Научный руководитель: Низамутдинова Светлана Маратовна, ГАОУ ВО МГПУ, Заместитель директора по научной работе, Кандидат Педагогических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: УДК: 372.878

Аннотация. В данной статье представлен исторический обзор креативности как элемента психологии.

 Ключевые слова: креативность, творческие способности, музыкальная психология, история психологии.

Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.
Все время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить
Свершать открытья.
(Борис Пастернак, 1956)

Чтобы проследить ход развития понятия музыкальных творческих способностей и углубления исследования этой проблемы на протяжении времени, следует обратиться к более общему понятию – креативности. Введение этого термина во второй половине XX века послужило апогеем в области исследования творческих способностей, подытожив накопленные знания в ходе столетий [5].

Музыкальная психология, в область изучения которой входит понятие музыкальных творческих способностей, наряду с общей психологии, существует с древнейших времен: Пифагор (VI в. До н.э.) – эвритмия и прообраз общественной деятельности в музыкальном оркестре; Платон (V в. До н.э.) – значение музыки, ее ладовости и ритмичности в могуществе и силе государства [6]; Аристотель (IV в. До н.э.) – учение о мимезисе (способы воздействия на внутренний мир человека при помощи искусства) [2], концепция катарсиса – освобождение в душе зрителя и слушателя древнегреческого театра от болезненных аффектов. Необразованный человек у древних греков назывался «ахореутос», что переводится как индивид, не умеющий петь и танцевать, и потому непригодного для участия в «хорейе» - музыкально-хореографической постановке, объединяющей население древнегреческого полиса в единое целое.

Различные древние древнегреческие и христианские тексты представляют дух как нечто из 2 составляющих: первая – это сосуд, который божественные силы наполняют вдохновением, целью второй является отражение этого вдохновения в действительности. Платон утверждал, что может сотворить лишь то, к чему его вдохновляет муза. Поэт воспринимался людьми как посланник богов, и потому его идеи имеют божественное начало. Древнегреческий поэт Гесиод говорил, что дочери Зевса, вручив ему пальмовую ветвь, вдохновили его на написание божественной песни, которая потом служила для восхваления богов [3].

Эту же мысль мы видим и в мнениях творцов, более близких нам по времени. К примеру, Людвиг ван Бетховен говорил, что в момент сочинения он проникнут «духом», диктующим ему музыку. Английский писатель Редьярд Киплинг уверял о демоне, живущем в его ручке.

«Мой демон был со мной в «Книге джунглей», «Киме» и обеих книгах о Паке, и я старался ходить осторожно, чтобы он не исчез. Я знаю, что этого не произошло, потому что когда эти книги были закончены, они об этом сообщили сами, подобно удару воды в резко закрытом кране… Когда ваш Демон за работой, не думайте сознательно. Отдайтесь течению, ждите и подчиняйтесь».

С позиции «человек-космос» вдохновение часто трактуется как иррациональное состояние, граничащее с маниакальной эйфорией. Свежий взгляд в понимании креативности внес Аристотель, предположив, что в основе вдохновения лежит порядок умственных ассоциаций человека и его душа, а не божественное вмешательство. Позднее творчеству уделялось гораздо меньшее внимание в силу религиозно-политического натиска Римской империи, а далее в условиях феодального общества и возрастающего давления церкви. Да и музыка в целом позиционируется как наука, что отличает ее от музыки в контексте античной идеологии. Она не возводится в ранг искусства в нынешнем значении данного понятия, в связи с чем говорить о значении творческого начала в те времена не приходится.

Смысловая нагрузка музыки сводится лишь только до религиозно-нравственного влияния. Поэтому музыкальное образование могли получить лишь монахи. Роль музыки того времени также подкреплена значением катарсиса, то есть благочестивого образа жизни [1].
Эпоха возрождения, ознаменовавшая «откат» к ценностям греческой культуры, возродила внимание к философии и науке, искусству и литературе. О творчестве вновь начинают говорить.

XVIII век рождает философские расхождения относительно творческого гения. Энтони Дафф, к примеру, полагал, что талант, в отличии от гения, не подразумевает оригинальности мышления, хоть и определяется высокими достижениями. Он считал, что творческий гений появляется вместе с врожденными способностями, включающими ассоциативное воображение [9]. Таким образом, креативность позиционировалась как специфичная форма гениальности, отличая от таланта.

В XIX веке интерес к понятиям креативности и гениальности все более обострялся, и были выдвинуты такие вопросы: что такое творческие способности? Как они проявляются? Каковы характеристики творческой личности? Каким образом они действуют?
Все больше авторов придерживается идеи, что умение устанавливать между объектами ассоциации повышает степень оригинальности, что в свою очередь является основой гениальности.

При обсуждении вопросов о творческих способностях, стоявших перед исследователями на рубеже XIX и XX столетий нам следует обратить внимание на труды английского психолога Френсиса Гальтона, ведь он является родоначальником изучения индивидуальных различий. Он полагал, что как и остальные физические показатели, умственные способности врожденны. И поскольку особенно тщательно исследовал особенности индивидуальных отличий, он считал, что между нетворческим индивидом и гением есть некий плавный переход [4].

Беря за основу предположение, что креативность исходит из конфликта сознания с неосознанными побуждениями, Фрейд выдвинул идею, что музыканты, художники и писатели создают произведения, пытаясь отразить тем самым свои неосознанные желания (любовь, власть и др.) способами, доступными с позиции культуры. Изучение биографий выдающихся личностей, таких, как Леонардо да Винчи, подтвердили это предположение.

Общая и музыкальная психология XX века знаменуется углублением изучения творческих способностей (творчества или креативности). В особенности это отражено в трудах зарубежных психологов.

Теодюль Рибо, французский психолог начала XX века, исследует значение эмоций и интеллекта в развитии творческого мышления и формы его воплощения в реальности – научную, предпринимательскую, литературную и др. [7].
Альфред Рассел Уоллес выдвинул модель творческого процесса, выявив его четырехэтапность: 1) умственная подготовка (сбор информации), 2) фаза инкубации, 3) фаза озарения (достижение сознания идеей), 4) фаза проверки возникшей идеи [6]. Ряд ученых в дальнейшем основали свои исследования на этой модели.

Говоря о проблеме креативности второй половины XX века, не стоит обходить вниманием исследователя Гилфорда, создавшего ряд тестов и выведшего гипотезу о том, что для творчества необходимо обладать рядом способностей: быстрое обнаружение проблемы, способность к анализу и синтезу, беглость и гибкость мышления.
Большое значение придавалось в то время развитию и усовершенствованию креативности, в связи с чем было создано множество методик, среди которых «мозговой штурм» Осборна и метод «решение творческих задач» Парнеса.
В отечественной психологии преумножили область знания творческих способностей исследования Д.Б. Богоявленской, А.М. Матюшкина, Я.А. Пономаревой, а также В.Н. Дружинин, В.С. Юркевич, Е.Л. Яковлева, Н.Е. Вераксы.

Исследования второй половины XX века не отождествляют творчество и интеллект, как это было до сих пор, но выявляют обособленность творчества от интеллекта. Теперь исследования творчества идут в трех направлениях: 1) способностей творческих нет как таковых; 2) творческие способности не отождествлены с интеллектом; 3) высокий уровень развития интеллекта означает высокий уровень творческих способностей и наоборот.

В современной психологии креативность не является синонимом способности к обучению и стимулируется восприимчивостью к новому знанию, ломающему стереотипы старого.

Таким образом, креативность - это способность создавать нечто новое, оригинальное. Креативность предполагает новое видение действительности, преодоление стереотипов восприятия, мышления, деятельности, а также способность к саморазвитию.

Historical sketch of the concept of creativity from antiquity to the present

M.V. Sorokina,
undergraduate of GAOU VO MGPU, Moscow

Abstract. The article examines the features of historical overview of creativity as an element of psychology.

Keywords: creativity, music psychology, history of psychology.