Научный руководитель: Лоскутникова Мария Борисовна, доцент кафедры русской литературы института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 821.161.1

Аннотация. Статья посвящена анализу центрального образа в романе К.М. Симонова «Солдатами не рождаются» (1962) – характера генерала Серпилина. Показано, как при сюжетной разработке писателем этого характера осуществлено взаимодействие в нем индивидуального и общего. Рассмотрены приемы художественного психологизма, с помощью которых сформирован указанный образ.

Ключевые слова: литературный характер, сюжет, художественный психологизм, приемы психологизма, индивидуальное и типическое в образе.

Пушкинская формула «судьба народная и судьба человеческая» [7] актуальна во все времена. К этой теме часто обращались писатели-фронтовики, которые хотели не просто изобразить войну, но и показать сложный внутренний мир людей, на долю которых выпало самое страшное испытание. Для создания ярких литературных характеров, воплощающих единство типического и индивидуального, необходимо быть писателем-психологом, который глубоко проникает в сознание людей. С начала XX века актуализируются представления о художественном психологизме, который А.Б. Есин определяет, как «достаточно полное, подробное и глубокое изображение чувств, мыслей и переживаний вымышленной личности с помощью специфических средств художественной литературы» [3, с. 5].

Одним из писателей-психологов можно назвать К.М. Симонова, однако научное изучение творчества данного писателя с 1990-х годов оказывается практически в забвении. Для Симонова Великая Отечественная война стала центральной темой творчества. Работа в качестве военного корреспондента помогла писателю увидеть войну «не «извне», а «изнутри» – глазами тех, кто был на фронте» [5, с. 169], в силу чего Симонов анализировал пережитое, осмысляя решения и поступки людей. Результатом размышлений стала трилогия «Живые и мертвые», которая принесла писателю широкую известность.

Произведения, входящие в трилогию, охватывают период с июня 1941 года по июль 1944 года, но каждый роман посвящен конкретной крупной операции Великой Отечественной войны. Первый роман «Живые и мертвые» был написал в 1959 году. В нем представлены летние месяцы 1941 года – от начала войны до контрнаступления Красной армии под Москвой. Вторая книга – «Солдатами не рождаются» (1962) – посвящена героической обороне Сталинграда и операции «Уран». Третий роман – «Последнее лето» (1971) – освещает наступательную операцию «Багратион» летом 1944 года.

По мнению Л.А. Финка, «единство всех трех книг сцементировано <…> верностью Симонова принципам историзма. Писатель выстроил сюжет как отражение трех временных отрезков, позволяющих достаточно полно показать движение истории» [9, с. 278]. При этом Л.А. Финк отмечал, что роман «Солдатами не рождаются» – наиболее совершенное произведение Симонова.

Для романа «Солдатами не рождаются» Симонов выбирает одно из ключевых и переломных событий в истории Великой Отечественной войны – Сталинградскую операцию. Но военные действия в романе оттесняются личными трагедиями героев. По мере развития сюжета Симонов переносит внимание на психологию людей, наделяя героев монологами, которые помогают осмыслить исторический процесс. Актуализируя мысль В.М. Жирмунского о «художественно-психологическом задании», которое стоит перед писателем, М.Б. Лоскутникова подчеркивает «важность» наблюдений за их изменениями [4, c. 92].

На материале войны писатель стремится раскрыть общие закономерности жизни, именно поэтому на первый план в романе выдвигаются философско-этические вопросы, такие как мораль в условиях войны [6, с. 201]. Симонов выводит на первый план сложные частные отношения между героями, которые помогают раскрыть индивидуальные черты каждого персонажа.

В романе «Солдатами не рождается» выделяются три центральных героя – бывший военкор, ставший солдатом, Иван Синцов, генерал Серпилин и военврач Таня Овсянникова. Как и в первом романе «Живые и мертвые», Симонов показывает войну глазами разных людей, и каждый герой переживает личное горе. В данной работе внимание будет сосредоточено на том, как частное и индивидуальное переплетается с общественным в судьбе генерала Серпилина, как развивается данный характер.

В первом романе «Живые и мертвые» Симонов представил историю героя. Талантливый военный, Серпилин в годы репрессий по ложному обвинению отправлен в лагерь. Освобождение из лагеря пришлось на самое начало войны, и Серпилин сразу ушел на фронт. Во втором романе «Солдатами не рождаются» Серпилин по-прежнему видит войну с высоты своего опыта, он четко осознает свое место: «его дивизия была всего-навсего малой частью того действительно огромного, что совершалось <…> это было возвышающее душу чувство своей хотя бы маленькой, но бесспорной причастности к чему-то такому колоссальному, что сейчас не умещается в сознании…» [8, с. 12].

Одним из приемов художественного психологизма является внутренний монолог, автор как бы «подслушивает» мысли героя [2, с. 59]. Симонов достаточно часто использует данный прием, чтобы отразить определенный психологический процесс в сознании героя. Однако, создавая образ Серпилина, Симонов усложняет данный прием и показывает всё происходящее глазами Серпилина, хотя прямого внутреннего монолога героя в романе нет. Так, И.Л. Вишневская справедливо указывала: «Серпилин молчит. Но звучат <…> его мысли, вызванные на свет не только волею автора, но и страстной силой <…> мыслительной работы героя» [1, с. 178].

Многие исследователи (Л.А. Финк, Л.А. Плоткин) отмечали, что образ Серпилина – самый удачный у Симонова. Для Серпилина военное дело – это профессия, дело жизни. Раскрывая движущееся сознание этого героя, Симонов показывает, что война – это народное бедствие. Для командира на войне люди становятся ресурсом, и в крупных операциях потери считают ротами, батальонами или даже взводами: «Написал в приказе букву – а кто-то умер. Провел сантиметр на карте – а кто-то умер» [8, с. 45]. А за каждым днем войны стоят страдание и смерть, трагедии семей, личная трагедия каждого человека. Симоновский Серпилин показан как командир, который стремился беречь каждого, потому что понимал свою ответственность не только за солдат, но и за тех, кто ждет их с фронта, – матерей, жен, детей.

В образе Серпилина Симонов воплотил идеал военачальника, который предан своему делу, умеет анализировать как чужие, так и свои и поступки, и мысли. Так, в первом романе трилогии Симонов изображает Серпилина как на фронте, так и дома. Однако в личные взаимоотношения Серпилина с женой – Валентиной Егоровной – Симонов не углубляется, акцентируя внимание только на моментах, касающихся войны. Во втором романе трилогии Симонов раскрывает семейную драму, поскольку именно в судьбе Серпилина отчетливо отражается соединение общественного бедствия и личных трагедий: известие о том, что жена Серпилина больна и находится в критическом состоянии, застает героя в напряженный боевой обстановке, когда необходимо взять высоту Бугор. Симонов сравнивает душу человека, «только что испытавшего глубокое личное потрясение, но вынужденного заниматься неотложными делами», с рекой, «где одно под другим, не смешиваясь, с разной быстротой тянут воду два разных течения» (Курсив мой. – А.С.) [8, с. 64]. Как и в первом романе, можно проследить взаимосвязь трагического и героического, которая определяет замысел Симонова. Писатель показывает, что Отечественная война смешает акценты в сознании людей, поэтому Серпилин остается на фронте еще на сутки, чтобы лично завершить начатую военную операцию, несмотря на то, что его жена на грани жизни и смерти.

Серпилин не однолинейный герой – Симонов создает сложный, многогранный образ, проникая во внутренний мир героя. Внешне Серпилин остается невозмутимым и спокойным, мысли героя заняты предстоящей операцией, но в подсознании неотступна тревога за жену: «Надо было брать высоту Бугор – а у него умирала жена. Надо было решать, какого комбата посильней поставить на место убитого Тараховского, – а у него умирала жена. Надо будет убрать подальше от дороги, чтобы не разбомбили, второй эшелон батальона связи – а у него умирала жена. Надо будет пробить заблаговременно, до начала наступления, вторую снежную дорогу к фронту <…>, – а у него умирала жена...» [8, с. 64]. Глубоко анализируя человеческую душу, Симонов не просто показывает внутренние переживания человека, писатель акцентирует внимание на глубинных чувствах и эмоциях. Постоянно возвращая читателей к настойчивой тревожной мысли Серпилина – «а у него умирала жена» – Симонов выдвигает потрясение человека на первый план. Несмотря на жестко-мужественное решение Серпилина остаться на фронте и провести боевую операцию, сам бой в произведении не изображается, Симонов говорит только о результате: «Ночная операция сошла благополучно. Бугор окружили и взяли…» [8, с. 73]. Для писателя важно показать одновременность разномасштабных, казалось бы, состояний человека, который погружен в свои переживания и не может избавиться от настойчивых мыслей о судьбе жены.

Если ранее Симонов изображал героя как талантливого военачальника, преданного своему делу, то в романе «Солдатами не рождаются» Серпилин показан как любящий муж, который теряет жену: «Что значила в его жизни эта умиравшая на его глазах женщина? Со стороны, наверное, казалось, что не так уж много, потому что была служба, и война, и половина жизни в разлуках. Но это только казалось: он-то знал, чем она была для него!» [8, с. 88-89]. В романе возникают новые сюжетообразующие мотивы: Симонов говорит о близких человеческих отношениях, которые разрушает война.

Личное и общественное в судьбе Серпилина «пересекаются» и тогда, когда Симонов вводит в сюжетную структуру романа семейную историю героя. Конфликт в семье Серпилина актуализирует острый вопрос того времени: важность веры в невиновность человека. Серпилин усыновил Вадима – сына Валентины Егоровны – в пятилетнем возрасте и воспитывал как своего. Во время массовых репрессий Вадим отказался от Серпилина, признав в нем врага народа, и взял фамилию родного отца – героя гражданской войны Василия Яковлевича Толстикова. Последний разговор матери и сына спровоцировал сердечный припадок Валентины Егоровны, поскольку она не смогла понять поступок сына и не смогла простить этого предательства.

В структуре внутренних монологов Серпилина Симонов использует самоанализ героя. Серпилин размышляет над отношениями с Вадимом, уже вернувшись на фронт, но даже в сложной боевой обстановке герой проводит рефлексию: «Яблоко от яблоньки», «сын за отца не отвечает» ... все это так, слова. «А отец за сына?» [8, с. 527]. Серпилин анализирует свой вклад в воспитание Вадима и приходит к выводу, что поступки сына – это проявление трусости. Серпилин ставит интересы своей страны выше личной выгоды, поэтому он настойчиво призывает сына ехать на фронт, а не отсиживаться в Москве, когда родина требует исполнения военного долга.

На Великой Отечественной войне граница между личным и общественным стирается, и Серпилин понимает, что в сложное военное время его отлучка с фронта, из-под Сталинграда, – щедрая возможность вернуться к нормальной (вневоенной) жизни. Самоанализ героя вплетается автором в речь повествователя: «…вызвать его <…> к умирающей жене было очень щедро, <…> а что ему, легче от этого? Может быть, легче, а может, и тяжелее. Может тем, кому совершенно невозможно даже и подумать об отлучке с фронта <…> чем-то даже легче от этой не зависящей от них невозможности. Наверное, это была несправедливая мысль, но она все-таки пришла ему в голову» [8, с. 97]. Симонов вводит риторический вопрос и дает двойной ответ. Возвращение на фронт после похорон жены Серпилин воспринимал как возможность отстраниться на время от личных переживаний: «В глубине души он начинал сознавать это и был благодарен судьбе, которая облегчи́ла его горе тем единственным, чем это горе можно было облегчи́ть» [8, с. 145].

В судьбе Серпилина сильнее, чем в судьбах других героев романа, взаимоотражаются личное горе и народная трагедия. Мировосприятие генерала Серпилина значительно шире, чем у окружающих, поэтому он понимает, что у каждого солдата на войне остаются переживания за близких, что «частное» горе становится в масштабах военного времени лишь частью большой человеческой трагедии. Однако каждый отдельный человек острее всего ощущает именно свою боль. Так, во время заключительной операции в Сталинградской битве Серпилин узнает о смерти сына, которого убило в первом же бою. Личное горе на какое-то время заслонило для Серпилина войну, он понимал, что «надо было собраться во что бы то ни стало и наконец хотя бы через силу начать думать об этом немце, а не о себе и о сыне» [8, с. 36], но сделать это даже такому человеку, как Серпилин, было невыносимо трудно. Симонов раскрывает в этом эпизоде Серпилина как отца, который несмотря ни на что любил сына и потрясен потерей. Это переплетение личной и общественной трагедии наиболее заметно в сцене допроса немецкого военнопленного. Серпилину казалось, что сидящий перед ним немец виноват в смерти Валентины Егоровны, в смерти Вадима и в довоенной судьбе самого Серпилина. Однако Симонов развивает в сознании Серпилина мысль: виноват фашизм.

На Великой Отечественной войне советский человек – часть огромной силы, которая противостоит фашизму. В романе «Солдатами не рождаются» герои сталкиваются с трудностями военного уклада жизни, с новой военной реальностью: «Только всюду и слышишь: «убит». Люди уже начинают забывать, что можно умереть не от бомбы <…> а от болезни» [8, с. 91]. Симонов индивидуализирует судьбу генерала Серпилина, в которой личное неотделимо от общего. Герою дважды теряет самых близких людей, и сложная семейная трагедия представляет собой цепь из взаимосвязанных событий. Сложные внутренние противоречия, которые являются результатом личных переживаний и пониманием важности своего положения на фронте, Симонов показывает с помощью психологического анализа, проводимого повествователем, а также с помощью самоанализа героя, представленного во внутренних (необращенных) монологах. Соединение в образе Серпилина трагического и героического проявляется в том, что герой предан своему делу и не позволяет себе поддаваться личным чувствам, несмотря на то, что дважды переживает личное горе.

«Fate of the people» and «fate of human» in K.M. Simonov’s novel «Soldiers are not born»: subject «crossroads» and psychological depths in the structure of the image of General Serpilin

Sizova A.V.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Loskutnikova Maria Borisovna,
Docent of the Department of the Russian Literature of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Docent

Annotation. The article is devoted to the analysis of the central image in the novel by K.M. Simonov «Soldiers are not born» (1962) – the character of General Serpilin. It is shown how, during plot development, the writer of this character carried out the interaction of the individual and the general in him. The methods of artistic psychologism, with the help of which the specified image is formed, are considered.
Keywords: artistic psychologism, psychologism techniques, literary character, typical and individual in character.