Научный руководитель: Сластникова Тамара Васильевна, заместитель заведующего по учебной работе, доцент кафедры романской филологии Института иностранных языков ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 811.11

Аннотация. Данная статья посвящена изучению и анализу понятия цвета в лингвистике. Тема цвета освещается в значительном количестве работ ввиду того, что цвет – это важнейший компонент жизни человека, который всегда находится в центре внимания учёных различных областей знаний, являясь междисциплинарным предметом исследования. Оставаясь универсальной категорией, цвет является дифференцирующим понятием для каждой культуры.

Ключевые слова: дискурс, лингвокультура, цвет, цветообозначение, языковая картина мира.

Цвет всегда занимал особое место в жизни социума и индивида. С помощью цвета человек воспринимает окружающую действительность, познаёт себя и мир. С помощью цвета можно создать определённое настроение, вызвать определённые эмоции и чувства.

Исследования цветообозначающей лексики представлены в большом количестве работ отечественных и зарубежных исследователей, в которых анализируются различные аспекты цвета. Колоративная лексика вызывает интерес у языковедов в течение долгого времени, так как эта тематическая группа слов постоянно пополняется новыми элементами. В последнее время предпринимаются попытки создать конкретный лингвистический термин для обозначения цвета. Так, например, в некоторых исследованиях используется термин «колороним» (О. Аркуша, С.Л. Кирьянов, Э.А. Николаева) или цветоним (Н.В. Морженкова, В.С. Репникова) без точного определения.

Американский психолог Э. Рош (E.H. Rosch) ввела понятие прототипа в области цветообозначений. Прототип – это член категории, который максимально полно воплощает характерные для неё свойства, и, в связи с этим цветообозначения можно распределить согласно принципу соотнесённости с цветовым прототипом. Категория цвета имеет центр (прототип), например, зелёный, и периферию, то есть более и менее прототипические члены (изумрудный, салатовый) [19].

Каждый язык отражает определённый способ восприятия и организации мира. В работах по лингвокультурологии отмечается, что цвет является концептом, константой той или иной культуры, и порой невозможно понять какое-либо культурное явление без учёта специфики цвета в данной культуре [10, c. 56]. То есть цветообозначения входят в языковую картину мира и формируют концепты в ментальности участников общения, реализуясь в их речевой деятельности, и обладают национально-культурным своеобразием, что следует учитывать в процессе обучения профессиональному межкультурному общению [13, 14].

Итальянский учёный У. Эко (U. Eco) считает, что «способ различения, сегментации и организации цветов разнится от одной культуры к другой» [18]. Цветовые системы различных языков могут отличаться, что объясняется цветовыми традициями народа или этноса, которые формируются в различных географических, исторических и социальных реалиях.

Рассматривая цветообозначения в терминах гастрономического дискурса французской лингвокультуры, В.В. Звягинцева отмечает, что во французском языке большое место занимают лексемы, связанные с гастрономическими образами. Это может объясняться особенностями народной коллективной французской ментальности: для французов еда является важнейшей интегративной частью национальной культуры и занимает одно из самых высоких мест по шкале ценностей [4, c. 76].

Как отмечают Т.В. Сластникова и Е.И. Черкашина в монографии, посвящённой подробному изучению цвета, общие природные цветовые ассоциации во многом похожи у людей разных национальностей. Символическая нагрузка цвета выполняет функцию упорядочивания объектов и явлений окружающего мира [10, c. 9]. Таким образом, цвет является дифференцирующим понятием для каждой культуры, оставаясь при этом универсальной категорией. Одно и то же цветообозначение может обладать разной символической нагрузкой и вызывать разные ассоциации у представителей разных культур. Здесь можно вспомнить о символике цветообозначений: всем известно, что белый цвет является эталоном света, радости, чистоты и непорочности в европейской лингвокультуре, тогда как во многих восточных культурах это цвет траура и скорби.

В своём исследовании Т.Ю. Светличная отмечает, что в начале своего развития практически во всех языках было только два слова, которые обозначали два цвета: белый и чёрный. Первым словом называли все светлые цвета, вторым – все тёмные. Затем появилось слово для обозначения красного цвета и его оттенков, а с дальнейшим развитием языков появлялось всё больше слов, которыми наименовались более тонкие оттенки [7, c. 5].

Американские лингвисты Б. Берлин и П. Кей (B. Berlin, P. Kay) в 1969 году ввели универсалистскую теорию о том, что цветовое познание является врождённым, физиологическим процессом, а не культурно обусловленным. Их исследование было призвано бросить вызов ранее господствовавшей теории лингвистической относительности, как уже говорилось ранее.

На материале 98 языков ими были выделены одиннадцать основных цветов (basic colours): blаск, blue, brown, gray, green, orange, pink, purple, red, yellow, white. В результате исследования были получены некоторые универсалии. Например, если утверждается, что в некотором языке есть только два цвета, то это чёрный и белый. Если три, то исследователи полагают, что третьим должен быть красный. Таким образом, исследователями была построена следующая иерархия цветов: black, white ⇒ red ⇒ green, yellow ⇒ blue ⇒ brown ⇒ gray, orange, pink, purple [16].

В исследовании Р.М. Фрумкиной отмечается, что выделение основных цветов и их оттенков обусловлено культурно, исторически и психологически, но не психофизиологически, поскольку с точки зрения психофизиологии все цвета равны. Автор подчёркивает, таким образом, что выделение Б. Берлином и П. Кеем одиннадцати основных цветов условно и неопределённо. [11]. Автор, в свою очередь, определяет 32 базовые цветовые лексемы, смысл которых известен, по её мнению, все носителям русского языка [11, c. 77].

По мнению Н.А. Сидоровой, ядро английской цветовой языковой картины мира составляют следующие лексемы: black, blue, brown, gray, green, orange, pink, purple, red, white, yellow. Все остальные цветообозначения относятся к разряду оттеночных [8, c. 182-183]. Я.С. Вишницкая, напротив, тоже считает, как и Р.М. Фрумкина, что основные цвета в английской языковой картине представлены шестью цветами: blue, green, orange, purple, red, yellow [3, c. 16].

Обращаясь к французской цветовой картине мира, следует отметить работу Г.А. Романович, в которой автор анализирует культурную и концептуальную картины мира французов на основе цветообозначений, и выделяет шесть базовых цветов, составляющих, по мнению автора, их цветовую картину: bleu, jaune, orange, rouge, vert, violet [6, c. 161]. Исследователь полагает, что, рассматривая цветовую палитру в русском и французском языках нужно обратиться к исследованию Б. Берлина и П. Кея, согласно результатам которого основные цветообозначения полностью совпадают во всех современных индоевропейских языках [16].

Цвет, помимо того, что он культурно обусловлен, является одним из слагаемых успеха в моде, рекламе и маркетинге, где его главная функция – привлечение внимания к товару, который словесно «окрашен» в особо привлекательный цвет, что, безусловно, вызывает интерес у лингвистов [10, c. 177].

Н.В. Морженкова полагает, что цветообозначения апеллируют к культурной памяти и воображению потребителя и поэтому используются в рекламном дискурсе для номинации признака объекта с одной стороны и метафорического акцента с другой стороны. Они также активизируют в сознании потребителя сложную сеть ассоциаций, которые создают культурно-релевантный образ. Цветообозначения в этом случае выступают в роли знаков и способны на языковом уровне задавать определённую ценностную ориентацию образа [5, c. 170].

А.П. Василевич считает, что товар может «упаковываться» в определённый цвет для привлечения к нему внимания посредством яркого, зачастую детализированного, метафорического переноса [2, c. 13]. Например, wild ginger crume, cherry passion crume, tiger eye crume, sweet honey. Однако нужно помнить, что богатую палитру ассоциаций вызывает связь цвета с символикой, которая актуализируется в контексте, а не сам цвет [5, c. 170-171].

Анализируя влияние гендерных стереотипов на функционирование цветообозначений в области моды, Э.А. Хабибулина подчёркивает их особую роль при составлении текстов разногендерной целевой аудитории. Автор статьи приходит к выводу о том, что в текстах, предназначенных для мужской аудитории, характерно использование названий травянистых растений, алкогольных напитков: цвет тростника, коньячный, тогда как в женском ассортименте приоритет отдаётся сравнению с цветами, плодами, сладостями: цвета фуксии, малиновый, цвета нуги [12, c. 116-120].

Таким образом, цвет – многоаспектное понятие, которое исследуется с позиций разных областей, зачастую не связанных с лингвистикой, и интерес к которому не иссякает на протяжении десятилетий. Изучение цвета предполагает систематизацию существующего разнообразия цветообозначений, подробное изучение которых предполагается нами в дальнейших исследованиях.

The concept of color in modern Russian and foreign linguistics

Bolshova A.V.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Slastnikova Tamara Vasilievna,
Deputy Head for Academic Work, Associate Professor, Department of Romance Philology, Institute of Foreign Languages of the The Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. This article is devoted to the study and analysis of the concept of colour in linguistics. The topic of colour is covered in a significant number of works due to the fact thatthis phenomenon is the crucial component of human life. It is always in the center of attention of scientists in various fields, being an interdisciplinary subject of research. While remaining a universal category colour represents a differentiating concept for each culture.
Keywords: discourse, linguoculture, colour, colour term, linguistic world-view.