées ou immunisées après une infection. Pour les non-vaccinés, en revanche, le test négatif n'est plus accepté nulle part ou presque» [21].

«...nos coronabdos ne ressemblent déjà plus à rien. On s’empiffre pour remplir un grovid, on devient graduvid, victime de la terrible immobésité qui, elle aussi, se répand» [22].

Подробной классификации и анализу неологических единиц периода пандемии COVID-19 посвящено наше дальнейшее исследование.

The concept of neologism in the works of French researchers and ways to expand the vocabulary of the French language in diachrony

Koltunova A.S.,
bachelor of 4 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Slastnikova Tamara Vasilyevna,
Deputy Head for Academic Work, Associate Professor, Department of Romance Philology, Institute of Foreign Languages of the The Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. The article examines the definitions of the concepts of neology and neologism in the works of French researchers, pays attention to the analysis of the peculiarities of attributing lexical units to the class of neologisms. Considering the extralinguistic and intra-linguistic factors of expanding of the vocabulary of the French language in diachrony, the peculiarity of the current stage of language development associated with the coronavirus pandemic is emphasized. A language reflecting the current state of society replenishes its vocabulary with new lexical units or expands the semantics of the units present in its lexical system.
Keywords: neologism, neology, pandemic, borrowings, semantics.