Научный руководитель: Захарова Мария Валентиновна, доцент кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 81-26

Аннотация. В статье рассматриваются междометия в романе «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, их функции и классификация. Был проведен анализ междометий, передающих реакцию героев романа на окружающую действительность. Особое внимание уделяется междометию «Господи», его употреблению в речи персонажей в различных жизненных ситуациях.

Ключевые слова: междометие, междометия в речи героев, междометие «Господи», случаи употребления слова «господи», лингвистический анализ.

Междометия широко используются как в разговорной, так и в художественной речи, однако нужно признать, что эта категория слов изучена недостаточно.

Термин «междометие» ввел Мелетий Смотрицкий в «Грамматике» в 1619 году – в форме «междуметие».

К вопросу о междометиях в своих работах обращались такие ученые, как А.Х. Востоков, А.А. Потебня, А.А. Шахматов, Л.В. Щерба, В.В. Виноградов и многие другие. Однако многие аспекты требуют анализа, так как до сих пор нет единого мнения о понятии «междометия». Междометия часто используются в художественной речи, они помогают автору передать эмоции и состояние персонажей, а читателям лучше понять характер, внутренний мир героев, что определяет актуальность исследования роли междометий в различных художественных текстах.

Целью работы является выявление и анализ междометий как языковых «маркеров» речи героев. Для решения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1. определить понятие «междометие», рассмотреть его классификацию и функции;
2. выявить и проанализировать примеры междометий в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»;
3. обозначить роль междометий в тексте романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

Объектом исследования являются междометия в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», предметом – роль междометий в тексте «Преступление и наказание», как способ передачи эмоций и переживаний героев.

Материалом для исследования послужил роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» [4].

Для выполнения поставленных задач использовались следующие методы исследования: описательный метод, метод анализа.

Так как междометия в романе Ф.М. Достоевского раннее не становились объектом самостоятельного исследования, это определяет новизну нашего исследования.

Изучение междометий в русском языке идет уже на протяжении долгого времени, однако лингвисты так и не пришли к единому мнению о том, что такое междометие. Например, А.Х. Востоков определил междометие как отдельный «разряд слов, употребляемый <…> для невольного выражения чувствований и для звукоподражаний» [3, с. 449]. Л.В. Щерба определял междометие как «неясную и туманную категорию» [14, с. 67]. К.С. Аксаков [1] и А.М. Пешковский [7] не признавали междометия как слова: они считали, что междометие не выражает мысли, следовательно, не является словом. Иной точки зрения передерживались М.В. Ломоносов, А.А. Шахматов, В.В. Виноградов: лингвисты рассматривали междометия в качестве слов, так как они синонимичны языковым единицам. А.С. Стаценко указывает, что междометия и до сих пор остаются «одним из самых неоднозначно трактуемых классов языка» [11, с. 46]. Некоторые ученые не рассматривают междометия в качестве части речи, поскольку они не имеют категориальных значений и т. д. Эту точку зрения разделяют, например, М.В. Панов, О.П. Суник и др.

В русском языке существуют различные классификации междометий.

По составу междометия делятся на две категории: непроизводные (первичные) и производные (вторичные). Здесь большинство ученых сошлись во мнении. Например, у М.В. Ломоносова «междуметия» разделяются на две группы: 1) «свойственные», которые образовались сами собой, а не из других частей речи «ой, ба»; 2) «заимственные», которые формируются из других частей слова «горе, куды, о как!» [5, с. 100]. И до сих его точка зрения остается актуальной: в «Русской грамматике» Н.Ю. Шведова делит междометия по составу на «первообразные» и «непервообразные».

К первообразным относятся эмоциональные выкрики, восклицания. (а, ага, ай, ах, ба, ну, о, ох, тьфу, увы, фу, эй, эх); звукоподражания (агу, кхе-кхе, ха-ха-ха; гав-гав, иго-го, мяу, бряк и т. д.); междометия как «необычные для русского языка звуки» (брр, гм, дзинь-дзинь, тпру, тьфу) [10].

К группе непервообразных междометий относятся междометия, «связанные с существительными» (батюшки, боже, господи, дьявол, матушки, черт); междометия, связанные с глаголом (брось, будет, вишь, подумаешь, скажите, хватит); междометия, «связанные с местоименными словами, наречиями, частицами или союзам» (то-то, полно, прочь, тс, однако); фразеологизмы или устойчивые выражения (боже мой, господи боже мой, господи прости, черт побери, черт возьми, чтоб тебя); вокативные (призывные) междометия, образованные от обиходных названий соответствующих домашних животных» (кис-кис, цып-цып) [10].

По семантическим функциям междометия делятся на междометия, «обслуживающие сферы 1) эмоций и эмоциональных оценок, 2) волеизъявления и 3) этикета (приветствия, пожелания, благодарности, извинения). Деление междометий по семантическим функциям не совпадает с их делением по способам образования» [10].

А.Х. Востоков выделил выделил десять разрядов междометий в соответствии с их значением: 1) выражающие чувства, эмоции (а! ай! ах! о! ох! эх! у!); 2) производные от имен существительных (батюшки! глупости! ужас! беда! горе!); 3) представляющие собой эмоциональную характеристику (крышка! каюк! капут!); 4) выражающие волевые изъявления (вон! прочь! полно! стоп! тс!); 5) с оттенком модальности (ой ли? вот еще! ей-богу! черт с два!); 6) являющиеся своеобразными экспрессивными звуковыми жестами (мерси! спасибо! здрассьте! извиняюсь!); 7) бранные (черт возьми! черт побери!); 8) звательные (вокативные) (господи мой!); 9) воспроизводящие или звукоподражательные (бац! хлоп!); 10) глагольные (хлоп, шасть, трах) [3].

При изучении синтаксических функций междометий в тексте большинство ученых пришло к единой точке зрения. Так сформулировала, например, Н.Ю. Шведова: «междометия могут функционировать в качестве эквивалента предложения (1), модального компонента предложения (2), члена предложения (3)» [10].

В данном исследовании мы будем придерживаться точки зрения Н.Ю. Шведовой: «Междометия – это класс неизменяемых слов, служащих для нерасчлененного выражения чувств, ощущений, душевных состояний и других (часто непроизвольных) эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность» [10]. Для более глубокого изучения проблемы мы также рассмотрим междометия в художественном тексте, используя классификацию междометий (по происхождению), предложенную Н.Ю. Шведовой [10].

Роль междометий в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Язык Ф.М. Достоевского неоднократно становился предметом изучения. К этому вопросу обращались такие лингвисты, как В.В. Виноградов [2], Н.М. Чирков [12], И.В. Ружницкий [9] и др. Однако междометия в фокус этих работ не попадали. В.И. Муминов [6] в своей монографии рассматривал междометия, но в другом ракурсе – он изучал языковые и стилистические средства в общем (куда входят междометия).

Мы рассмотрели около ста писем Ф.М. Достоевского к его жене и другу Ч.Ч. Валиханову для того, чтобы узнать, как писатель воспринимал междометия. Писатель употреблял междометия только тогда, когда был очень эмоционален, в этих письмах мы встретили 30 междометий. Следует предположить, что Достоевский, используя междометия, передает эмоциональное состояние героев и в то же время раскрывает их характер.

В романе «Преступление и наказание» на 161246 лексем приходится 622 междометия (это 0,39%).

Рассмотрим междометия, которые Ф.М. Достоевский использует в речи героев (см. рисунок 1).

 Рис. 1. Междометия, которые Ф.М. Достоевский использует в речи героев романа «Преступление и наказание»

Рис. 1. Междометия, которые Ф.М. Достоевский использует в речи героев романа «Преступление и наказание»

1) Первая категория – первообразные междометия – эмоциональные выкрики, восклицания, (346 междометий ~ 55, 63% от общего количества междометий).

«- Эх, разврат-то как ноне пошёл! – повторил он (городовой) вслух, вздыхая» [4, с. 42] – в этой строчке междометие «эх» передает огорчение, смирение героя. Городовой «вздыхает» и тем самым принимает ситуацию.

«Гм… Так, значит, решено уж окончательно: за делового и рационального человека изволите выходить, Авдотья Романовна…» [4, с. 35] – звуковой комплекс «гм» передает озадаченность героя: Раскольников размышляет о женитьбе своей сестры и не рад этой новости.

«Вот они каковы, сочинители, литераторы, студенты, глашатаи… тьфу!» [4, с. 79]. Звуковой комплекс «тьфу» указывает на грубоватую экспрессию высказывания героя. Женщина (персонаж) недовольна и возмущена, какие сейчас «пошли» литераторы.

Междометий, выражающих чувства, больше половины, что свидетельствует о том, что речь героев очень эмоциональна.

2) Первообразные – звукоподражания. Обратимся к тексту: «И все будет, все будет около меня же круги давать, все суживая да суживая радиус, и – хлоп! Прямо мне в рот и влетит, я его и проглочу-с, а это уж очень приятно, хе-хе-хе. Вы не верите?» [4, с. 255]. Междометие «хлоп» помогает герою заинтриговать собеседника.

3) Третья – непервообразные междометия, связанные с местоименными словами, наречиями, частицами или союзам (их 30 – это 4,82%). Например, «– Полно, господа, не извольте драться в публичных местах. Вам чего надо? Кто таков? – строго обратился он к Раскольникову, разглядев его лохмотья» [4, с. 39].

4) Междометия, связанные с существительными (123 междометия ~ 19,77 % от всех междометий).

Например, «Батюшки, да ведь это наша Афросиньюшка! – послышался где-то недалеко плачевный женский крик» [4, с. 132].

5) Непервообразные междометия – фразеологизмы или устойчивые выражения (64 слова ~ 10,29%): «А впрочем, черт с ним» [4, с. 37] – здесь междометие «черт с ним» передает смирение героя с ситуацией.

В данной работе мы бы хотели остановиться конкретно на двух междометиях «господи», «боже» (71 (господи) и 38 (Боже)), так как в каких-то случаях это обращение к самому Господу (13). Например, когда Раскольникову накануне преступления снится страшный сон, после пробуждения он думает: «Да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове…» – и обращается к Богу: «Господи!.. покажи мне путь мой, а я отрекаюсь от этой проклятой… мечты моей!» [4, с. 50]; а в некоторых случаях это просто междометие, эмоциональная оценка (45), определенный блок слов «господи» можно отнести как к междометию, так и к обращению (15), так как мы не можем точно сказать, что подразумевает под ним герой. Например, после убийства процентщицы у Раскольникова была лихорадка, он терзал себя угрызениями совести и такое состояние его все больше угнетало: «А ну как совсем и не выздоровлю? Господи! Как это мне все надоело!..» Здесь мы не можем однозначно сказать в каком значении употреблено слово «господи» [4, с. 87].

В наше время в речи многих людей можно услышать слово «господи». Мы решили провести некую параллель. Было проведено два опроса среди людей в возрасте от 14 до 80 лет. Первый опрос заключался в том, что носители языка вкладывают в слово «господи», когда употребляют его в речи, варианты ответа были: ничего, образ Бога, как междометие, как пауза, другое. Результат таков: «как междометие» используют 76% людей, «ничего» – 13%, «образ Бога» – 10%, «пауза» – 1%.

Во втором опросе мы решили задать открытый вопрос: «Господи, как хорошо!». Какие образы возникают в вашем сознании при прочтении этого предложения? Результат оказался совершенно другим. Лишь у 5% опрашиваемых возник образ самого Бога, при прочтении, в остальных случаях большинство ответило «чувство умиротворения» либо «когда тебе очень хорошо».

Итак, многие употребляют слово «господи» как междометие, не вкладывая в него никакого смысла. В романе «Преступление и наказание» герои чаще используют «господи» и «боже» как междометия, но есть случаи, когда персонажи используют эти междометия как прямое обращение к Господу и когда персонажи никак не упоминают Господа.

Были рассмотрены все случаи употребления слова «Господи» каждым героем, результат таков: Сонечка Мармеладова – 23 раза, Раскольников – 15, Пульхерия Александровна – 12, Катерина Ивановна – 8, Порфирий Петрович – 5, Мармеладов – 3, Дунечка – 1, Разумихин – 1, городовой – 1, кучер – 1, процентщица – 1, автор – 1, священник – 1, эпизодический персонаж (женщина) – 1, Лужин 0, Свидригайлов – 0 (см. рисунок 2)

Рис. 2. Употребление слова «господи» в речи героев романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Рис. 2. Употребление слова «господи» в речи героев романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Далее были рассмотрены и проанализированы все случаи употребления слова «господи» в речи героев: как междометия (выделено зеленым цветом), как обращения (выделено голубым цветом), а также случаи, которые нельзя отнести ни к тому, ни к другому (выделено желтым цветом) (см. рисунок 3).

Рис. 3. Анализ употребления слова «господи» в речи героев романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Рис. 3. Анализ употребления слова «господи» в речи героев романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Герои в большинстве случаев используют «господи» в качестве междометия. Прямого обращения к Богу гораздо меньше. Есть персонажи, которые употребляли слово как междометие, но ни разу – как обращение. Нередки случаи, когда мы не можем точно определить, что именно герой подразумевал под «господи».

Следует сказать о том, что упоминание господа отражается в характере героев и в отношении автора к ним, так как для Ф.М. Достоевского это имеет большое значение: писатель был верующим, и в самом романе «Преступление и наказание» есть библейские мотивы. Можно выделить три типа: персонажи, которые верят в Бога и обращаются к нему (Сонечка), тем самым симпатичны Достоевскому, есть персонажи, которые достойны дальнейшей жизни, они встали на «исправный путь» (Раскольников, Пульхерия Александровна, Катерина Ивановна, Мармеладов, Дунечка и др.), а есть персонажи «недостойные дальнейшей жизни», они ни разу ни упоминают слово «господи» (Лужин, Свидригайлов).

Итак, междометия – это класс неизменяемых слов, которые выражают различные чувства, эмоции и волеизъявления.

Междометия играют значительную роль в художественном тексте. Проведенное исследование междометий, выражающих различные эмоции в русском языке, позволило выявить, что во многих случаях характер героев открывается читателю через их речь (монолог, диалог), а также мысли. Помогают в этом им (читателям) «языковые маркеры» – междометия.

В романе можно выделить героев, которые обращаются к Господу, в которых «живет Бог» (Сонечка и Раскольников); героев, которые упоминают слово «Господи» как междометие в определенных жизненных ситуациях (Пульхерия Александровна, Катерина Ивановна, Мармеладов, Дунечка, эпизодические персонажи) и героев, которые воздерживаются от упоминания слова «Бог» в своей речи. (Лужин и Свидригайлов).

Interjections in F.M. Dostoevsky’s «Crime and Punishment»

Varvarina V.O.,
bachelor of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Zaharova Maria Valentinovna,
Associate Professor of the Department of the Russian Language and Methods of Teaching Philological Disciplines of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. The article deals with interjections, their functions and classification in the novel «Crime and Punishment» by F.M. Dostoevsky. An analysis of interjections was carried out that convey the reaction of the heroes of the novel to the surrounding reality. Particular attention is paid to the interjection «Lord», its use in the speech of characters in various life situations.
Keywords: interjection, interjections in the speech of heroes, interjection «Lord», cases of the use of the word «Lord», linguistic analysis.