Код уникальной десятичной классификации: 17.022.1

Аннотация. В статье представлен анализ категорий добра и зла в русских народных сказках. Подчёркивается, что добро и зло часто бывают ярко маркированы внешне и внутренне: злой герой непривлекателен, обладает дурным характером и совершает плохие поступки; добрый герой полностью ему противоположен. Выделены случаи, когда чёткая маркированность зла отсутствует, и герой может вполне благопристойно выглядеть внешне, обладая при этом дурными качествами и совершая злые поступки. Делается вывод о сложности реализации категорий добра и зла в русской сказке.

 Ключевые слова: добро и зло, категории, сказка, русская сказка, проблема добра и зла.

по итогам X Межвузовской аспирантской
научно-практической конференции
«Наука в цифровом обществе»

Медиатизация современного общества, в том числе детской аудитории, требует обращения исследователей к категориям добра и зла, представленным в русских народных сказках. Проблема соотношения и борьбы добра и зла является одной из основных антропологических проблем. Она заложена в самой сути человеческого характера и требует от любого человека пристального внимания и изучения с целью понять устройство собственной жизни и общества. Решению проблемы добра и зла уделяли внимание многие знаменитые мыслители: Ф.М. Достоевский [5], И.А. Ильин [8], Н.Ф. Фёдоров [11] и др. Современные философы рассматривают добро и зло как исторические и динамические категории, в трактовке которых нашли отражение «самые общие морально-нравственные представления общества на протяжении веков, начиная с древних времен» [1, с. 11], отмечают противоречивость этих понятий и то, что «в мире многие вещи могут являться одновременно и добром и злом» [9, с. 157].

Философия добра и зла анализируется исследователями на самом разном материале, в том числе на материале литературных произведений, как народных, так и авторских. Д.А. Дульский и О.А. Курбатова рассматривают вариант решения этой проблемы в произведениях Джона Рональда Толкина и отмечают, что «размышления о Боге и дьяволе, добре и зле, человеке, его судьбе и смысле его жизни, гуманизме» [6, с. 145] составляют суть произведений писателя. А.Н. Березина выявляет трансформацию классических представлений о добре и зле в произведениях Ф.К. Сологуба и Л.С. Петрушевской [3]. Становится предметом исследования и проблема добра и зла в русских народных сказках. С. Домрачева отмечает, что «противопоставление добра злу является жанрообразующей идеей волшебных сказок» [4, с. 258]. А.К. Елина обнаруживает, что «положительные персонажи русских народных сказок ассоциируются, прежде всего, с молодостью, красотой и умом, а отрицательные – со старостью и внешней непривлекательностью» [7, с. 74]. Большой вклад в философскую трактовку добра и зла в русской сказке внёс Е.Н. Трубецкой [10]. Необходимо выявить, всегда ли существуют характерные признаки (в том числе внешние), с помощью которых реализуются в тексте русской народной сказки категории добра и зла.

Цель статьи – рассмотреть русские народные сказки с точки зрения репрезентации в них категорий добра и зла. Материалом для исследования стали сказки, собранные А.Н. Афанасьевым.

Добро и зло в русских сказках резко противопоставлены, по сути всё развитие событий, движение сюжета всегда происходят как отражение борьбы добра и зла, как путь добра, преодолевающего зло и достигающего успеха. В сказках действует положительный герой, который является воплощением добра, и отрицательный персонаж, или антигерой, который олицетворяет зло.

Отрицательный герой обычно разительно отличается от положительного и внешне, и внутренне. Ярким примером является баба-Яга – старая, уродливая, занимающаяся людоедством. И таких злых героев в русских сказках немало.

Однако зло не всегда маркировано внешне. Например, в сказке «Чудесная дудка» злой персонаж – главная героиня Алёнушка, которая хладнокровно убивает своего братца, Иванушку, чтобы забрать у него кувшин с ягодами и заслужить за него от родителей «красные чоботы»: «Алёнушка тотчас вынула острый нож и зарезала братца, выкопала яму и схоронила его, а кувшин с ягодами себе взяла» [2, с. 72]. Поступок сестры выглядит довольно неожиданным для читателя, ему предшествует рассказ о том, что мальчик собирает ягоды старательно, а сестра «всё ест да ест; только две ягодки и положила в коробку» [2, с. 72]. Указана и причина убийства: «Завистно стало Алёнушке» [2, с. 72]. В сказке нет упоминания о том, что злая героиня непривлекательна внешне. Её характеристике как носительницы зла служат только её поступки.

Данный тип злого героя вполне иллюстрирует высказывание Е.Н. Трубецкого: «Где светлые силы дремлют и грезят, там тёмные силы действуют и разрушают» [10, с. 48]. Алёнушка наказана именно за свои действия, они являются сильным маркером зла при отсутствии других маркеров, таких как уродливая внешность или злые речи.

В сказке «Сивка-бурка, вещая каурка» мы тоже не видим ярких маркировок добра и зла. Главный герой, третий сын – дурак, оказывается единственным из сыновей, соглашающимся «сидеть» три ночи на могиле родителей так, как отцом перед смертью было завещано. Старшие браться боятся и отказываются исполнить сыновний долг. Именно дурак начинает олицетворять в сказке добро, и он вознаграждён за свои поступки. Отправной точкой становится благословение, которое он получает от умершего отца: «Сиди, моё дитятко; Господь с тобою! вот тебе от меня великое благословение» [2, с. 75]. Братья не только трусливы, они ещё и высокомерны: «Да где тебе такого коня достать! Утри прежде под носом-то» [2, с. 76], и это те качества, которые делают их в сказке олицетворением зла. Не жестокость, не людоедство, а трусость и высокомерие. Данные маркеры выступают слабыми признаками, характеризующими зло, но в русской сказке оказываются достаточными.

Е.Н. Трубецкой отмечал, что «сказка заключает в себе что-то для всех народов и для всех времён важное и нужное, а потому незабываемое» [10, с. 4]. Понятие «важного и нужного» неразрывно связано в русской сказке с категориями добра и зла. В народных представлениях отражается, что важно и нужно человеку трудолюбие, терпение, добросердечие, исполнительность, верность, смелость, скромность, простота и многие другие качества; их начинают олицетворять добрые, положительные герои. Отрицаются же зависть, леность (во вред другим), коварство, которые воплощают зло и злые персонажи.

В финале русских сказок добро всегда одерживает победу над злом. Однако эта победа всё же относительна. Алёнушка разоблачена, благодаря волшебной дудке, выросшей на могиле убитого братца, однако братец не воскрес. Назвать победу добра полной в этой ситуации довольно сложно.

Итак, в русской сказке категории добра и зла получают сложные реализации. Зло не всегда ярко маркировано внешне и даже поступками злых героев. Злой герой может быть вполне привлекателен, а его негативные черты могут быть неочевидны для окружающих. Однако злые поступки либо негативные качества характера оказываются важнее внешности и мнимой благопристойности. Отсутствие однозначных маркировок у зла и злых героев указывает на сложность реализации категорий добра и зла в русских народных сказках, чётком представлении, сложившемся у русских людей о том, что добро не всегда легко отграничить от зла, что необходимо судить о доброте и злобности окружающих не по внешности, а по результату их деятельности.

The problem of good and evil in Russian fairy tales

Stelmakhova L.A.
postgraduate student of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Аnnotation. The article presents an analysis of the categories of good and evil in Russian folk tales. It is emphasized that good and evil are often clearly marked externally and internally: the evil hero is unattractive, has a bad character and commits bad deeds; the good hero is completely opposite to him. Cases are highlighted when there is no clear marking of evil, and the hero can look quite decently outwardly, while possessing bad qualities and committing evil deeds. The conclusion is made about the complexity of the realization of the categories of good and evil in the Russian fairy tale.
Keywords: good and evil, categories, fairy tale, Russian fairy tale, the problem of good and evil.