Код уникальной десятичной классификации: 882

Аннотация. Темой настоящей статьи является джаз в романе «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова. На различных примерах показывается, как джазовая музыка функционирует в произведении как лейтмотив и как она влияет на создание представленного мира. Приводятся также историческая сведения как о самом джазе, так и о его развитии в России.

Ключевые слова: джаз, музыка, «Мастер и Маргарита», лейтмотив, Михаил Булгаков.

Темой настоящей статьи является джаз в романе «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. К теме музыки в этом произведении часто обращались литературоведы и музыковеды. Прежде всего они обращали внимание на упоминание известных композиторов в романе, ссылки на «Фантастическую симфонию» Гектора Берлиоза, схожесть структуры произведения с музыкальными произведениями Игоря Стравинского, использование названий оперных голосов для различия персонажей. Однако о джазовой музыке исследователи писали мало.

Классической музыки в «Мастере и Маргарите» больше, чем джазовой. Но можно найти несколько фрагментов, в которых обращение к джазу является очень важным. Сначала стоит вспомнить, каким было положение джазовой музыки во время событий, происходящих в романе – в 20-е годы ХХ века. Как известно, 1929-1934 годы в США – это период острого экономического кризиса, называемый великой депрессией. Это время было тяжёлым испытанием и для джазовых музыкантов. Собственники ликвидировали рестораны, ночные клубы и музыкальные студии – места, где музыканты зарабатывали на жизнь. Представители «старой школы» – Мортон, Оливер, Кеппард, игравшие в стиле Диксиленд Джазбенд, вошли в историю. Новый стиль– свинг – только начинал зарождаться.

В России первым джазовым музыкантом был Валентин Яковлевич Парнах, игравший в начале 20-х годов. В конце 20-х – начале 30-х годов самыми известными музыкантами являлись Леонид Осипович Утёсов и Яков Борисович Скоморовский. Они играли в стиле музыкантов, о которых упоминалось выше, в стиле, похожем на Диксиленд Джезбенд и композитора Паула Лайтмана. Так было потому, что все музыкальные новинки попадали в СССР на пять лет позже, чем в Европу. Кроме того, джаз в СССР не прижился.

Сначала джазовая музыка в СССР ассоциировалась с диверсионной деятельностью и поэтому преследовалась. В популярной статье о джазовой музыке «О музыке толстых» Максима Горького можно найти такой фрагмент: «Но вдруг в чуткую тишину начинает сухо стучать какой-то идиотский молоточек – раз, два, три, десять, двадцать ударов, и вслед за ними, точно кусок грязи в чистейшую, прозрачную воду, падает дикий визг, свист, грохот, вой, рёв, треск; врываются нечеловеческие голоса, напоминая лошадиное ржание, раздаётся хрюканье медной свиньи, вопли ослов, любовное кваканье огромной лягушки; весь этот оскорбительный хаос бешеных звуков подчиняется ритму едва уловимому, и, послушав эти вопли минуту, две, начинаешь невольно воображать, что это играет оркестр безумных, они сошли с ума на сексуальной почве, а дирижирует ими какой-то человек-жеребец, размахивая огромным фаллосом» [2].

Сталинское время было тяжёлым периодом для джазовых музыкантов. Можно сказать, что на территории СССР джаз почти не развивался. Именно этим негативным представлением о джазовой музыке Булгаков пользуется чаще всего.

Джаз в «Мастере и Маргарите» – это музыка самого чёрта. Джаз непосредственно ассоциируется с шалостями и развалом. Так, например, в книге А.В. Никулиной «Музыка романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» можно найти упоминание о фокстроте в главе «Чёрная магия и её разоблачение», где фокстрот предвосхищает проделки чёрта: «Маленький человек в дырявом жёлтом котелке и с грушевидным малиновым носом, в клетчатых брюках и лакированных ботинках выехал на сцену Варьете на обыкновенном двухколёсном велосипеде. Под звуки фокстрота он сделал круг, а затем испустил победный вопль, отчего велосипед поднялся на дыбы. Проехавшись на одном заднем колесе, человек перевернулся вверх ногами, ухитрился на ходу отвинтить переднее колесо и пустить его за кулисы, а затем продолжал путь на одном колесе, вертя педали руками» [1, с. 135].

Как пишет Никулина, этот фокстрот вместе с маршем, который заканчивает эту главу, образуют единое целое. Музыка, сначала спокойная, затем переходит в безумный грохот. Марш является «ни на что не похожим по развязности своей». Люди начинают вести себя, как звери. Наступает хаос. Важно и то, что при звучании фокстрота человек «испустил вопль». Этот вопль появляется во всех отрывках, в которых звучит джаз. Можно это проследить на следующих примерах.

Несколько раз в романе звучит Джаз Аллилуйя, он сопутствует нечистой силе: «И ровно в полночь в первом из них что-то грохнуло, зазвенело, посыпалось, запрыгало. И тотчас тоненький мужской голос отчаянно закричал под музыку: «Аллилуйя!!», это ударил знаменитый Грибоедовский джаз» [1, с. 69].

Этот мотив можно понимать по-разному. Во-первых, он может быть ссылкой на песню «Аллилуйя» Винцента Юманса, которая, как известно, была очень популярна среди друзей Булгакова.

Но мы можем также сказать, что это «Аллилуйя» связано с иронией. Именно ироническое использование библейских мотивов является одной из черт романа. Крик, который обозначает «хвала тебе, господи», здесь объявляет действия чёрта. Как отмечалось выше, джаз «Аллилуйя» звучит во время сообщения о смерти Берлиоза, достигая в этот момент своего апогея: «Тонкий голос уже не пел, а завывал: «Аллилуйя! Грохот золотых тарелок в джазе иногда покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в кухню. Словом, ад» [1, с. 69].

Сложно не заметить, что мотив нарастающего напряжения реализуется в романе несколько раз. Он появляется в главе «Великий бал у сатаны», где обнаруживается это напряжение, но немного по-другому. В первом отрывке, в котором появляется джаз-банд, пробующий играть громче и лучше, чем классический оркестр. Но вскоре джаз-бэнд играет вместо оркестра (читатель, впрочем, не знает, это тот же джаз-банд или уже другой, и что случилось с оркестром). И всe музыканты превращаются в обезьян: «На эстраде за тюльпанами, где играл оркестр короля вальсов, теперь бесновался обезьяний джаз. Громадная, в лохматых бакенбардах горилла с трубой в руке, тяжело приплясывая, дирижировала. В один ряд сидели орангутанги, дули в блестящие трубы. На плечах у них верхом поместились весёлые шимпанзе с гармониями. Два гамадрила в гривах, похожих на львиные, играли на роялях, и этих роялей не было слышно в громе и писке и буханьях саксофонов, скрипок и барабанов в лапах гиббонов, мандрилов и мартышек. На зеркальном полу несчитанное количество пар, словно слившись, поражая ловкостью и чистотой движений, вертясь в одном направлении, стеною шло, угрожая все смести на своём пути. Живые атласные бабочки ныряли над танцующими полчищами, с потолков сыпались цветы. В капителях колонн, когда погасало электричество, загорались мириады светляков, а в воздухе плыли болотные огни» [1, с. 310].

Вскоре после этого фрагмента наступает последний выход Маргариты на балу, также появляется сам Воланд, нечистая сила и наступает кульминационный момент бала.

Рассматривая эпизод превращения музыкантов в обезьян, следует отметить, что здесь во второй раз джаз представлен как музыка неограниченной свободы и даже дегуманизации. Музыканты не играли, они бесновались на сцене. Звуки – то не музыка, а грохот и писк.

Танцующие люди в исступлении сметают всё, что встречается им на пути, не останавливаясь ни перед чем. В этом можно обнаружить отражение страха, ощущаемого властями вo время жизни Булгакова. Болота могут быть связаны с Новым Орлеаном, колыбелью джаза, выбор этого символа не случаен (вместо, например, пароходов). Джаз – это музыка зверей, ведущая к превращению людей в животных. Можно подумать о возможном расистском подтексте этой сцены. Однако использование персонифицированных животных является мотивом, к которому автор в романе обращается часто, и я считаю, что такие соображения являются чрезмерным толкованием.

Также интересно описание джаз-банда в начальной части этой главы: «Он хлопнул себя по коленке раз, потом накрест по другой два, вырвал из рук крайнего музыканта тарелку, ударил ею по колонне. Улетая, Маргарита видела только, что виртуоз-джазбандист, борясь с полонезом, который дул Маргарите в спину, бьёт по головам джазбандистов своей тарелкой и те приседают в комическом ужасе» [1, с. 301].

Комизм и безумие заметны здесь в поведении дирижёра, желающего произвести впечатление на Маргариту. В то же время его поведение противоречит поведению классического дирижёра – Иоганна Штрауса, ужас которого проявляется в бледности и в скованности движений. Это также противопоставляет два музыкальных жанра – серьёзную классику и необузданный джаз. Несмотря на то, что дирижёр бьёт музыкантов тарелкой по головам, они демонстрируют только притворный ужас. Игривый джаз допускает такое поведение, не воспринимает его всерьёз.

Подводя итог размышлениям, хотелось бы подчеркнуть, что в богатом мире музыки в романе «Мастер и Маргарита» джаз занимает второстепенное место по отношению к классической музыке. Несмотря на это, Булгаков умело использовал молодой, недавно появившийся жанр в создании художественного мира произведения. Особенно отчётливо это видно в моментах, когда подчёркивается «дьявольский» характер события, например, во время бала у Воланда. Незначительные ссылки на историю джазовой музыки свидетельствуют об интересе автора к музыкальной культуре, но в то же время и о понимании джаза как лёгкой музыки, предназначенной для развлечения. Это даёт музыкальное свидетельство об эпохе и делает мир, созданный Булгаковым, ещё более многомерным и насыщенным различными метафорами.

Jazz in the M. Bulgakov’s novel «Master and Margarita»

Pawłowska W.,
bachelor 2 courses, Wroclaw university, Wroclaw, Republic of Poland (Uniwersytet Wrocławski).

Annotation: This paper regards jazz music in the novel «Master and Margharita». Given examples show how this specific music genere was functioning as a leitmotiv but also how big impact it had on the creation of diagetic world. It also deal with a historical background of jazz music in Russia.
Keywords: jazz, music, «Master and Margharita», leitmotiv.