Код уникальной десятичной классификации: 811.133.1

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы формирования и раскрытия основных русских образов в романе французского писателя русского происхождения Андрея Макина «Le testament français».

Ключевые слова: французская литература, Андрей Макин, Le testament français, французский роман, русские сюжеты.

Андрей Макин – французский писатель русского происхождения, который родился в Красноярске в 1957 году, а в 1987 г. эмигрировал в Париж. За время жизни во Франции автор написал и опубликовал множество романов, в каждом из которых освещается жизнь людей в России в советский период, раскрывая таким образом неожиданные композиции и став оригинальным писателем на стыке культур [14].

По мнению исследователей творчества писателя, тема России является главной в его творчестве, например, в таких романах как «Дочь Героя Советского Союза» (1990), «Время реки Амур» (1994), «Французское завещание» (1995), «Исповедь разжалованного знаменосца» (1992), «Преступление Ольги Арбениной» и др. [11, с. 190]. За роман «Французское завещание» (Le testament français) в 1995 г. Андрей Макин получает сразу две награды – самую престижную во Франции Гонкуровскую премию и премию Медичи. Такой литературный прорыв закрепил за автором одно из центральных мест в современной французской и мировой литературе. Кроме этого, по мнению Н. Назаровой, проза Андрея Макина совмещает русскую и французскую традиции [17]. Поэтому, изучение романа «Le testament français» позволяет углубить способы раскрытия русских сюжетов в произведениях на иностранных языках [6; 12], затронуть вопросы идентичности [17] и чуждости [7], ценностей [18] и традиций [3; 4], тонкостей смыслов [1], межкультурной коммуникации [2; 13] и диалогичности [15]. При анализе произведения важно использовать субъект-субъектный способ чтения, чтобы открывались авторские смыслы, а не собственная интерпретация [2; 5].

В романе «Le testament français» показаны две страны, две культуры, противопоставление которых позволяет лучше понять и почувствовать Россию и Францию. Главным образом эти культуры проявляются через персонажей.

В романе два центральных персонажа: Шарлотта и Алеша. Можно утверждать, что на протяжении всего романа именно эти герои открывают для читателя два мира: России и Франции. Повествование романа идет от имени Алеши, пытающегося найти свое место в мире, понять себя. Мальчик любит рассматривать фотографии в семейном альбоме, играть с коллекцией камней, слушать рассказы французской бабушки Шарлотты Лемонье, которая и раскрывает французскую тему романа [9, с. 204].

Каждое лето, когда внук приезжает к ней, Шарлотта рассказывает мальчику о волшебной Франции – «Атлантиде», используя старые газетные вырезки, которые хранит в чемоданчике. Сама Шарлотта живет в городке Саранзе, находящемся посреди степи, оживающей в глаза маленького Алеши под влиянием невероятных по его мнению историй: L'étroit balcon de Charlotte planait dans le souffle épicé de la plaine, à la frontière d'une ville endormie, coupée du monde par l'éternité silencieuse des steppes. Chaque soir ressemblait à un fabuleux matras d'alchimiste où s'opérait une étonnante transmutation du passé. Les éléments de cette magie étaient pour nous non moins mystérieux que les composantes de la pierre philosophale [16] («Узенький балкон Шарлотты плыл в пряном воздухе равнинного раздолья на краю уснувшего города, отрезанный от мира безмолвной вечностью степей. Каждый вечер был подобен волшебной реторте алхимика, где совершалось удивительное преображение прошлого. Элементы этой магии были для нас не менее таинственными, чем составляющие философского камня») [10].

Так бабушка прививает мальчику любовь к Франции, к французскому языку. Постепенно Алеша заинтересовался французской культурой, начал искать книги и любую информацию о стране. Герой перечитал все доступные ему романы французских авторов, а Франция манила и очаровывала его все больше. В книгах и рассказах бабушки Шарлотты Алеша видел способ убежать от реальной жизни, которая пугала его.

Однако французская реальность, рассказанная бабушкой, воспринимается ребенком с определенным русским оттенком: La réalité russe transparaissait souvent sous la fragile patine de nos vocables français. Le président de la République n'échappait pas à quelque chose de stalinien dans le portrait que brossait notre imagination. Neuilly se peuplait de kolkhoziens. Et Paris qui se libérait lentement des eaux portait en lui une émotion très russe [16] (Русская действительность часто просвечивала сквозь хрупкую паутину наших французских вокабул. В портрете Президента Республики, который рисовало наше воображение, не обошлось без сталинских черт. Нёйи населяли колхозники. И Париж, от которого постепенно отступала вода, был проникнут чисто русским настроением…) [10]. Таким образом, в голове детей Франция принимает русские черты.

Примечательно, что большая часть истории России ХХ века показана глазами француженки, заставшей ужасные события [9, с. 204]: Шарлотта Лемонье пережила гражданскую войну, пройдя пешком огромное расстояние в поисках матери, работала за кров и пищу в период раскулачивания, видела, как арестовывали мужа во время сталинских репрессий. Француженка стойко воспринимала все происходящее, разделяла судьбу государства, которое выбрала для жизни. Шарлотта становится свидетельницей становления новой страны и идеологии. Меняются язык, ценности, искусство, религия. Церкви становятся «обезглавленными», не избегает своей участи даже дом, где живет француженка, – любые «излишества» должны быть уничтожены. Именно потому, что многие события показаны глазами Шарлотты, черты русского национального характера описаны ярче. Например, француженке чужды фатализм и смирение, свойственные русским персонажам.

Чем старше становится Алеша, тем острее он воспринимает страну, где родился и вырос, ищет для нее место в своем сердце. Франция Шарлотты кажется ему выдуманной и сказочной, совершенно не реалистичной на фоне жизни в России. Первое столкновение с реальностью происходит на уроке истории. В рассказах бабушки Николай II предстает молодым монархом, вызывающим и вызывает восхищение, в школе же – это деспотичный тиран, загубивший множество человек. Алеша рассказывает: Quand je prononçais en russe «ЦАРЬ», un tyran cruel se dressait devant moi; tandis que le mot «tsar» en français s'emplissait de lumières, debruits, devent, d'éclats de lustres, de reflets d'épaules féminines nues, de parfums mélangés – de cet air inimitable de notre Atlantide [16] (Когда я произносил по-русски «царь», передо мной возникал жестокий тиран; а французское «tsar» наполнялось светом, звуками, ветром, сверканьем люстр, блеском обнаженных женских плеч – неповторимым воздухом нашей Атлантиды) [10].

С русской реальностью особенно остро мальчик сталкивается после смерти родителей, когда в жизни появляется тетка, сестра отца [9, с. 205]. Правда поражает подростка, вызывает неоднозначные чувства. Взрослея, он начинает присутствовать при разговорах гостей и родных на кухне. Так, он знакомится с историями людей, узнает судьбу своей бабушки, перенесшей множество лишений, войн, бедствий на своем веку. Особенно Алешу удивили рассказы о жестокости и вседозволенности Берии. Анализируя свое состояние, мальчик подмечает сложные чувства: Donc, en principe, tout est permis. C'est Béria qui m'a appris cela. Et si la Russie me subjugue c'est parce qu'elle ne connaît pas de limites, ni dans le bien ni dans le mal. Surtout dans le mal [16] (Значит, в принципе, все дозволено. Этому научил меня Берия. И Россия меня покоряет именно тем, что не знает границ ни в добре, ни во зле. Особенно во зле) [10].

Кроме Шарлотты и ее внука, в романе есть примечательные образы, позволяющие раскрыть тему русских сюжетов. Например, житель маленького городка Гаврилыч. Писатель создает образ обычного русского пьяницы, который найдется в любом дворе. Он не ладит с окружающими, постоянно ругается и пьет, наводит страх при одном появлении. Гаврилыч имеет нетвердую походку зигзагом и вечно покачивается. Только с Шарлоттой он ведет себя уважительно, и даже ведет с ней дискуссии.

Кроме Гаврилыча показаны и жительницы соседних домов. Это настоящие фольклорные бабушки, «вышедшие прямо из сказок со своими теплыми шалями, мертвенно-бледными лицами и костлявыми, почти синими руками, покоящимися на коленях» [10]. В детстве именно в доме, населенном такими женщинами, Алеша чувствовал «дыхание России», ее присутствие в жизни каждого: C'était celle de la vie ancienne, ténébreuse et très primitive dans sa façon d'accueillir la mort, lanaissance, l'amour, ladouleur. Une sorte de climat pesant, mais plein d'une étrange vitalité, en tout cas le seul qui puisse convenir aux habitants de cette énorme isba. Le souffle russe… [16] (Какая-то особая атмосфера, гнетущая, но в то же время насыщенная странной жизненной силой, - во всяком случае, только в такой атмосфере и могли существовать обитатели этой громадной избы. Дыхание России…) [10].

Еще одна важная составляющая в создании и воплощении русских сюжетов в романе – природа и климат [11, с. 192]. Автор рисует бесконечные просторы. Россия состоит из огромных лесов, степей, гор и морей. Дом Шарлотты находится в степи, на которую открывается невероятный вид из окна. В подростковом возрасте, внук и бабушка любят ходить на берег Волги, читать там книги и просто проводить время вместе. Описаны и суровые погодные условия. Например, во время Гражданской войны Шарлотта со своей матерью вынуждены выживать во время суровой зимы, выискивая скромное пропитание и дрова для отопления старой избы. Им помогли заготовки с лета и осени, столь необходимые в жестких условиях.

Показаны и условия жизни советского народа. Однажды Алеша рассказывает, как стоял в огромной очереди за апельсинами и как все обернулось провалом из-за уставших людей вокруг. Дефицит, лишения, бесконечные очереди и магазины со скудным выбором товаров становятся неотъемлемой частью образа России в романе «Le testament français».

Таким образом, раскрытие образа России в романе Андрея Макина «Le testament français» происходит с помощью введения французской темы. В сознании главных героев интересно соединяются два мира, две разные культуры [8, с. 9]. Россия и Франция преображены фантазией мальчика и памятью бабушки. Идет постоянный диалог между двумя менталитетами и культурами [12]. Однако, в отличие от Шарлотты, мальчик-рассказчик остро чувствует свою принадлежность и к России, и к Франции, на протяжении всего повествования старается разобраться в своих чувствах, обрести мир и найти свое место. Будучи уже взрослым, Алеша эмигрирует во Францию, где начинает писать и мечтает пожить с бабушкой в Париже. Писатель раскрывает сложные чувства главного героя к родине, подчеркивает, что восхищение граничит со страхом, любовь с презрением. История России показана глазами француженки, заставшей эти события и выделившей особенности русского характера и образа жизни. Значительной частью образа России становятся детали, описывающие как советскую политическую идеологию, так и повседневную жизнь людей. Это и учеба в школе, и танцевальные вечера подростков, и бесконечные очереди в магазинах, и Гаврилыч с бабушками во дворе.

Писатель изображает Россию как страну с огромными просторами и суровым климатом, к которому сложно приспособиться. А Франция предстает волшебной и вызывающей восхищение у юного героя. Это волшебное пространство, где можно укрыться от реальности, погрузиться в атмосферу любви, свободы и магии.

Russian plots in the novel «Le testament français» by Andrei Makine

Glotova A.A.
student of the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article addresses the issues of forming and revealing Russian plots in Andrew Makin’s, who is a Frenchman of a Russian descent, novel «Le testament français».
Keywords: French literature, Andreï Makine, le Testament français, French novel, Russian plots.