Научный руководитель: Смирнова Альфия Исламовна, заведующий кафедры русской литературы Института гуманитарных наук ГАОГ ВО МГПУ, доктор филологических наук, профессор
Код уникальной десятичной классификации: 82-311.4

Аннотация. В статье рассматривается вопрос творческой истории романа Владимира Дудинцева «Белые одежды». Анализируются особенности произведения, на формирование которых оказала влияние реально-историческая база.

Ключевые слова: творческая история, ученые-генетики, мотив страдания, мотив служения.

Творческая история произведения – процесс создания литературного произведения от замысла к воплощению, к окончательному тексту, а также научное описание этого процесса [4]. Из этого определения следует, что изучение творческой истории литературного произведения позволяет более точно понять реально-историческую базу, на которую опирался автор. Такой анализ представляется наиболее важным при исследовательской работе с творчеством некогда «запрещенных» писателей.

Творчество Владимира Дудинцева долгие годы оставалось малоизученным исследователями, хотя уже публикация первого романа «Не хлебом единым» в 1956 году в журнале «Новый мир» вызвала интерес у читателей и литературных критиков. Лишь в последние десятилетия после публикации второго романа писателя, «Белые одежды», в 1986 году в журнале «Наука и Жизнь», появилась возможность в полной мере оценить вклад Владимира Дудинцева в отечественную литературу ХХ века. Особенно часто исследователи обращаются к роману «Белые одежды», небезосновательно считая его центральным в творчестве писателя. Появились работы М.В. Долгополовой «Смысловое пространство «Добро/зло» в романе Владимира Дудинцева «Белые одежды», В.Н. Бурчинского «Концепты «добро/зло» в русской языковой картине мира и в романе В. Дудинцева «Белые одежды», И.А. Сухановой «Роль интермедианальных связей с произведениями живописи в романе Владимира Дудинцева «Белые одежды» и др. Исследователи обращают внимание на многообразие мотивной структуры, широкое семантическое поле романа, наличие аллюзий на различные сюжеты мировой литературы.

Цель нашего исследования состоит в изучении творческой истории романа «Белые одежды». При работе с заявленной темой мы намерены следовать биографическому и культурно-историческому методам исследования.

Приступая к работе над «Белыми одеждами», Владимир Дудинцев был уже вполне состоявшимся писателем. До «Белых одежд» был роман «Не хлебом единым», который нашел положительный и мощный отклик среди читателей, узнавших в произведении современные им реалии. Однако реакция советской власти на первый роман Дудинцева была негативной. Вот как вспоминает сам писатель обсуждение «Не хлебом единым» в Центральном доме литераторов: «Помню, когда я написал «Не хлебом единым», роман вызвал мощную волну народного отклика. В Центральном Доме литераторов состоялось обсуждение романа. В зале сидели даже на полу. <…> И вдруг на трибуну вышел горячо любимый мною Константин Георгиевич Паустовский и сказал примерно следующее: роман, безусловно, хорош, но съезд тут ни при чем, да это и неважно, а главное – как верно схвачен тип Дроздова, в них-то, дроздовых, все зло и заключено... <…> Люди из первого ряда лихорадочно заработали перьями…» [3, с. 2]. Именно эта неосторожная честность К.Г. Паустовского привела к тому, что роман запретили. После этого происшествия Владимир Дудинцев пересмотрел свое отношение к борьбе со злом. Если раньше он провозглашал в своих произведениях открытое противостояние лжи и несправедливости (как это делает Лопаткин в «Не хлебом единым»), то теперь, ощутив всю силу пропагандисткой машины, писатель утвердился в мысли о том, что для победы над злом добру нужно вести правильную войну, не обличая себя в первом же бою.

В романе «Белые одежды» нашли свое отражение изменившиеся взгляды Владимира Дудинцева. Позднее в интервью автор отмечал, что между написанием романа «Не хлебом единым» и романа «Белые одежды» его взгляды на борьбу со злом значительно изменились. Дудинцев утверждал, что в определенной социальной ситуации необходимо заменить открытое противостояние скрытым, чтобы не обличать своих взглядов и не подвергать себя опасности [5, с. 5].

Именно это стремление добра скрыто, но уверено бороться со злом лежит в основе образа Федора Дежкина, главного героя «Белых одежд». Формально выступая сторонником академика Рядно, этот герой скрыто противостоит всей лжи лысенковской науки. Важно отметить, что эта скрытость истинных желаний и стремлений, ведение «подпольной войны» отличают Дежкина от главного героя романа Дудинцева «Не хлебом единым» Дмитрия Лопаткина, не желающего скрывать свои стремления и открыто «воюющего» с Леонидом Дроздовым. Однако осознаваемая Дудинцевым необходимость «уйти в подполье» отразилась не только на характере центрального персонажа, но и на всей мотивной структуре романа, в которой особенно важно отметить мотив христианства. Биологи местного университета, неоднократно именуемые носителями белых одежд, проводят тайные собрания, на которых утверждаются в истинности своей «веры» и ложности общепринятой идеологии. В этом отношении между учеными из «Белых одежд» и первыми христианами можно поставить знак равенства, ведь и те, и другие четко осознавали, что открытая война со злом приведет лишь к неоправданным жертвам и не даст им возможности продолжать борьбу. «Однажды я был на конференции вейсманистов-морганистов, похожей на тайное собрание первых христиан из «Quo vadis» Сенкевича. И вот вышла женщина, у которой был какой-то не от мира сего вид. Она начала говорить и захватила всех, и весь зал встал и, как древние христиане, пели свои гимны стоя, так и они, встав, несколько минут аплодировали ей...» [3, с. 25].

Необходимость скрываться, продиктованная жесткостью советской власти, осмысливается Дудинцевым как христианское служение своим идеалам. Отсюда следующий, тесно связанный с предыдущим, мотив страдания. Писатель, давая оценку своим ранним произведениям, отмечал, что они носили характер «полулакировочный». Причину этого автор видит в том, что все они написаны без нравственной нагрузки, без личного переживания. Лишь после того, когда судьба столкнула Дудинцева со всеми препонами пропагандисткой машины СССР, романы автора наполнились глубоко личным смыслом [3, с. 30]. Столкновение с подлинным страданием, пережитое на личном опыте писателя, отразилось и на его героях в романе. Обсуждая средства, необходимые для победы добра, Федор Дежкин заключает: «Добро – страдание. Иногда, труднопереносимое…» [2, с. 48]. Таким образом, мотив христианского страдания соединяется с мотивом борьбы добра против зла. Сложность мотивной структуры произведения обусловлена необходимостью скрывать свои настоящие взгляды и стремления не только в реальной жизни, но и в литературе. Владимир Дудинцев, используя множество христианских реминисценций, расширяет семантическое поле романа, зашифровывая его смысл.

Рассказывая о причинах обращения к образам биологов в романе «Белые одежды», Владимир Дудинцев писал: «С легкой руки моих гонителей-бюрократов мое имя стало широко известно, да еще с определенным критическим знаком. И тут пришли ко мне люди замечательные, люди, подарившие свой опыт сражений со Злом, можно сказать, – свою жизнь. Это были биологи. Генетики. Народ высокоинтеллигентный, рафинированная настоящая глубокая интеллигенция – все хорошие, простые, одаренные люди. Я среди них просто дышал новым воздухом, который и перешел в роман «Белые одежды» [3, с. 33]. Исходя из этого фрагмента, мы можем заключить, что в представителях биологической науки Владимир Дудинцев нашел олицетворение добра, самоотверженно сражающегося со злом. Ученые в то время находились под гнетом Лысенко, продвигающего псевдонаучные концепции в биологии и агрессивно уничтожающего всех несогласных. Ученые-биологи, прочитав роман «Не хлебом единым», почувствовали во Владимире Дудинцеве союзника, стали приходить к нему, посвящать в свои проблемы. Трагичная история советских генетиков легла в основу сюжета романа «Белые одежды».

Замысел романа к моменту анонса в журнале «Новый мир» в начале 60-х годов не был еще четко сформулирован, по признанию писателя. Обещание написать роман было дано издательству из-за того, что Дудинцев чрезвычайно нуждался в авансе: «Аванс, при моем хроническом безденежье, был в то время для меня живительным кислородом, – и я вдохнул его с удовольствием, подписав договор…». [3, с. 35] Предполагалось, что произведение будет называться «Неизвестный солдат». В этом названии заложена мысль о борце за правду и истину, отдавшем за это жизнь и оставшемся неизвестным. Сам автор указывает, что его роман состоит из нескольких смысловых уровней. Борьба за правду в области биологии лишь верхняя часть многослойной семантической структуры. Под ней скрывается другой уровень, более сложный и объемный, смысл которого сам автор формулирует так: «<…> служение истине, в какой бы области она ни находилась, – самое дорогое, что есть у человека…» [3, с. 35].

Творческая история романа «Белые одежды» сложна и многогранна, под стать той эпохе, когда он создавался. Важно отметить, что замысел произведения был продиктован писателю самой жизнью, требующей отражения в литературе. Документальная основа произведения, социально-философское осмысление современных автору событий, определили жанровое своеобразие произведения. Сюжетная, композиционная и мотивная структуры романа были сформированы событиями, окружавшими автора и его современников. Именно поэтому можно сказать, что в основе сюжета «Белых одежд» лежит драматичный этап развития отечественной науки, связанный с уничтожением генетики и процветание лженауки. Процесс, повлиявший на все сферы жизни.

Вопрос истории создания романа «Белые одежды» заслуживает дальнейшего научного осмысления, следуя теории и методологии изучения творческой истории литературных произведений исследования, разработанной Н.К. Пиксановым.

A Creative History of Vladimir Dudintsev’s novel «The White Clothes»

Kudryavtseva A.A.,
bachelor of 4 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Smirnova Alfiya Islamovna,
Head of the Department of the Russian Literature of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Doctor of Philological Sciences, Professor

Annotation. The article deals with the creative history of the novel by Vladimir Dudintsev «The White Clothes». Analyzed are the peculiarities of the work, which was influenced by the real-historical background.
Keywords: creative history, genetic scientists, the motive of suffering, the motive of service.