Код уникальной десятичной классификации: УДК: 365.4; 908; 93/94

Аннотация. В статье рассматривается история развития советского жилищного строительства в 1950-е – 1960-е годы и становление крупнопанельного жилищного строительства, которое породило термин «хрущевки».

Ключевые слова: история жилищного строительства, жилищное право СССР, жилье, хрущевки, пятиэтажки, панельное домостроение, индивидуализм.

«Вот передняя наша, вот и вешалка наша.
Вся квартира наша, наша.
Кухня тоже наша, наша.
Наши окна, наши двери.
Я глазам своим не верю!»
(Д. Шостакович, отрывок из оперы «Москва – Черемушки»)

Рост жилищного строительства с 1956 по 1963 гг. значительно увеличился, национальный фонд жилья вырос почти в 2 раза – с 640 до 1 184 млн. кв. м. Таким образом, за данный период в СССР было построено больше жилья, чем за предшествующее сорокалетие [18]. Только в Москве в 1961 г. было построено 3 700 тыс. кв. м. жилья против 500 тыс. кв. м. в 1950 г., что давало людям надежду перебраться из коммунального жилья в отдельные квартиры в обозримой перспективе. Жилищный фонд городов и рабочих поселков к 1971 году по сравнению с дореволюционным периодом увеличился в 8,5 раз. Средняя обеспеченность жителя в этом же году составила 11 кв. м. общей площади. Таким образом, Советский Союз по числу новых квартир на тысячу человек занимал одно из первых мест в мире [7].

«Хрущевки» изначально строились как временное жилье, которое в «ближайшем будущем» предполагалось сменить на более комфортные дома. В эти годы, с высоких трибун, руководители государства обещали построение коммунизма к 1980 г., что должно было привести к улучшению условий проживания советских людей. Коммунизм построен так и не был, а дома, рассчитанные на определенный срок, эксплуатируются до сих пор. Прошло уже более 60 лет с момента их построения, и они не вызывают особой радости у населения. Напротив, согласно опросам Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) 80% жителей пятиэтажек поддерживает новую программу сноса ветхого жилья и переселения [3].

Однако, в то время, получение гражданами новых квартир поменяло и отношение к власти как таковой. Сам лозунг Никиты Сергеевича Хрущева по построению коммунизма к 1980 году в народе был воспринят если уж не с верой, то с настоящим воодушевлением. Жизнь в собственных квартирах с приходом «хрущевок» перестала являться прерогативой богемной элиты и чиновников высокого уровня и стала доступна остальному населению. С другой стороны, началось более интенсивное имущественное расслоение граждан. Безусловно, в стране с коммунистической идеологией подобные ситуации должны были бы дать понять о «правильности» направления избранного государством курса. Однако, дифференциация по имущественному признаку позже еще более усилилась и усугубила социальную ситуацию внутри страны. Поэтому эпоху массового жилищного строительства (1960-е годы) можно без преувеличения назвать началом отхода от идей по построению равного коммунистического общества.

Само крупнопанельное жилищное строительство (КПД) зародилось в нашей стране во второй половине 30-х годов XX века. Постоянно возникали проблемы обеспечения жильем населения. К 1940 году городской фонд СССР составлял 421 млн. кв. м. общей площади [11]. Именно поэтому возникла идея по типизации жилого сектора. Унифицированный подход в архитектуре по всем подсчетам давал существенную экономию средств, но вместе с тем имел главный недостаток – однообразность фасадов. Такой архитектуры в СССР практически еще не было, исключение составляли некоторые, с определенным функционалом здания (не комплексного строительства) социально-бытовой направленности: школы, детские сады, дома культуры. Жилые дома продолжали разрабатываться по индивидуальным проектам.

Первым крупным проектом по построению нового типа жилья можно с уверенностью назвать так называемый «Ажурный дом» на Ленинградском проспекте. С 1936 по 1940 год по проекту архитекторов А.К. Бурова и Б. Н. Блохина, инженеров А.И. Кучерова и Г.Б. Карманова в стиле арт-деко строится первый крупнопанельный бетонный дом (с блоками заводского изготовления). Фактически это первый прообраз т.н. «хрущевок». Эксперимент оказался вполне удачным. Шестиэтажный жилой дом, балконы которого закрыты витиеватым орнаментом, благодаря которым и было получено это прозвище. Забегая вперед, можно предположить, что архитекторы предугадали одну из проблем будущего – захламленные жильцами балконы с такими ажурными решетками помогают не портить фасад дома.

Великая Отечественная война принесла много проблем жилищному городскому хозяйству. За годы войны в стране было уничтожено около 70 млн. кв. м. жилой площади, в результате чего в послевоенный период люди жили в полуподвальных помещениях, ветхих домах, бараках, землянках, ютились в коммунальных квартирах. Средств на строительство и содержание жилищного фонда просто не хватало. Для строительства новых зданий были мобилизованы немецкие военнопленные. До сих пор во многих городах бывшего Советского государства существуют так называемые «немецкие городки», то есть микрорайоны и целые районы, построенные по немецким технологиям и планам. Безусловно, такие стройки не могли решить в полной мере проблемы с жильем, однако помогли добиться некоторых улучшений.

Немецкие архитектурные жилищные проекты во многом были спроектированы под влиянием такого направления как гигиенистика. Начиная с 70-х годов XIX века в Германии начинаются научные исследования на тему жизненного пространства для человека в жилом помещении. Одним из самых заслуженных исследователей в этой области является Эрнст Нойферт. Именно ему мы и обязаны теми габаритами, которые присутствуют в отечественных «хрущевках».

Факт строительства в 50-60–е годы вызван, однако, не только очевидностью необходимости этого строительства, но, также, и попыткой повысить политический рейтинг нового лидера страны. В нашей стране, в период правления Н. С. Хрущева, активно развивались новые отрасли народного хозяйства, одним, возможно – наиболее важным из которых стало жилищное строительство. Были переосмыслены его задачи строительства, в результате чего возникла глобальная домостроительная отрасль.

Безусловно, до 1953 года предпринимались определенные попытки в изменении политического курса, относительно жилищного строительства. Так, на XIX съезде ВКП(б) – КПСС (5 – 14 октября 1952 г.) в Москве были озвучена проблема дефицита жилья и строительство новых домов выдвигалось как одно из приоритетных задач. В этом же году был даже объявлен конкурс на лучший фасад крупнопанельного жилого дома. Однако представленные на нем проекты были еще очень далеки от так называемых «хрущевок».
Настоящая реорганизация в строительстве началась в связи с политикой «Нового курса» объявленного Г.М. Маленковым. Именно это время и можно считать началом отсчета новой эпохи в жилищном строительстве нашей страны.

В 1948-1955 годах в Москве с использованием методов стандартизации и унификации (т.е. введения «серийности») было осуществлено экспериментальное строительство двух жилых массивов в районе Песчаных улиц (метро Сокол) и Образцового района, около станции метро Университет. В дальнейшем эти стройки получили обобщенное название «школы жилищного строительства».

В целом, середина 1950-х гг. ознаменовалась крутым поворотом в советской архитектуре. Вот что писали газеты того времени: «В Академии архитектуры СССР бытует «теория», согласно которой эстетическая сторона в зодчестве является определяющей, и потому дома, не удовлетворяющие эстетическим требованиям, относятся не к архитектуре, а к категории «простого строительства». Нет необходимости доказывать беспочвенность и нелепость этой «теории» [2]. Позже, об этом напишут так: «Внешне-показная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами», характерная для сталинской эпохи, теперь «не соответствует линии Партии и Правительства в архитектурно-строительном деле. … Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений» [6].

На втором Всесоюзном совещании строителей, созванном 2 июня 1954 года, Н.С. Хрущев в своем докладе возложил вину за недостаток жилья непосредственно на самих архитекторов. Это они: «…понимают архитектуру слишком эстетически, как художественную деятельность, а не как средство удовлетворения насущных потребностей советского народа. Это они тратят народные деньги на никому не нужные красоты, вместо того, чтобы строить проще, но больше». Во время этого же выступления Никита Сергеевич сравнил недавно построенную гостиницу «Ленинградская» в Москве с церковью («внутри не люстра, а паникадило», «…не вход в лифт, а вход в алтарь» [6]). В результате разработчиков лишили Сталинской премии.

4 ноября 1955 года было принято постановление № 1871 ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Именно оно официально завершило эпоху «сталинского ампира» в советской архитектуре. На смену ей пришла типовая архитектура. Само слово «архитектор» отныне становится ругательным, потому что настоящим руководителем строительства реально становится инженер-конструктор. Примечательно, что здания спроектированные и строящиеся во время выхода данного постановления претерпели различные как внешние, так и внутренние изменения. Появилось даже новое понятие – «обдирные дома», то есть дома, которые наполовину успели отделать, облицевать. Тем не менее, на XX съезде КПСС в 1956 году, кроме уже обыденного клеймения архитекторов («недопустимо чтобы миллионы рублей тратились на бессмысленное украшательство в угоду дурному вкусу некоторых архитекторов» [8]), было постановлено о еще большей экономии – было постановлено о необходимости снизить себестоимость жилья на 20%.

Была поставлена задача в кротчайшие сроки решить проблему с дефицитом жилья и достигнуть массового роста жилищного фонда СССР [10]. Главной экономической задачей стало стоимость переселения в новую квартиру сделать равной по стоимости переселению в квартиру коммунальную (т.е. комнату).

Был выведен Госстандарт жилья. Для однокомнатной квартиры был создан так называемый коэффициент «К1» (предполагал 10-20 м жилой площади квартиры, и 9 м остальной площади), для двухкомнатной «К2». Это помогло сократить жилые помещения до абсолютного минимума, тем самым сэкономив на их строительстве. Еще одним предложением было убрать из домов лифты. В этом случае экономия достигала 8 % от общей стоимости строительства дома. Так как на тот момент медицинские работники разрешали подниматься без лифта только до 5 этажа, эту цифру и приняли за основу строительства. «Из-за невероятной нужды в жилье, – вспоминал позже Н.С. Хрущев, – мы вынуждены были, пересматривая проекты, выжимать все лишнее, чтобы поскорее удовлетворить большее число нуждающихся» [12].

Как писал журнал «Работница» в 1957 году, в каждой квартире предполагалась кухня площадью 6 кв. м. с холодным шкафом под окном, совмещенный санузел, прихожая и гардеробная пл. 2-2,5 кв.м., связанная со спальней, со встроенными шкафами и полками для платья и белья, антресолями, зеркалом и туалетным столиком [5]. По мнению редакции журнала, располагая такой гардеробной, жильцы избавлялись от необходимости приобретать громоздкие шкафы [1]. Все «дополнительные площади»: коридоры, ванные комнаты, кухни были сокращены до физиологического минимума. Потолки опущены до 2,7 метра, лестничные пролеты сужены, кладовки, мусоропроводы и лифты ликвидированы. Все это в конечном итоге позволило снизить трудоемкость возведения жилья, уменьшить стоимость каждой квартиры на 30-40 %, сократить сроки сдачи, а главное отказаться от планирования коммуналок [1].

Еще одно стратегическое решение, позволившее сэкономить – это одновременное строительство крупных кварталов и целая комплексная застройка новых районов. Под словом «микрорайон» подразумевался определенный участок до 60 гектаров, на котором вместе с жилыми домами размещались школы, детские сады и ясли, магазины, столовые, комбинаты бытового обслуживания, сад на три гектара и некоторое количество спортивных площадок. Дома располагались по меридиану в виде П-образных строений. Что касается городского движения, оно должно было проходить по ограничивающим его улицам, а внутри самого микрорайона были задуманы проезды шириной в 3-4 метра, по которым не было сквозного уличного проезда. Рядом с новыми городскими районами строятся так называемые «Домостроительные комбинаты», которые выливают из бетона панели для строительства. В начале 1961 г. Мосгорисполком принимает стратегическое решение о создании самого крупного в мире домостроительного комбината, позже – ДСК №1 (путем объединения двух домостроительных предприятий города). Конвейер, по словам Хрущева «подобный конвейеру Форда», никогда не стоит на месте – панель сразу же загружают на панелевоз и везут на стройку, где ее в срочном порядке подхватывает специальный кран, и устанавливают на свое место рабочие бригады. Каждая операция во время строительства расписана до минут. Так возводили первый советский район, целиком построенный из панелей (с помощью технологии КПД – крупнопанельного жилищного строительства) – район «Черемушки» в Москве. Нужно отметить, что это наименование стало нарицательным для новых построенных районов в каждом городе и поселке СССР. Везде и всюду, до сих пор встречаются свои «Черемушки».

Первой серией домов, массово возводимых в СССР, была разработка конструктора НИИ «Моспроект» Виталия Павловича Лагутенко (дедушка известного рок-певца) «К-7». В народе эту серию домов прозвали «лагутенковские дома», в честь конструктора. По этому проекту пятиэтажный дом возводился за 45 дней строительства. Межкомнатные перекрытия постройки составляли 4 см., а межквартирные – 8 см. Главной проблемой такого дома стало отсутствие какой-либо звукоизоляции. При этом, большую часть рабочего времени у строителей занимала внутренняя отделка.

Н.С. Хрущев постоянно требовал ускорения темпов строительства, и хотел больших показателей (особенно это стало важным после начала политики «догнать и перегнать»). Начинаются целые состязания между монтажными бригадами. Появляются и первые «успехи» – команда ленинградских строителей – «стахановцев» возвела дом за 5 дней [9]. Появляются и так называемые «инженерные излишества». Например, ленинградские инженеры начали возводить дома из панелей с крыши, и дальнейшей транспортировки этажа посредством электролебедки наверх. Киевские конструктора предложили делать панели не только из бетона, но и из кирпичей. В Советском Союзе начинаются исследования новых строительных материалов, с помощью которых можно было бы достичь дешевизны и прочности. Архитектор Б. Иофан предлагает проект «пластмассовый дом», где все, вплоть до окон, выполнено из пластических масс. В Москве для эксперимента ему даже выделяют участок в Южном Измайлово, где он проводит свои экспериментальные построения. Необходимо отметить, что идея экономии, универсальности, практичности построения «захватила» не только домостроителей. В 60-е годы в новые московские районы начинают прокладывать линии метрополитена. Станции на этих линиях также начинают минимизировать в оформлении. У архитекторов появляется шуточное название таких станций «сороконожка» - станции неглубокого заложения с колоннадой (из 20 колонн на каждой стороне станции).

Борьба за минимализм в скором времени породила новую проблемную ситуацию, с которой простой проектировщик справиться уже не мог. Унифицированность, излишняя похожесть районов друг на друга уродовала город. Поэтому, с середины 60-х годов слово архитектор вновь начинает появляться на проектах районов и микрорайонов. Появляются проекты девятиэтажных панельных домов (которые также входят в народ, с названиями «девятиэтажка»). Этажность была выверена – именно такой этажности дом разрешили строить по всем нормам при наличии в доме лишь одного лифта.
К концу 60-х годов в серийное строительство начали запускать не только отечественные, но и зарубежные проекты домостроения [4].

Для 60-х годов массовое жилищное строительство породило убыстрение такого процесса как урбанизация. Города начали расширяться, а в связи с этим и начался приток населения в крупные населенные пункты. Именно в это время, с ростом городов, и застройкой многих окраин, начинается массовый переезд селян в город.

Конечно, изменения коснулись не только внешней, но также и внутренней стороны жизни – в новое жилье требовалась совершенно новая мебель. Так в нашей стране начинается строительство мебельных комбинатов, которые выпускают так называемую «секционную мебель», в народе – «стенки». Разработкой новой мебели занимается специально созданный в 1962 году Всесоюзный проектно-конструкторский и технологический институт мебели (ВПКТИМ). Второе, к слову, получилось – в серию пошли секретеры, встроенные в секционную мебель.

«Хрущевка», безусловно, поменяла быт советских людей. Право на индивидуальное жилье, без общих коммунальных кухонь и соседей по коридору в бараках, стало диктовать совершенно новые потребности общества. На XX съезде были буквально реабилитированы не только люди, но и их потребности. Индивидуальное жилье сыграло в этом далеко не последнюю роль. Как писал классик Л.Н. Толстой: «все счастливые семьи счастливы одинаково», и действительно это стало таковым. Семья, ячейка общества, получила возможность жить вместе, воедино, пусть и в одинаковом, типовом жилье, но не зависимо от других людей, в собственной квартире.

History of "khrushchevka" (or housing construction of the ussr in 1950-1960-years)

I.V. Busarov,
вachelor of 2 courses of GAOU VO MGPU, Moscow

Abstract. The article examines the history of the development of Soviet housing construction in the 1950s - 1960s and the formation of large-panel housing construction, which gave rise to the term "Khrushchev."

Keywords: the history of housing construction, the housing right of the USSR, housing, Khrushchev, five-story building, panel building, individualism.