Научный руководитель: Машошина Виктория Сергеевна, доцент кафедры английской филологии Института иностранных языков ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук
Код уникальной десятичной классификации: 81.255.2

Аннотация. Данная статья посвящена изучению особенностей передачи иронии в англоязычной художественной литературе на материале юмористической повести Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». В исследовании рассматриваются существующие классификации иронизмов в отечественной лингвистике и анализируются индивидуально-авторские средства и способы вербальной репрезентации иронии, включая повтор, метонимию, полисемию и др.

Ключевые слова: стилистические приемы, ирония, литература, Джером К. Джером.

Опыт исследования природы комического и категории иронии в философии и литературе восходит к периоду античности и получает первое осмысление в трудах Аристотеля, Платона и Цицерона. Многовековая традиция изучения данного феномена приводит к его вовлечению в сферу различных наук и областей знания: риторики, философии, эстетики, а позднее психологии, социологии, литературоведения и лингвистики. В филологических исследованиях термин «ирония» приобретает «зонтиковый» характер (З.А. Заврумов), а категория комического допускает значительную вариативность толкования, поскольку может рассматриваться с позиций коммуникативного подхода (П. Прайс, В.Л. Наер), лингвокультурологии (В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин), стилистики (О.С. Ахманова, Е.А. Земская, О.Ю. Коновалова и др.).

Этимологически слово «ирония» связано с древнегреческой лексемой eirōneia, что буквально означает «притворство» [4], и в самом широком понимании может определяться как «троп, состоящий в употреблении слова в смысле обратном буквальному с целью тонкой или скрытой насмешки» [2, с. 349].

Принимая во внимание многообразие подходов к способам интерпретации анализируемого вида иносказательной изобразительности, отметим, что единственно верной и общепринятой классификации понятия иронии не существует в лингвистической парадигме. Взгляды российских и западных учёных на рассматриваемую проблему разнятся в зависимости от фокуса исследования, и различные авторы вносят свой вклад в изучение теории иронии. Так, отечественные лингвисты чаще всего выделяют вербальную, ситуативную, стилистическую, текстовую, ассоциативную, концептуальную иронию (О.П. Ермакова 2017, С.И. Петрова 2011, А.В. Сергиенко 1995).

Во многом схожую типологию иронии предлагает шведский литературовед Л. Эллестером (Lars Elleström) [9]. В классификацию учёного входят следующие виды анализируемого стилистического приёма: verbal irony (словесная), situational irony (ситуационная), cosmic irony (космическая ирония), romantic irony (романтическая ирония), dramatic/tragic irony (драматическая/трагическая ирония), socratic irony (Сократова ирония), structural irony (структурная ирония), stable/unstable irony (стабильная/ нестабильная ирония) [9, с. 56].

Процесс распознания иронии в тексте представляет значительные трудности для исследователя, поскольку средства и способы её вербальной репрезентации многообразны. По мнению Е.В. Мартьяновой, на языковом уровне к ним относятся:

  • узуальные иронизмы (иронические слова, фразеологические обороты, речевые стереотипы и др.);
  • лингвистическая ирония (прием вторичной номинации, осуществляемой на основе противоположности);
  • эстетическая ирония (стилистические приемы с использованием фонетико-графических или словообразовательных средств, каламбуры, нарушение лексической сочетаемости, оксюморон, метафора, олицетворение, гипербола, перифраза, метонимия и др.) [5, с. 8].

Настоящее исследование посвящено рассмотрению некоторых способов передачи иронии в юмористической повести Дж. К. Джерома (Jerome Klapka Jerome) «Трое в лодке, не считая собаки» (Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog), 1889). История трёх приятелей, которые отправляются в путешествие вверх по Темзе, чтобы поправить здоровье, и берут с собой фокстерьера по кличке Монморенси, не теряет своей актуальности и по сей день. Ирония в анализируемом произведении играет важную роль, выступая как «общий принцип построения текста» [6, с. 55], а её объектом являются различные аспекты быта и традиций, современности и исторической действительности, характера и нравов англичан.

Так, готовность трудиться и профессиональные качества героев повествования зачастую становятся предметом иронических высказываний автора в различных контекстах повести. Например, описывая причину, по которой три приятеля не могут одновременно начать свое путешествие, Джером остроумно подмечает, что Джордж нагонит их позже, так как будет спать в каком-то банке до обеда: «Harris and I would go down in the morning, and take the boat up to Chertsey, and George, who would not be able to get away from the city till the afternoon (George goes to sleep at a bank from ten to four each day; except Saturdays, when they wake him up and put him outside at two)» [3, p. 19]. В данном контексте, на наш взгляд, представлен хрестоматийный пример передачи лингвистической иронии как приема вторичной номинации, осуществляемой на основе противоположности, поскольку автор прибегает к лексической замене словосочетаний «to go to work» и «to finish work» на контекстуально противоречащие им «to go to sleep» и «to wake up», что, определенно, вызывает улыбку у читателя.

Джером К. Джером уделяет значительное внимание критике такого типичного человеческого порока, как лень. Например, пытаясь изощренно увильнуть от необходимости грести на лодке вверх по реке, Джей аргументирует это тем, что он выполняет больше работы, чем все остальные. При этом рассказчик иронически подчеркивает свою готовность сделать все, что потребуется: «I am doing more work than I should do. It is not that I object to the work, mind you; I like work: it fascinates me. I can sit and look at it for hours. I love to keep it by me: the idea of getting rid of it nearly breaks my heart» [3, с. 181-182]. В этом же контексте рассказчик остроумно рассуждает о том, какую гордость ему доставляет проделанная работа: «I take a great pride in my work, I take it down now and then and dust it» [3, с. 182]. Ненормативная лексическая сочетаемость, к которой автор прибегает в словосочетании to take down and dust work, определенно создает комический эффект и служит средством непрямого выражения отрицательной оценки привычек и характера героя.

Предвосхищая исход речного путешествия трёх джентльменов, автор иронически сочувствует им с самого начала повести. Вспомним эпизод, когда герои только собиралась в свое увлекательное путешествие: «How they pile the poor little craft mast-high with fine clothes and big houses» [3, с. 31]. Джей, Джордж и Гаррис полностью нагружают свое судно, заваливая его вещами до самого верха мачты. Герои запаслись разной утварью, «громоздким и бессмысленным хламом», как говорит автор. Не оставь они эту идею, искатели приключений непременно бы потерпели крушение в самом начале пути. Здесь словосочетания craft mast-high и big houses производят комический эффект, поскольку звучат неуместно и противоречат реальной ситуации. Из приведенного фрагмента мы понимаем, что путешественники не способны в полной мере оценить свои риски.

Многочисленные передряги и забавные происшествия преследуют героев на протяжении всего пути. Кроме того, комичные ситуации описываются и в лирико-философских отступлениях, часто встречающихся на страницах повести, которые «создают модель экстралингвистической реальности» [7, с. 42]. Например, в подзаголовке третьей главы автор упоминает «прелести утреннего купания»: «Delights of early morning bathing» [3, с. 27], которые на самом деле зачастую оборачиваются купанием в бурном море в ветреную погоду: «When I do get to sea, it is rather rough and insulting» [3, p. 34]. В данном контексте авторская ирония и комичность ситуации основаны на эффекте обманутого ожидания, поскольку то, к чему читателя готовит подзаголовок, оборачивается собственной противоположностью. Таким образом, в заголовочных комплексах данного текста не только «происходит одновременная реализация двух основных функций языка – языка как средства общения и его функциональной особенности обобщать» [1, c. 6], но и содержится образно-эмоциональный посыл, который соотносится с экспрессивной стороной произведения.

Нередко авторская ирония в анализируемом тексте вербализуется благодаря стилистическому несоответствию формы и содержания излагаемого. Так, в двенадцатой главе Дж. К. Джером описывает, как путешественники безмятежно скользят по сверкающей глади Темзы: «We seemed like knights of some old legend, sailing across some mystic lake into the unknown realm of twilight, unto the great land of the sunset. We did not go into the realm of twilight; we went slap into that punt, where those three old men were fishing» [3, с. 149].

Ироничность этого примера заключается в том, что автор описывает ситуацию, используя высокий стиль, книжные эпитеты и слова с выраженной эмоционально-экспрессивной окраской. Герои повествования представляют, будто бы они рыцари из древней легенды, переправляющиеся через мистическое озеро в неизведанное царство навстречу прекрасному закату. Предавшись мечтаниям, герои не замечают, как едва не потопили ещё одну лодку с тремя престарелыми рыбаками.

Одним из ярких примеров того, как выражению иронии одновременно могут служить несколько стилистических приемов, включая лексический повтор, метонимический перенос и полисемию, является следующий отрывок из предпоследней главы повести: «As we stood, waiting for the eventful moment, I heard someone behind call out: «Hi! look at your nose» I could not turn round to see what was the matter, and whose nose it was that was to be looked at. I stole a side-glance at George’s nose! It was all right <…> And then another voice cried: “Push your nose out, can’t you, you – you two with the dog!» Neither George nor I dared to turn round. <…> Was it us they were calling to? What was the matter with our noses? Why were they to be pushed out! But now the whole lock started yelling, and a stentorian voice from the back shouted: «Look at your boat, sir; you in the red and black caps. It’s your two corpses that will get taken in that photo, if you ain’t quick» [3, с. 215]. В данном фрагменте иронический эффект достигается благодаря тому, как автор обыгрывает многозначность слова nose в значениях 1) the part of the face (часть тела человека) и 2) the front of a vehicle (передняя часть транспортного средства) [8]. Комизм описываемой ситуации, в том числе достигается благодаря рассеянности путешественников, которые едва не уходят под воду, увлекшись фотосъёмкой. Здесь к иронии примыкает целый спектр тропов и фигур речи: повтор, метонимия (когда часть – нос лодки – упоминается вместо целого), а также полисемия.

Подводя итог проведенному исследованию, подчеркнем, что средства и способы вербальной репрезентации иронии в повести Дж. К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» многообразны. В ходе анализа к ним были отнесены лексическая замена, нарушение лексической сочетаемости, стилистическое несоответствию формы и содержания излагаемого, повтор, метонимия, полисемия. В ряде случаев ирония ситуативно обусловлена. Соответственно, представляется возможным определить индивидуально-авторские способы ее репрезентации, опираясь на достаточно широкий контекст или всю структуру нарратива целиком. Очевидно, что юмор Дж. К. Джерома актуален и сегодня благодаря своей лёгкости, оптимистической тональности и разнообразию комических положений, в которых каждый без труда может узнать себя.

The Peculiarities of Expressing Irony in Jerome K. Jerome’s «Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog)»

Biserova A.D.,
bachelor of 4 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Mashoshina Victoria Sergeevna,
Associate Professor of the Department of English Philology at the Institute of Foreign Languages of Moscow City University, PhD

Аnnotation. This article focuses on the peculiarities of expressing irony in English-language fiction based on the humorous story by Jerome K. Jerome «Three in Men a Boat (To Say Nothing of the Dog)». The study examines the existing classifications of ironisms in Russian linguistics and analyzes the author’s individual means and methods of verbal representations of irony, including repetition, metonymy, polysemy, etc.
Keywords: stylistic devices, irony, literature, Jerome K. Jerome.