Научный руководитель: Якушевич Ирина Викторовна, профессор кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, доктор филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 821.111

Аннотация. Статья посвящена антропоморфному символическому значению орнитонимов в романе Ш. Бронте. Рассматривается стилистическая роль названий птиц и атрибутов их существования как способ характеризации персонажей романа.

Ключевые слова: орнитонимы, символическое значение, викторианская Англия.

В английской филологии изучению орнитонимов в романе Ш. Бронте посвящен ряд статей и диссертаций: П. Марчбэнкса [13], Р. Рэкхэм [20], Г. Уайтмен [26] и др. В русском литературоведении творчество сестер Бронте исследуется в работах З. Гражданской [7], О.Р. Демидовой [9], А.А. Сыскиной [23], И. Шайтанова [28], Н.В. Шаминой [29] и др., но языку романа посвящено мало работ. А исследования, анализирующие символическое значение номинаций птиц в романе, отсутствуют. Актуальность данного исследования обусловлена также тем, что роман Ш. Бронте «Джейн Эйр» входит в школьную программу по литературе [5]. Материалы данной статьи могут помочь школьникам лучше понять суть персонажей романа, авторские интенции и, в конечном счете, мировоззрение викторианской Англии.

Цель нашего исследования – проанализировав символическое значение нескольких орнитонимов романа, сделать вывод об их стилистической функции характеризации характера и судьбы героев романа.

Орнитоним (от греч. onus (ornitos) «птица» и древнегреческого onima «имя, название») – это слово или сочетание слов, которые служат для выделения, индивидуализации и идентификации именуемой птицы среди других птиц [8, с. 19]. Семантике орнитонимов, их функции как компонента фразеологии посвящено много работ [21], [30], [31]. Однако в нашем исследовании мы используем широкое определение орнитонимического кода, включая в группу не только названия птиц и частей их тела, но также и атрибутов их существования (гнезда, яйца, перья, когти, крылья и т.п.) [12].

В художественном тексте орнитонимы часто выполняют стилистическую роль характеризации персонажей произведения, содержат эмотивно-оценочное значение [8, с. 20].

Охарактеризуем некоторые из орнитонимов с точки зрения выражения символического значения в тексте романа. Под символическим значением мы понимаем закрепленное за перцептивным образом, названным орнитонимом, абстрактное значение, обусловленное мифологическими представлениями той или иной культуры (в нашем случае английской) и актуализированное контекстом романа [32, с. 164]. При анализе символов мы ориентировались как на оригинальный текст, так и на русский перевод В.О. Станевич (указывается в приоритете), а также на подстрочный перевод (при необходимости приводится в квадратных скобках).

Birds (птица). Употребляется 35 раз, и в 20 из них является портретной характеристикой персонажа. В русской культуре птица является символом человека и некоторых черт его души [31, с. 306]. Это антропоморфное значение характерно и для английского символического восприятия птицы [15, с. 838]. Для Джейн Эйр характерно соответствующее восприятие, ее взгляд на мир зависит и от представлений викторианской эпохи.

Джейн Эйр чаще других персонажей называется птицей (5 раз). Этимология Eyre, по одной из версий, восходит к Air, т.е. само имя связано с воздухом [6]. Сходство обыгрывается в первом диалоге Джейн с воспитанницей, Аделью: «Eyre – Jane Eyre». «Aire? Bah! I cannot say it».

Сравнение с птицами помогает выделить бедность героини (stray and stranger birds like me / мне, бедной перелетной птице), ее беспомощность перед жестокостью обстоятельств (a half-frozen bird / за полузамерзшей птичкой), ее свободолюбие, неспокойный нрав (like a wild frantic bird / как дикая птичка), а также помогает подчеркнуть силу переживаний ([heart] as a bird with both wings broken / бессильное, как подстреленная птица, оно все еще вздрагивало подбитыми крылами); иногда сравнение приводится косвенно (blither bird, but nothing was so merry or so musical as my own rejoicing heart / распевали птицы, но веселее всего звучала музыка моего сердца). Ведущие значения символа птицы в романе – любовь и свобода, что доказывает прямое утверждение (birds were faithful to their mates, birds were emblems of love / Птицы – трогательно нежные супруги; птицы – эмблема любви). Фразу «Я не птица» (I am no bird) героиня произносит в момент признания Э. Рочестера, когда она желает уйти из Торнфильда, отказавшись от своих чувств. Данная цитата доказывает победу воли, силы разума (I am a free human being with an independent will / Я свободное человеческое существо, с независимой волей).

Следует заметить, что отказ от «птичьей» сущности наблюдается каждый раз, когда герои как-либо ограничивают свободу чувств и поступков. Так, Джейн готовит яйца или ест птицу, когда вынуждена сдерживать свои чувства: в момент приезда гостей в Торнфильд и ее внутренней борьбы с поднимающейся симпатией к Э. Рочестеру, во время жизни в Мортоне, когда она переживала из-за ухода из Торнфильда.

О судьбе Джейн косвенно рассказывает книга Т. Бьюика «Жизнь английских птиц» (Bewick T. «History of English birds»). Героине были интересны не все сюжеты справочника. Среди любимых иллюстраций – птица (Джейн) находит приют у северных скал (в имении Рочестера): Rochester восходит к староанглийскому «скала» [27, с. 661].

A flock of white plumy birds (стая белокрылых птиц). Важно, что орнитоним birds применяется и к женской половине гостей Торнфильда (a flock of white plumy birds / стая белокрылых птиц). Данный образ приобретает необычную для русской культуры семантику: Джейн относится к представительницам высшего света скорее негативно, особенно выделяя среди их качеств глупость и претенциозность, что в контексте романа является самыми большими пороками. Можно заметить, что насыщенность цвета усиливается пропорционально развитию моральных качеств у героев (повторяющие чужие идеи молодые мисс одеты в белое, миссис Ингрем, хотя и жестока, но имеет свое мнение – она носит красный цвет, полковница Лид, сочувствующая Джейн, носит черный). Таким образом, белый цвет одежды в контексте романа приобретает значение символа глупости и духовной бедности [26, с. 7].

Beautiful birds (красивые птицы). Определение beautiful birds помогает охарактеризовать Адель, воспитанницу Джейн Эйр, в эпизоде, где девочка кормит птиц на пруду (a pond with beautiful birds in it, that I fed with crumb / пруд, где плавали красивые птицы, и я кормила их хлебными крошками). Получившая неясное воспитание девочка демонстрирует доброту и наличие положительного начала: в последней главе Джейн Эйр сообщает, что, став взрослой, девочка заботилась обо всех близких, стала внимательной и услужливой.

Pea-chicks and pigeons (Павлины и голуби). Джон Рид душит маленьких павлинов и голубей. Его злость направлена на самые беззащитные создания (he twisted the necks of the pigeons, killed the little pea-chicks / душит голубей, убивает цыплят [павлинят]). В данном фрагменте можно увидеть проводимое автором сравнение Джона Рида и Адель: их объединяет возраст, отсутствие систематического воспитания, некоторая избалованность, однако Адель кормит птиц, а Джон Рид душит голубей и павлинов. Павлин символизирует бессмертие, величественность (несмотря на существование европейских поверий о связи павлинов со сглазом, значение нетленности души является основным) [19, с. 315]. Убивая павлинят, Джон Рид убивает всякую надежду на жизнь души. Замена в переводе павлинов на цыплят объясняется спецификой культуры.

Почтовым голубем называет себя Джейн Эйр (Once more on the road to Thornfield, I felt like the messenger-pigeon flying home / По пути в Торнфильд я чувствовала себя почтовым голубем, летящим домой). Голубь символизирует мир, чистоту, надежду [25, с. 28].

Robin (Зарянка) (1 употребление). Интересным с точки зрения семиотики оказывается сюжет кормления героиней зарянки (2 орнитонима: robin, bird). В английской культуре символизирует надежды (это связано с существующей в Англии легендой об утешении, которое принесла своей песней малиновка распятому Христу): кормление зарянки – подкрепление надежд [10, с. 126].

Sparrow (Воробей) (2 употребления). Наиболее значима для портрета персонажа его самохарактеристика. Так, себя Джейн сравнивает с воробьем (a sparrow) в ответ на признание Э. Рочестера в том, что ему необходимо слышать ее голос (just as if a royal eagle, chained to a perch, should be forced to entreat a sparrow to become its purveyor / прикованный к скале царственный орел мог бы так просить воробья приносить ему пищу). Воробей обозначает привязанность, драчливость, что может означать признание героиней духовной связи, сочетающейся с готовностью защищать себя, отстаивать свободу воли [15, с. 839].

Jay (Сойка) (1 употребление). Другое сравнение, применяемое в отношении себя Д.Э., – сойка, переведенная в одном из изданий как ворона (a jay in borrowed plumes / вороной [сойкой] в павлиньих перьях). Джейн произносит фразу в ответ на предложение Рочестера подарить ей драгоценное украшение, которое, по ее мнению, совершенно не соответствует ее природе и ее положению в обществе. Это аллюзия на басню о сойке, которая оделась в павлиньи перья – о безосновательной претенциозности (басня Эзопа «Сойка и павлин», от которой идет басня И.А. Крылова «Ворона») [1; 2].

Skylark (Жаворонок) (1 употребление). Э. Рочестер называет Д. Эйр skylark, когда она возвращается после месяца отсутствия в Торнфильд (my skylark / моя малиновка [мой жаворонок]). Птица связана с символикой солнца [10, с. 127]: Джейн Эйр относится к светлой части мира (о «внемирности» Джейн свидетельствуют многочисленные сравнения ее с демоном, феей, эльфом, употребляемые Э. Рочестером и другими персонажами).

Chickens (Цыплята) (5 употреблений). Цыплята упоминаются при характеристике Джона Рида и при описании служанки Ридов, Элизы. Дж. Эйр, сообщая о скаредности данной героини, приводит в пример продажу цыплят и ее торги с садовником (She had a turn for traffic, and a marked propensity for saving; shown not only in the vending of eggs and chickens / Элиза была страшная скареда и прирожденная коммерсантка. Это сказывалось не только в том, что она продавала яйца и цыплят). Обращаясь к значению символики цыплят, можно сделать вывод, что фактом продажи Элиза отказывается от духовного в пользу материального. При описании Элизы упоминается также домашняя птица в целом (poultry), которую она выращивала. Домашняя птица (конкретнее, куры – как в русском переводе) – символ трудолюбия, семейности [25, с. 83]. Продажа птицы-носителя идеалов – отказ от этих идеалов.

Canary bird (Канарейка) (1 употребление). Ярким символом в европейской культуре является канарейка. Данный орнитоним характеризует Джорджиану Рид (Georgiana would chatter nonsense to her canary bird by the hour, and take no notice of me / Джорджиана часами болтала всякий вздор своей канарейке и не замечала меня). Общеевропейское значение данной птицы – глупость, но в Англии метафора canary означает соблазнительную девушку: глупость, ветренность, но привлекательность [16, с. 116].

Raven (Ворон) (6+2 этимол. родственных ravenously, ravenous). Орнитоним raven (ворон) в романе часто употребляется в связи с описанием цвета волос. Так, о локонах цвета воронова крыла Бланш Ингрем говорится трижды (she had such a fine head of hair; raven-black and so becomingly arranged / у нее замечательные волосы – черные, как вороново крыло; remember the raven ringlets, the oriental eye / не забудь шелковистые [вороновы] кудри и восточные глаза; mingling with its transparent folds, and gleaming through them, shone rich raven ringlets / перемешиваясь с ее складками, по плечам струились черные [вороновы] кудри). Волосы цвета воронова крыла также и у Э. Рочестера (his hair was still raven black / волосы [еще] черны, как вороново крыло). Так, черные волосы Рочестера и Бланш Игрем названы вороновыми, однако и у миссис Ингрем, и у Берты Мезон волосы тоже черного цвета, следовательно, привлечение символа ворона для описания Бланш и Рочестера играет некую роль. Ворон является медиатором между жизнью и смертью, в мифах он выступает посланником, связующим звеном между мирами, его роль может быть как отрицательной, так и нейтральной [15, с. 838]. Можно предположить, что волосы цвета воронова крыла отмечают персонажей, у которых есть возможность выбора между жизнью и смертью (вероятно, духовной).

Eagle (Орел) (2+адъектив). Также в тексте романа упоминается орел (eagle) – это основной орнитоним для Э. Рочестера (2 случая) (The caged eagle <...> might look as looked that sightless Samson / Пленный орел <...> вот с кем можно было сравнить этого ослепшего Самсона; just as if a royal eagle, chained to a perch, should be forced to entreat a sparrow to become its purveyor / царственный орел мог бы так просить воробья приносить ему пищу). Символика орла предполагает власть, величие, силу; во многих культурах орел связан с принесением огня людям; в библейской метафорике орел обозначает бодрость духа, божественную любовь, гордыню, в средневековой христианской иконографии ассоциировался с молитвами о победе добра над злом [25, с. 116]. Таким образом, автор отмечает, что сущность Рочестера наиболее близка к орлу: герой также обладает выдающейся силой, властью, может измениться в лучшую сторону.

Кроме классового обозначения birds и орнитонимов-названий в тексте романа присутствуют метафоры, сравнения, построенные на обозначении отдельных частей тела птиц или атрибутов их существования. Данные лексемы мы считаем нужным также включить в определение орнитонимов, поскольку они связаны с птицами, несут эмотивно-оценочное значение и позволяют идентифицировать денотат.

Feathers, plumes, necks, claws, eggs (Перья, крылья, шея, когти, яйца). Больше всего в тексте используется орнитоним «перья» (plumes) (8 раз, включая однокоренные). Джейн Эйр говорит о павлиньих перьях как о символе необоснованной претенциозности (I shall not be your Jane Eyre any longer, but an ape in a harlequin’s jacket – a jay in borrowed plumes / Я уже не буду больше вашей Джен Эйр, а обезьянкой в футовском кафтане, вороной в павлиньих [заимствованных] перьях). С помощью этой аллюзии на известную в Англии басню о вороне в павлиньих перьях героиня сообщает об отказе принять роль, не соответствующую своей сущности (подр. выше) [2].

Перья появляются и в образе Э. Рочестера (your hair reminds me of eagles’ feathers / ваши волосы похожи на перья орла). Перья орла символизируют власть [15, с. 838]. В последней части романа птичьих черт в облике героя становится больше, что может означать возвышение героя, его приближение к мудрости. Сломанными перьями украшает себя Джорджиана Рид (interweaving her curls with artificial flowers and faded feathers / вплетая в свои кудри искусственные цветы и сломанные перья). Символика перьев предполагает духовность, истину, это символ души, а в христианской символике – обозначение веры, созерцательности [15, с. 838]. Значение данного орнитонима в каждом конкретном случае определяется сопутствующими определениями. Так, сломанные перья отмечают мертвую духовность Джорджианы Рид (но тем не менее ее присутствие, чего нет у Джона Рида, к примеру). Дамы-гости Торнфильда украшают перьями одежду, волосы, экипажи (Fluttering veils and waving plumes filled the vehicles / две открытые коляски, над которыми развевались вуали и перья; her dark hair shone glossily under the shade of an azure plume, and within the circlet of a band of gems / ее [Бланш Ингрем] волосы, оттененные голубым пером и убором из драгоценных камней, казались особенно темными). Г. Уайтмен считает, что в данном случае перья маркируют глупость, но можно отметить и преобладание в данном случае внешнего над внутренним, т.е. придание важности внешнему виду, использование иллюзии размышлений для создания привлекательного образа (дамы рассуждают жестоко) [26, с. 7]. Перья носят и дочери мистера Брокльхерста, наставника Ловуда (beaver hats <...> shaded with ostrich plumes / касторовые шляпки, украшенные страусовыми перьями). Есть указание, что страус в христианстве символизирует полагающих веру в боге [15, с. 840]. В данном случае можно заметить, что страусиные перья помогают выделить ряд смыслов: веру, претенциозность, глупость персонажей.

Упоминаются сравнения с крыльями. Так, сердце Джейн Эйр «вздрагивает подбитыми крыльями» (it [heart] still quivered its shattered pinions in vain attempts to seek him / оно [сердце] все еще вздрагивало подбитыми крылами в тщетных попытках лететь к любимому).

Про слабость цыплят говорит Э. Рочестер, рассказывая об измене Селины Варланс. Он отмечает, что его соперник был очень слаб, сравнивая его руки с крыльями цыпленка. Орнитоним в данном случае маркирует отсутствие физической и духовной силы (left a bullet in one of his poor etiolated arms, feeble as the wing of a chicken in the pip / я всадил пулю в его тощее, хилое плечо, слабое, как крылышко цыпленка).

Слабость, беззащитность символизируют и голубиные шеи, которые упоминаются в характеристике Джона Рида (эпизод рассмотрен выше).

Следующий орнитоним-атрибут – птичьи когти – использован для характеристики Э. Рочестера (whether your nails are grown like birds’ claws or not, I have not yet noticed / я не обратила внимания – может быть, и ногти отросли у вас, как птичьи когти?). Он приводится в момент встречи Джейн Эйр и Э. Рочестера, когда описывается изменившаяся после года испытаний внешность героя. Таким образом, к концу романа герой окончательно превращается в птицу. Заслуживает внимания, что герой отрицает наличие когтей (On this arm, I have neither hand nor nails / На этой руке у меня нет ни пальцев, ни ногтей), что может означать отказ от разрушительной сущности, поскольку когти – основной инструмент охоты у птиц.

Итак, в данной работе мы рассмотрели, какую играет в описании персонажей орнитонимы. Наиболее частотны орнитонимы при описании Джейн Эйр (птица (7 раз, включая обезумевшая птица, перелетная птица), малиновка, воробей, зарянка(2), сойка, голубь), что помогает подчеркнуть ее твердость духа, важность для нее любви, ее уверенность в необходимости соответствия своему месту в обществе. Э. Рочестер характеризуется орнитонимами ворона, орел (2), орлиные перья, когти, что символизирует силу, властность, гордыню персонажа. Орнитонимы в романе как подчеркивают возвышенность героев, так и маркируют отсутствие физической и духовной силы. Таким образом, орнитонимы представляют значительный пласт лексики романа Ш. Бронте «Джейн Эйр». Использование орнитонимов позволяет автору обратиться к скрытой в фольклоре семантике орнитонимического кода и представить характеристику героев более концентрировано путем обращения к сложившимся в культурном сознании образов.

The stylistic role of ornithonyms in Ch. Brontë’s novel «Jane Eyre»

Galdina E.A.,
bachelor of 5 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Yakushevich Irina Viktorovna,
Professor of the Department of the Russian Language and Methods of Teaching Philological Disciplines of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Аnnotation. The article is devoted to the anthropomorphic symbolic meaning of ornithonyms in the novel by Ch. Brontë. The stylistic role of the names of birds and the attributes of their existence as a way of characterizing the characters of the novel is considered.
Keywords: ornithonyms, symbolic meaning, Victorian England.