Научный руководитель: Шафранская Элеонора Федоровна, профессор кафедры русской литературы института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, доктор филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 80.82

Аннотация. Статья посвящена раскрытию образа немецкого поселения Гнаденталь. Проведен анализ культурных и языковых особенностей немцев Поволжья. Особое внимание уделяется истории поселения от его возникновения до расформирования в 1941 г.

Ключевые слова: Гнаденталь, немецкое поселение, Волга, культура, язык.

Роман Г. Яхиной «Дети мои» был опубликован в 2018 г. Это второй роман писательницы. Он, как и все ее творчество, посвящен событиям русской истории первой половины XX века. В центре внимания автора жизнь немецкой колонии, начиная с революционной эпохи и заканчивая 1941-м годом. Как говорила сама Гузель Яхина в интервью Анастасии Скорондаевой, «В этом сюжете спрятана реальная история Немецкой автономии – от ее основания в 1918 г. и до исчезновения в 1941-м» [1, с. 84]. Писательница ознакомилась со множеством документов, газет, мемуаров, научных трудов и т.д., для того чтобы создать достоверный образ немецкой колонии.

Гнаденталь (пер. с нем. «Благодатная долина») – это немецкое поселение на берегу Волги. Оно расположено на границе двух миров – Востока и Запада: «Волга разделяла мир надвое. Левый берег был низкий и желтый, стелился плоско, переходил в степь, из-за которой каждое утро вставало солнце <…> Какова была земля другого берега, не знал никто. Правая сторона громоздилась над рекой могучими горами и падала в воду так отвесно, как срезанная ножом… Где-то там, за горами, лежали еще леса, прохладные остролистые и дремучие хвойные, и большие русские города с белокаменными кремлями…» [4, с. 13]. С первых же страниц Г. Яхина показывает, что поселение не принадлежит ни к одной из культур, оно находится между ними.

Гнаденталь изолирован от внешнего мира. Изначально это идиллическое место. Оно отличается и от Германии, и от России. Поселение самобытно. О попытках вмешательства императорской власти в жизнь колонии Г. Яхина пишет с иронией: портрет императора, висящий на стене классной комнаты, «доставлял только лишние хлопоты: после его приобретения сельскому старосте Петеру Дитриху пришлось выписать газету, чтобы – сохрани Господь! – не пропустить известие о смене императора в далеком Петербурге и не оконфузиться перед очередной комиссией» [4, с. 16]. Изолированность поселения от остальной России подчеркивает то, что старосте, как и остальным жителям, была неинтересна жизнь страны. Они не ощущали себя ее частью.

Кроме того, Гнаденталь обладает своим языком и культурой. Местные жители не говорят по-русски: «на весь Гнаденталь набралось бы не более сотни известных им русских слов, кое-как вызубренных на русских уроках. Однако, чтобы сбыть товар на Покровской ярмарке, и этой сотни было достаточно» [4, с. 20]. Русская культура им чужда. Не знают они и «высокого» немецкого языка: «и местные диалекты замешались в единый язык, простой и честный, как луковый суп с хлебными крошками» [4, с. 20]. Русские немцы оказались оторванным от корней. Они помнят о том, откуда пришли, стремятся отправиться на историческую родину в поисках счастья. Но многие не находят его и возвращаются. Прародина оказывается для них чужой.

Язык Гнаденталя характеризует жителей. Они так же просты, как и он. Здесь есть свои Гофманы, Бахи, Бёлли, Гриммы и т.д., но они искалечены неопределенностью и оторванностью от родины. Они невежественны. Так, мукомол Вагнер вместо портрета Гёте привозит изображение какого-то «малокровного аристократа» [4, с. 17]. Дети учат немецкий язык неохотно и невнимательно слушают стихи.

Гнадентальцы не могут реализовать свои способности. Гофман лишен таланта писать. У него лик Христа, но его тело искалечено. Он «прекраснолицый горбун» [4, с. 169]. Оксюморон отражает сущность общественного деятеля послереволюционной эпохи. Гофманом движут благородные стремления. Он хочет сделать жизнь гнадентальцев лучше: формирует колхозы, мечтает переделать храм в детский дом, использует в своих целях, искажая и «переверстывая», фольклор [3, с. 67-73] – но все, созданное им, приходит в упадок. Отрекшись от веры, он не может построить приют. Без Бога благие намерения теряют смысл. В итоге Гофман добровольно уходит в Волгу.

Волга – символ истории и времени. Она смывает уродство с Гофмана. В веках он останется прекрасным юношей, похожим на Иисуса. Здесь можно заметить аллюзии к поэме А. Блока «Двенадцать». Впереди двенадцати – Христос. Он отринут и поруган революционерами, но им все равно суждено прийти к нему.

Культура Гнаденталя так же своеобразна, как и язык. Здесь есть свои пословицы, поговорки и приметы: «Все реки текут в Волгу. Все реки текут в Рейн (немного реже)», «Немного дерьма не помешает» [4, с. 171, с. 22] и т.д. В фольклоре отражена самобытность русских немцев. Они не похожи на жителей Германии или России. Гофман усугубляет этот разрыв, принеся третью культуру – советскую. Так, он говорит о необходимости отказаться от поговорки про реку Рейн. Вместо «высокий, словно Кёльнский собор» [4, с. 167] предлагает использовать фразу «высокий, как кремлевская башня в Москве» [4, с. 170]. Он уничтожает историческую память.

Названия месяцев гнадентальцев связаны с крестьянским календарем: «Март гнадентальцы называют попросту «весенним месяцем», апрель – «месяцем травы», а май «временем выгона скота на пастбища» [4, с. 179]. Их жизнь размеренна. Она неразрывно связана с природой, сельским хозяйством и верой (декабрь – «Христов месяц»).

Есть у колонистов и особые представления о медицине: «Лекарству гнаденталец доверяет, только если оно крайне противно на вкус, чтобы горечью своей прогнать болезнь; в качестве медикаментов пользует скипидар, соль, машинную смазку; хорошо помогают также тараканы, лягушки, ежовый и собачий жир» [4, с. 184].

Многие этнографические сведения изложены в документальной манере. Их Бах записывает для Гофмана.

Для русских немцев характерно «чувство большой реки» [4, с. 185]. Где бы они ни находились, они всегда найдут дорогу к Волге. Гнадентальцы чувствуют связь с историей, с прошлым своего народа и с новым домом. В одном из интервью Г. Яхина сказала: «За полтора века жизни в Поволжье российские немцы полюбили Волгу (как и степь) <…> Волга присутствует в действии всегда – зримо и незримою Волга становится порталом переключения между сюжетными линиями. Потому что для живущих на ней Волга – главная природная сущность, объект поклонения, кормилица, верный спутник и друг» [1, с. 85]. Писательница совершила это открытие, обратившись к фольклору немцев Поволжья. Действительно, образ реки проходит красной нитью через весь роман. Так, еще в самом начале, получив письмо, Бах чувствует, будто его куда-то уносит течение, и он не в силах «сопротивляться мощному потоку» [4, с. 30]. На этом заканчивается завязка. Река, символизирующая историю и время, предопределяет судьбу героя.

Отразились в культуре гнадентальцев и прежние враждебные отношения с киргизами. Так, дети играют в «нападение степняков» [4, с. 186]. Русские немцы способны на великие подвиги ради защиты своего дома. Это качество рождается в детстве.

Сами гнадентальцы напоминают детей. Они инфантильны. Русская почва не дала им повзрослеть.

Здесь необходимо обратиться к семантике заглавия романа. «Дети мои» – так обращается Екатерина II к немецким крестьянам, призывая их поселиться на Волге. Об этом читает Бах в первой главе романа. Интересно то, что герой уже третий год не может продвинуться дальше этой «духоподъемной сцены» [4, с. 24]. Все оказывается не так, как обещала императрица. Немцы теряют старую родину, но не находят счастья на новой земле. Они легко отказываются от названой «матери», переплавляя ее статую на детали для трактора во имя нового «отца» – Сталина. Однако новому родителю русские немцы оказываются не нужны. Он чувствует их чуждость и презирает их. Не понимает культуры и нравов. В Гнадентале все кажется ему мелким и ничтожным. Он мечтает воплотить в жизнь великие идеи. Простая, размеренная жизнь гнадентальцев его раздражает. Он чувствует себя великаном в немецкой колонии. Кроме того, он опасается немцев, потому что не понимает их. Боится, что они перейдут на сторону Германии в будущей войне [2].

Гнаденталь меняется на протяжении романа. Сначала это идиллическое изолированное от внешнего мира место со своими обычаями и нравами. Затем происходят революция и гражданская война. Внешний мир вмешивается во внутреннюю жизнь Гнаденталя. Происходит продразверстка: дома разоряют, скот жестоко истребляют, нерожденных телят выбрасывают. После наступает голод: умирают взрослые и дети. Люди теряют ориентир. Когда Бах, спустя семь лет отсутствия, оказывается вновь в поселении, его поражает картина запустения и особенно удивляет закрытая церковь. Для него это парадокс, подобно «сухой воде или раскаленному снегу» [4, с. 152]. Гнадентальцев лишают права верить. Некоторые немцы уезжают в поисках лучшей жизни, но, не найдя ее, возвращаются. Наступает эпоха колхозов. Гнаденталь процветает, но затем приходят смерть и неурожай. В реалиях 1930-х годов идиллия невозможна. Таким образом, через историю немецкого города изображается судьба всей России 20-30-х гг. XX в.

Немцев снова лишают родины. Их переселяют, окончательно уничтожив связь с прошлым, их особенности и культуру.

Таким образом, Г. Яхина через историю немецкого поселения изобразила трагедию России первой половины XX в. Идиллия Гнаденталя нарушается вмешательством извне. Поселение проходит через тяжелые испытания и, в итоге, оказывается уничтоженным. Обманутые в своих надеждах немцы, так и не сумевшие интегрироваться в русскую культуру и далекие от немецких реалий, снова лишаются дома и родины.

Gnadental – the German Diaspora on the Russian Volga (based on G. Yakhina's novel «My Children»)

Zhukova A.S.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Shafranskaya Eleonora Fedorovna,
Professor of the Department of the Russian Literature of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Doctor of Philological Sciences, Docent

Annotation. This article is about the German colony of Gnadental. The author writes about the culture and language of Volga Germans. He also analyzes the history of the German colony on the Volga from the founding of the colony to 1941.
Keywords: Gnadental, German colony, Volga, culture, language.