Научный руководитель: Романова Галина Ивановна, профессор кафедры русской литературы Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, доктор филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 82.0

Аннотация. Братья Стругацкие занимают значимое место в ряду писателей, открывших для советского читателя жанр научной фантастики. Сегодня их наследие сохраняют поклонники-энтузиасты, которые составляют новейшие собрания сочинений фантастов, освобождают их тексты от следов цензуры и открывают миру ранее неизданные материалы. В статье освещается история издания собраний сочинений Стругацких в советское и нынешнее время и выявляются отличительные черты современного книгоиздания.

Ключевые слова: собрание сочинений, братья Стругацкие, научная фантастика, текстология, современное книгоиздание.

Что для нас есть русская научная фантастика? Или правильнее будет спросить: кто? – ведь наверняка в нашем сознании этот жанр литературы неотделим от имени двух писателей, двух братьев, во многом сформировавших читательское представление о научной фантастике. Аркадий и Борис Стругацкие – или, как их часто называют, АБС – единство двух авторов, творчество их началось в 1958 г. с рассказа «Извне» и продолжилось долгим тернистым путем через цензурные запреты, ограничения, изъятия, путем, который привел все же к заслуженному признанию на родине и за рубежом. Здесь слово «признание» стоит понимать шире, чем успех у поклонников или крупные гонорары. Признание здесь – это искренний энтузиазм, готовность посвятить жизнь богатому наследию авторов, редакторская инициатива и смелые проекты. Нужно углубиться в историю издания собраний сочинений братьев, чтобы понять, какое на самом деле влияние их произведения оказали на советского и на современного, российского читателя.

В своей беседе с С. Язевым и В. Карпинским в 1994 г. Борис Стругацкий рассказал, что начинали братья как «безусловные сталинисты», верность их доходила чуть не до готовности убивать и быть убитыми во имя вождя [16]. Однако мировоззрение менялось вместе с развитием самого общества: так, в 1956 г., после двадцатого съезда партии, им открылись «мерзости» режима, в который они верили – это разочарование стало началом перелома в мышлении, началом формирования той картины мира, которая в итоге привела к возникновению фантастического мира Стругацких. Эволюция продолжалась годы, на протяжении которых менялось представление о будущем мира – о возможности строительства справедливого общества. Таковым Стругацкие видели коммунизм в совершенном его воплощении, где «каждый человек делает то, что он умеет и любит делать, и располагает при этом всем необходимым в материальном смысле, считая тем не менее духовные потребности гораздо более высокими, чем материальные» [16]. В таком настроении написаны повести «Возвращение» и «Стажеры» (обе – 1961 год) – хотя уже тогда в представлении братьев возникает непреодолимая пропасть между тем миром, что существует, что возможен на основе нынешнего, и тем миром, в котором хотелось бы жить – миром в чем-то фантастичным, недостижимым.

Картине совершенного мира, в представлении Стругацких, мешали воплотиться диктаторы, националисты, потребители, которые не были готовы дать дорогу новому. Трагический вопрос, как его характеризует Борис Стругацкий, в том, как перейти от того, что нас окружает, к тому, где мы хотим быть? Вопрос стал ключевым для многих крупных произведений авторов, для романов «Попытка к бегству» (1962), «Трудно быть богом» (1963), «Хищные вещи века» (1964) – хотя разбирать проблему, по понятным причинам, приходилось эзоповым языком. Эта незамысловатая мечта о справедливом будущем, в котором хочется жить, творить, и проблема, как к такому будущему прийти – во многом составляют суть фантастики братьев Стругацких.

В одном из интервью Борис Стругацкий четко отграничивает жанр научной фантастики от жанра фэнтези: первое – это «литература мысли», требующая сопереживания и понимания, второе – это развлечение для современного читателя, «незамысловатые чудеса», о которых не нужно много думать [6]. Так научная фантастика обретает в переосмыслении писателя особое идейное значение.

Борис Стругацкий отмечает, что фантастов в русской литературе всегда было много, только печататься у них не получалось. Раньше препятствовала цензура, а теперь коммерция. Коммерсант – это, в представлении Стругацкого, человек «невысокой культуры», самоуверенный, печатать русских он считает неприбыльным, ведь фантастику монополизировали англоязычные авторы. Впрочем, писатель замечает, что в 1993-1994 годах происходит поворот к российскому автору: зарубежными рынок уже «наелся» [16].

Самое время сказать о цензуре – известно, что издания книг Стругацких в условиях советской власти не проходили, так скажем, без историй. В их повестях и романах находили намеки на современный им общественный строй, критическое к нему отношение, острые и смелые выражения. Из текстов вымарывались не только аллюзии на советскую власть, но и упоминания алкоголя, эротики.

Уже первая повесть Стругацких «Страна багровых туч» (1957) подверглась значимой переработке: изменили национальности героев, убрали военных, снизили число смертей. Тексты многократно правились, своя творческая история была не только у повестей, но и у отдельных даже фраз: так, например, появившийся в «Отеле «У Погибшего Альпиниста»» (1969) «бухой инспектор полиции», как напечатали в журнале «Юность», в отдельном издании 1982 г. уже стал «пьяным инспектором полиции», а в издании «Детской литературы» просто «инспектором полиции». Хотя, по признанию Бориса Стругацкого, правки вносили сами авторы, принуждали их к этому цензоры и редакторы, чьи замечания нередко уродовали исходные тексты произведений. Таким образом, в повести «Хромая судьба» (1986) слово «еврей» пришлось заменить на слово «жук», «унитаз» – на «ванную», «партком» – на «канцелярию», а «Есинина» и вовсе на «Тургенева». Комична история, когда цензура потребовала удалить из «Обитаемого острова» (1969) кошку, появившуюся на планете Саракш – на вопрос авторов цензор отвечал, что в кошке читатель может увидеть аллюзию, способную привести его к каким-то неправильным выводам. В этот роман за два года цензурной проверки в общей сложности было внесено порядка девятисот правок, многие из которых до сих пор кочуют в переизданиях. Исправлению подверглось даже имя главного героя: из Максима Ростиславского он стал известным нам Максимом Каммерером. В 1967 г. издательство «Молодая гвардия» отказалось печатать повесть «Гадкие лебеди». В штыки встретили критики «Сказку о Тройке» (1968): в ней за ширмой фантастического сюжета усмотрели советское общество «в нарочито искаженном виде», прочли «охаивание» науки и философии – повесть вообще назвали «пасквилем» [5]. Совсем плохо дело обстояло с романом «Пикник на обочине» (1971): братьям передали восемнадцать страниц замечаний к тексту, среди них 93 – по аморальному поведению героев, 36 – по физическому насилию, 251 – по вульгаризмам. Объяснили это количество тем, что произведение для советской молодежи должно быть «учебником нравственности».

Борис Стругацкий в «Комментариях к пройденному» (2003) делает предположение, что такова была специфичная эстетика времени: язык текста должен был быть «бесцветен, гладок, отлакирован», фантастика – оторвана от грубой, невзрачной действительности, далека от быта реального советского гражданина, «читателя вообще надо оберегать от реальности» [13] – хотя Стругацкие подчеркивали, что для них фантастика – это, в первую очередь, об обыкновенном человеке в необыкновенных обстоятельствах.

Но, несмотря на суровую политику издательств, читатель знакомился с фантастикой Стругацких – и ему нравилась такая фантастика. Авторы были крайне востребованы, книги – крайне дефицитны. Сначала повести АБС печатались в журналах, таких как «Молодая гвардия» или «Аврора», книжные издания подготавливались позже. «Страна багровых туч» была выпущена в издательстве «Детгиз» в 1959 г., тираж составил 90 000 экз. Впоследствии спрос возрастал: например, «Понедельник начинается в субботу» выпустили в «Детской литературе» в 1965 г. тиражом в 100 000 экземпляров. Таким же тиражом вышел через шесть лет «Обитаемый остров».

Первую попытку издать собрание сочинений предприняло издательство «Московский рабочий» в 1990 г., оно выпустило двухтомник «Избранных сочинений», тираж 100 000 экз. Но самым крупным было собрание сочинений издательства «Текст», выходившее в 1991-1994 гг. под редакцией А. Мирера и М. Гуревича. Первые тома были напечатаны солидным тиражом 225 000 экземпляров, тираж следующих сократился до 100 000. И нельзя сказать, чтобы этого было много, совсем наоборот. По воспоминаниям С. Язева, он с большим трудом смог купить тома собрания сочинений АБС в Москве, и то не все. А в Иркутске, по его словам, книги Стругацких вовсе исчезли – на вопросы лоточники отвечали, что Стругацкие «сметаются мгновенно» [16]. Дело в том, что Борис Стругацкий, по его собственному выражению, «зажимал» выпуск книг, боясь перенасыщения рынка [16].

О том, почему же братья Стругацкие были так востребованы читателем, можно писать отдельную статью. Конечно, во многом популярность определил сам характер их фантастики: знакомые простому человеку детали, обытовление фантастических декораций, правдивый герой, к которому проникаешься искренним чувством. Свою роль сыграла целостная и проработанная вселенная произведений, многие из которых, как известно, были сюжетно связаны сквозными персонажами и общей хронологией. Привлекали картины будущего и проглядывающая из-за них надежда на мир, в котором хотелось бы жить. Особым притяжением обладала тайна космоса, перед лицом которого многие герои, подобно человечеству в целом, представали как подростки: взрослеющие, изучающие, деятельные – как надежда нового мира. Но помимо поэтики, свою роль сыграли медиа и кинематограф. Известно, что Стругацкие в надежде популяризировать свое творчество в 1959 г. писали сценарий экранизации «Страны багровых туч», заказанный Мосфильмом, режиссером должен был выступить Василий Журавлев. Как и многие другие, экранизация не состоялась, но некоторые проекты все же были допущены до зрителя. Эти фильмы принесли авторам известность. Среди них «Сталкер» Андрея Тарковского (1979), «Отель «У погибшего альпиниста»» Григория Кроманова (1979), «Дни затмения» Александра Сокурова (1988) и «Чародеи» Константина Бромберга (1989) – большинство фильмов сняты по сценариям самих Стругацких. Таким образом, аудитория фантастов росла, вдобавок, после распада СССР исчезла ограничивающая цензура – в итоге к ХХI веку была подготовлена почва для новых смелых проектов, посвященных творчеству авторов – в том числе для проекта полного собрания сочинений.

Произведения братьев Стругацких вдохновляли и сплачивали людей. В контексте массового возникновения клубов фантастики в девяностые годы произошло формирование «некоммерческой группы исследователей творчества Стругацких» – «Люденов». Вместе их на фестивале фантастики «Аэлита» в Свердловске собрала преданная поклонница АБС Светлана Бондаренко. Название «клуба» отсылает к группе исследователей из повести «Волны гасят ветер». В его состав вошли люди из разных стран, объединенные общей идеей и общей, как они сами выражаются, «миссией». «Миссия» заключается в составлении словарей по мирам АБС, ведении подробной библиографии авторов, исследовании архивов, «прояснении неясностей в текстах», подготовки сборников публицистики фантастов и многом другом [10]. Каждый член группы отвечает за свой аспект работы: «Кто-то изучал тексты с точки зрения воздействия на читателя, кто-то собирал библиографию, кто-то собирал редкие издания», – рассказывает Светлана Бондаренко [4], сама взявшая на себя роль текстолога. По ее словам, текстов Стругацких в том виде, в каком «они хотели бы их видеть» [1], не было, изданий окончательных версий произведений так же не производилось, «каждая публикация чем-то да грешила» [5] – имеется ввиду редакторское и цензорское своеволие, о котором было упомянуто выше. По этой причине «Людены» поставили перед собой задачу восстановить канонические тексты произведений, очищенные от цензурного и иного вмешательства. Началась работа по «реставрации», приведению к виду, соответствующему авторской задумке. Для этих целей Светлана изучала архив, предоставленный Борисом Стругацким, возила его по частям к себе домой в Донецк, обрабатывала и возвращала в Петербург, пока писатель не предложил ей оставить архив у себя – на время ремонта в квартире. После ремонта Борис Стругацкий забирать папки обратно не захотел, оставил на хранение у Светланы. С этим связана история спасения архива из Донецка во время разгара в нем военных действий – спасением занималась сама С. Бондаренко. Таким образом, ее работа вышла за границы текстологии и стала вопросом сохранения творческого наследия авторов.

Редакторская и текстологическая деятельность «Люденов» принесла свои плоды. В девяностые группа успешно помогла издательству «Текст» в подготовке уже упомянутого собрания сочинений. Позже участвовала в составлении другого собрания сочинений – «Миры братьев Стругацких» – для издательских фирм «Terra Fantastica» и «АСТ». Оно выходило с 1996 г. тиражами от 3 000 до 5 000 экз. с ежегодными допечатками. Автором проекта выступил Николай Ютанов. В серию из 28 книг были включены драматические произведения Стругацких, переводы, выполненные ими, материалы архива – черновики и нереализованное, рабочий дневник, переписка авторов. Тем не менее это собрание еще не было настолько полным, чтобы удовлетворить амбиции «Люденов», не все материалы архива Стругацких увидели свет, поэтому в ХХI в. работа над составлением полных – насколько это возможно – собраний продолжилась, и продолжается она по сей день, ведь оконченного полного собрания сочинений писателей все еще нет. Однако это вопрос времени. Работа по составлению новейших собраний сочинений Аркадия и Бориса Стругацких ведется коллективом «Люденов».

Несколько слов о том, что мы понимаем под собранием сочинений и как отличаем его от полного. Собрание сочинений – издание из нескольких однотипных единиц, томов, содержащее все или почти все произведения автора. В собрание сочинений помимо самих произведений включается научно-справочный аппарат: сопроводительные статьи, комментарии, указатели. Советские исследователи выделяют два основных типа таких собраний: научные и массовые. Научное требует тщательной исследовательской подготовки текстов, оценки наследия автора с филологической точки зрения, сопровождения значительным научно-справочным аппаратом. Полное собрание сочинений (академическое) является как раз таким изданием, оно рассчитано преимущественно на специалистов и включает все тексты автора, варианты и черновики, дневники, письма и прочее. Такие издания выходят зачастую небольшими тиражами. Массовое издание является перепечаткой текстов академического издания, куда включают главным образом художественные произведения. В нем приводится, скорее, из популяризаторских соображений, небольшой справочный аппарат, чаще в виде вступительной статьи и реально-исторического комментария. Резюмируя, задача полного собрания сочинений – собрать все, насколько это возможно, тексты авторов, подвести осмысленный итог их творческой деятельности.

Вопросом издания нового собрания сочинений Стругацких в 1998 г. заинтересовался предприниматель и владелец издательства «Сталкер» Александр Воронин. Он встретился с Борисом Стругацким, рассказал о своей идее, а автор в свою очередь познакомил Александра со Светланой Бондаренко и выдвинул следующее предложение: в новое собрание включить и восстановленные тексты, и мемуары, освещающие творческую историю произведений. Так началась работа над собранием сочинений Стругацких в 11 томах (с одним дополнительным томом) [12]. Издание осуществлялось в 2000-2003 гг. Помимо повестей и рассказов, в него вошли и киносценарии, и избранная публицистика. Кроме того, в собрание включены три повести Аркадия Стругацкого, опубликованные им под псевдонимом С. Ярославцев, и два романа, написанные Борисом Стругацким после смерти Аркадия и опубликованные под псевдонимом С. Витицкий. Редакторами выступили С. Бондаренко и Л. Филиппов. Их трудами тексты Стругацких очищались от следов цензурного вмешательства. Все правки производились под контролем автора, что подтверждает факсимиле, отпечатанное в начале каждого экземпляра издания. Оно содержит слова Бориса Стругацкого: «Предлагаемые читателю тексты произведений являются, так сказать, «каноническими» или, если угодно, «эталонными»» [12]. По задумке, собрание должно было состоять из 11 томов, но предоставленная писателем публицистика оказалась такой объемной, что просто-напросто не уместилась в одну книгу, пришлось добавлять двенадцатый том. Тираж издания составил 5 000 экземпляров, печатался и дополнительный тираж, для первых томов – 5 000, для третьего – 8 000, для следующих – 3 000. Последние тома дополнительного тиража не имели, только двенадцатый напечатали в количестве 10 000 экземпляров. Это довольно средние значения для того времени – как видим, конечно, намного меньше, чем в советские годы, хотя и больше, чем издания следующих лет.

Собрание построено по хронологическому принципу, т.е. произведения в нем расположены по порядку от самого раннего к самому позднему. По выражению редактора, это позволяет читателю знакомиться с текстами так, как они «сходили с печатной машинки» [12]. Такое расположение имеет определенную цель: показать, как последовательно менялось мировоззрение писателей, их представление о настоящем и будущем и об их взаимоотношении.

Издание имеет сопроводительный справочный аппарат. Читательское внимание привлекает раздел «Из критики тех лет», где приводятся отрывки рецензий на произведения Стругацких из различных журналов. Следующий раздел написан в довольно свободной форме, с элементами художественности – в нем Борис Стругацкий рассказывает об истории создания и публикации произведений, для точности приводит конкретные даты и выдержки из писем, деловой переписки, совмещая черты текстологического, историко-литературного и реального комментария.

Основные задачи предпринятого издания сформулированы в кратком предисловии самим Борисом Стругацким. Конечно, главное – восстановить утраченное при советских изданиях, исправить кочующие в переизданиях ошибки, вернуть цензурные купюры. Вторая задача – опубликовать по возможности все, что уже печатали АБС, и добавить к этому «достойное» из неопубликованного – можно заметить, речь идет не о печати всего архива, что было бы характерно полному собранию сочинений, а только избранного и важного, по мнению автора. Позже Борис Стругацкий оценил собрание как самое удачное и первое «настоящее», хотя и «черное», т. е. черновое, имея в виду, что оно не было окончательным и послужило основой для более масштабного собрания сочинений в 30 томах.

Конечно, отличительный знак современного собрания сочинений – его жизнь в цифровом пространстве. Большая радость для читателей фантастики в наши дни – электронные книги и файлы PDF, которые обеспечивают доступность текстов любимых авторов. Найти оцифрованную версию двенадцатитомника Стругацких можно в разделе «Литература» (пункт 12).

В 2005 году Александр Воронин писал С. Бондаренко: «А не сделать ли нам еще одно собрание сочинений Стругацких, чтобы было еще лучше изданного?» [9] Главное, что требовалось – оригинальная концепция, которая смогла бы заинтересовать издателей и читателей. Поначалу проект казался не реализуем, ведь рынок был насыщен после выхода 12-томника с довольно большим тиражом. Еще одно собрание сочинений – «нонсенс», ответила Светлана [8]. Однако идея зацепила, началась работа. Коллектив не планировал составлять полное или академическое собрание сочинений. По выражению Светланы Бондаренко, им такое «не потянуть», да и «чисто академическое – это скучновато для читателя». Не было намерения печатать дневники и письма фантастов, так как Борис Стругацкий, предполагали, не разрешит их обнародовать, вдобавок, пугало возможное большое количество томов. Тем не менее, писатель пошел навстречу, предоставив для обработки архивные залежи. А в 2012 г. Мария Стругацкая впервые открыла архив своего отца Аркадия. Как следствие, росло число томов, а собрание сочинений стало претендовать на статус полного. Проект виделся создателям утопическим: планировалось включить в издание все беллетристические произведения и черновики, всю публицистику, дневники и письма братьев, а также дополнительные материалы или то, что С. Бондаренко называет «вокруг да около». Нужно было как можно больше успеть обработать материалов из архива и как можно больше успеть узнать от Бориса Стругацкого.

При подготовке собрания составители поставили перед собой сверхзадачу: опубликовать в рамках издания переводы, выполненные Стругацкими, произведения, написанные ими в соавторстве, деловую переписку с издательствами и киностудиями, несколько томов с критикой произведений фантастов и том с авторскими фотографиями Бориса Стругацкого и его же комментариями к ним. Планируется также составить своеобразную энциклопедию миров Стругацких с указателем. Помимо этого, издатели собираются подготовить уникальные цифровые тома, в которые возможно будет включить экранизации произведений авторов, их интервью и связанные телепередачи. С. Бондаренко вообще писала, что лучше делать собрание сочинений сразу на DVD. Такой формат стал возможен, конечно, только в наше время, и есть надежда, что именно за ним будущее. Цифровое издание может быть интерактивным, оно более доступно для читателей и способствует популяризации творчества авторов. Оно удобно и для издательства, которое не понесет убытки в случае, если не распродастся тираж. Цифровое издание позволит полным, точным, исправленным текстам распространиться в медиапространстве.

Пока составители сами не представляют, сколько дополнительных томов потребуется: это зависит от сил и возможностей «Люденов», от инициативы издателей и от интереса читателей. Во вступительной статье сказано, что после выхода всех дополнений собрание уже можно будет назвать «полным». По словам С. Бондаренко, по завершении работы над номерными томами Министерство культуры России или Фонд президента смогут закупить тираж собрания сочинений для центральных библиотек. Этот проект пока отложили до полной готовности издания.

Перед изданием собрания нужно было решить вопрос авторских прав. Ранее договор на публикацию текстов Стругацких был заключен с издательством «АСТ», а они в свою очередь не были заинтересованы в печати нехудожественного материала – это неприбыльно. В 2017 г. срок договора истек, и сын Бориса Стругацкого подписал контракт уже с издательством «А.В. Сидорович». Основой для полного собрания стала ранее составленная электронная версия, публикуемая «Люденами» с 2015 г., сейчас в ней 25 томов. Данное издание также включает отдельный файл с иллюстрациями: 21 страница с фотографиями, 11 страниц с рисунками Стругацких из рукописей, писем, дневников и школьных тетрадей. Параллельно издаются две «бумажные» версии полного собрания сочинений: малотиражное и коллекционное издания, оба были запущены в 2017 г. Малотиражным занимается израильское издательство «Млечный Путь», издание этих книг осуществляется по принципу «print-on-demand», т.е. «печать по требованию», что делает тираж практически неограниченным. На данный момент вышло 40 книг – это 31 том. Коллекционное издание выпускает упомянутое издательство «А.В. Сидорович», тираж совсем небольшой – 300-350 экз., вышло 23 тома. Содержание томов доступно для ознакомления в интернете.

Что касается концепции издания, составители выстроили собрание в довольно необычной форме, взяв за основу не тематически-хронологический принцип расположения материала, а хронологически-тематический. Если традиционно в собрании сочинений тома делятся по жанрам, т.е. первые тома посвящаются исключительно беллетристике, следующие – публицистике и письмам, то в этом собрании тома делятся по годам, и в каждом томе содержатся произведения всех жанров, написанные за определенный временной промежуток – они последовательно располагаются в четырех разделах. В первом разделе содержатся художественные произведения: канонические тексты и их варианты – причем иногда варианты столь объемные, что канонический текст не приводится, – рассмотрение расхождений и нереализованные замыслы из архива. Во втором разделе – публицистика: статьи и интервью. В третьем разделе – письма, дневники и записные книжки, за исключением личных моментов и справочных записей – что несколько противоречит принципу «печатать все», по которому составляются классические полные собрания. Наконец, четвертый раздел содержит справочный аппарат с элементами реального комментария на основе того, что успели записать от Бориса Стругацкого, и интертекстуального комментария с раскрытием цитат и аллюзий. Также сюда включены указатели персоналий и заглавий, разъяснение неологизмов, фотографии за авторством АБС и их рисунки.

Как и 12-томное собрание, 30-томник содержит небольшое предисловие от Бориса Стругацкого, повествующее о трогательных юношеских мечтах и об их воплощении. Автор признается, что собрание его с братом сочинений казалось ему невероятным, а когда оно вышло, то он воспринял его как итог их пути, воздвигнутый памятник. Идея 30-томника же вызвала в нем двоякие чувства, перед автором встал вопрос достойности: «Тридцатитомники – достояние Великих, проверенных и утвержденных в этом качестве Его Величеством Временем» [8]. Следом Борис Стругацкий задает резонный вопрос: кому нужно такое объемное издание, кто захочет читать его? Однако, отвечая на вопрос, фантаст замечает, что, раз нашлись энтузиасты, которые взялись за этот титанический труд, значит, кому-то это нужно. Автор верит, что найдутся ценители, библиофилы, которых это издание удивит и обрадует.

Можно сделать вывод, что важнейший знак современного книгоиздания – это редакторская инициатива. Главное, чтобы нашлись энтузиасты, искренне увлеченные делом, а за обоснованием идеи и созданием концепции дело не станет. Благодаря небольшой группе ценителей творчества братьев Стругацких существуют нынешние собрания их сочинений. Цифровизация способствует их распространению и популяризации среди читателей. Наследие фантастов живет и будет жить, пока существуют издатели и редакторы, посвящающие своему труду жизнь, и читатели, которые это ценят. А они есть, и это, бесспорно, заслуга авторов, ведь именно их произведения таких людей сплотили и вдохновили. Завершить статью мне хотелось бы воодушевляющими и очень ценными словами Бориса Стругацкого:

«Любой писатель может (и обязан!) гордиться собой, если удалось ему своими текстами подвигнуть к действию таких замечательных людей, сделать их энтузиастами, готовыми безжалостно тратить время свое и молодую свою энергию на затею, столь далекую от так называемой «реальной» жизни, сделать этот невероятный проект целью своей, делом своим, частью своего мира. И я, разумеется, горжусь» [8].

Fiction of our time: the newest collected works by the Strugatsky brothers

Osenev I.A.,
student of 3 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Romanova Galina Ivanovna,
Professor, Department of Russian Literature, Institute of Humanities of The Moscow City University, Doctor of Philology, Associate Professor

Аnnotation. The Strugatsky brothers occupy a significant place among the writers who opened the science fiction genre to the Soviet reader. Today their legacy is preserved by enthusiastic admirers, who compile the newest collections of writers' works, free their texts from the traces of censorship and open to the world previously unpublished materials. The article highlights the history of publishing the collected works of Strugatsky in Soviet times and at present and reveals the distinctive features of modern book publishing.
Keywords: collected works, the Strugatsky brothers, science fiction, textology, modern book publishing.