Код уникальной десятичной классификации: 8’81

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению основных особенностей локализации топонимов и антропонимов на примере двух вариантов перевода романа «The Lord of the Rings» на французский язык: Франсиса Леду (1973) и Даниэля Лозона (2016). Рассматриваются также актуальные термины «локализации» и «адаптации» применительно к переводу жанра фэнтези.

Ключевые слова: французский язык, фэнтези, Властелин колец, локализация, топонимы, антропонимы.

В настоящее время в связи с увеличением популярности жанра фэнтези, среди читателей все чаще встает вопрос о корректности локализации произведений, принадлежащих к этому жанру, будь то книги, фильмы или видео игры [1], [5], [22]. Несмотря на кажущуюся простоту задачи, существует несколько подводных камней, которые усложняют процесс локализации и требуют от локализатора не только знания языка, на котором было создано произведение, но и понимание идеи создателя и погруженность в контекст [9], [15], [23]. Почти каждый из представителей фэнтезийного жанра может похвастаться наличием своего мира, придуманного автором или авторами, внутри которого имеются свои правила, условности и даже языки и языковые группы, на что надо обращать внимание при процессе локализации, ведь важно не просто перевести текст автора, но и передать мысль и идеи, заложенные им на лексико-семантическом уровне родного языка или же языка, созданного специально для конкретного мира в рассматриваемом произведении [2], [3], [17].

Следовательно, можно сказать, что от успеха локализации зависит то, в каком объеме будет понятен текст, а, соответственно, и идеи автора, читателю, который потребляет продукт локализации, а от этого понимания зависит очень многое: от эмоциональной реакции человека на произведение, до глобального успеха произведения в изначально чуждой ему лингвокультуре [19].

В первую очередь, остановимся на определении термина «локализация». Первое упоминание термина «локализация» в актуальном для нашей темы значении появляется на французском языке в словаре «Le Trésor de la langue française» еще в 1819 г. и понимается как действие, которое приспосабливает или адаптирует к местному: «action de rendre local, d'adapter au lieu» (Pierre Boiste) [25].

Постепенно самое ранее толкование данного термина отошло на второй план, уступив место более частому на тот момент употреблению в медицинской или военно-стратегической терминологии в начале и середине прошлого века. Однако с распространением тенденции глобализации и необходимости в адаптации разнообразных продуктов для аудитории, принадлежащей другой лингвокультуре, первоначальный смысл слова снова набирает свою актуальность и в наше время используется в обществе довольно часто. В этом отношении в современном лингвистическом дискурсе принято рассматривать целый комплекс шагов, который был обозначен как «языковая локализация».

Под языковой локализацией Н.В. Малышева понимает «процесс адаптации уже переведённого продукта к условиям конкретной страны или региона» [12, с. 87]. Из данного определения можно утверждать, что «адаптация» идет рука об руку с «локализацией», и эти два понятия неразделимы.

Действительно, «адаптация» является частью языковой локализации и его основным процессом непосредственно наравне с переводом. Так, Л.Л. Нелюбин называет этот прием «приёмом для создания соответствий путём изменения описываемой ситуации с целью достижения одинакового воздействия на рецептора» [13, с. 12-13]. В этом определении мы можем отметить, что одной из целей адаптации является достижение одинакового воздействия на рецептор, в качестве которого мы можем обозначить потребителя конечного продукта локализации.

Кроме этого, в определении термина адаптация важным представляется изменение или приспособление оригинала, служащее для обеспечения пригодности использования в различных ситуациях [12, с. 88], т.е. основной целью процесса адаптации является одинаковое воздействие на восприятие представителями различных лингвокультур.

Таким образом, мы будем понимать под языковой локализацией многоплановый процесс, включающий в себя как перевод исходного продукта на другой язык, так и семантическую адаптацию получившегося перевода под реалии потребителей локализируемого продукта.

Стоит отметить, что некоторые вопросы языковой локализации, связанные именно с жанром фэнтези, необходимо рассматривать отдельно. Так, в некоторых случаях, при наличии этимологии топонимов и антропонимов внутри произведения, которые напрямую касаются культуры и языка созданного автором народа, стоит оставить в первозданном виде, который позволяет прочувствовать потребителю культурную основу. Также важно обходить стороной лексику и фразеологизмы, связанные с событиями из истории реального мира или с вещами, которые не могу существовать внутри вселенной локализируемого продукта.

Логично рассматривать локализацию фэнтезийных произведений на примерах наиболее эпохального и первого из них, а именно Д.Р.Р. Толкиена, который будучи лингвистом, создал огромный мир, полный уникальных народов, имеющих свои языки, историю и культуру, имея отсылки на множество мифологических сюжетов, существующих в реальном мире. Писатель впервые создал свою собственную мифологию и абсолютно новый жанр в литературе. Очевидно, что локализация такого романа, имеющего в себе не только культурный и языковой коды народа автора произведения, но и культурные и языковые коды народов внутри произведения – невероятно сложная задача, к которой необходимо подходить основательно и глобально, анализируя все аспекты мира, созданного Толкином.

Существует два перевода романа «The Lord of the Rings» на французский язык, рассмотрение которых может быть показательным примером разницы между простым переводом без понимания контекста и переводом с полной языковой локализацией. Существование такого различия обуславливается временем и отношением к этому произведению и жанру в принципе.

Первый перевод за авторством Франсиса Леду (фр. Francis Ledoux), который начал знакомство с миром Толкина с перевода Хоббита в 1969 г., был создан в 1972-1973 гг. Издатель книги Кристиан Буржуа (фр. Christian Bourgois) говорит в своем интервью, что мало кто в то время во Франции был заинтересован в издательстве перевода романа. Считалось, что перевод был бы слишком дорогой, и французы не могут быть заинтересованы в истории с таким количеством отсылок на иностранную культуру. Французские издатели видели только германскую легенду в произведении Толкина:

«Les éditeurs français n’ont pas publié Le Seigneur des Anneaux après la parution de Bilbo le Hobbit, en 1969, parce que cela représentait des dépenses de traduction très élevées et parce qu’ils estimaient que les Français ne pourraient pas s’intéresser à une œuvre qui était autant étrangère par ses références. Ils ne voyaient que la légende germanique» [24].

Сам Буржуа говорил, что, когда читал Толкина, был заинтересован больше персонажами, чем миром. Это утверждение показательно иллюстрирует, что для читателей, которые на тот момент не отличали фэнтезийный роман от обычного приключенческого романа в силу новизны жанра, было неважно обращать внимание на аспекты мира, созданного автором, что отражалось на качестве локализации. Также стоит указать, что многие знания о народах, истории и языках мира, созданного Толкином были получены из книги «Сильмариллиона», вышедшей только через пять лет после выхода первого перевода на французский язык.

Именно поэтому можно констатировать множество ошибок в переводе имен собственных, возникших из-за незнания Ф. Леду мифологии и космологии мира Толкина. Например:

  • «Le Valar» вместо «Les Valar»: название рода божеств стало именем собственным, которое можно воспринять, как имя одного божества.
  • «La mort de Galadriel» вместо «Le départ de Galadriel». Этот пример мы можем увидеть в конце пролога, непонимающий устройство мира Ф. Леду, воспринял уход эльфов в Валинор, как их смерть, таким образом, отправив в мир иной несколько главных персонажей в конце книги, когда на самом деле они просто уплыли на другой континент.
  • Встречаются фразы, отсылающие к нашей реальности, что вырывает читателя из атмосферы, заложенной в оригинале: «file indienne» и «un cousin à la mode de Bretagne».

Второй перевод за авторством Даниэля Лозона (фр. Daniel Lauzon) был создан в 2014-2016 гг., и данный вариант, также как и второй перевод Хоббита, изданный им же на два года раньше от начала работы, можно назвать полноценной локализацией. Было исправлено множество ошибок варианта 1973 г., Лозон проделал огромную работу по изучению пометок к переводу от самого Толкина и изучению созданного автором мира в целом. Так он обратил внимание на использование Франсисом Леду в своем варианте перевода фразеологизмов, связанных с нашим миром и отсылок на исторические события. Например, Д. Лозон убирает отсылки к христианскому календарю: «Midsummer’s eve», переведенный как «Saint-Jean» становится «à la veille de la Mi-Été», и убирает перевод местной поговорки «Out of the frying-pan into the fire» как «tomber de Charybde en Scylla», чтобы избежать отсылки на греко-римскую мифологию. Также были локализированы имена собственные, которые были оставлены в английском варианте, как видно в таблице 1 и 2:

Таблица 1. Варианты перевода имени Торина Дубощита

ОригиналПеревод Хоббита 1969Перевод Хоббита 2012
Thorin Oakenshield Thorin Oakenshield Thorin Lécudechene

Таблица 2. Вариант перевода топонима «Темнолесье»

ОригиналПеревод Хоббита 1969Перевод ВК 1972-1973Перевод ВК 2014-2016
Mirkwood Mirkwood Forêt Noire Forêt de Grand’Peur

В таблице 2 очевиден пример градации от простого перевода к полной локализации: если в первом переводе «Хоббита» название было просто перенесено без изменений, в первом переводе «Властелина колец» был проведен этимологический разбор слова, вскрыта метафора [20], [21], и переведен смысл названия, чтобы передать его читателям (интересно, что первые два варианта были переведены одним и тем же переводчиком), при этом использованы грамматические трансформации [8], [16]. И, наконец, в самом новом варианте перевода Даниэль Лозон изменил перевод топонима на другой, который также передает смысл, заложенный автором, но при этом убирает связь с реально существующим местом на юге Германии, упоминание которого могло отвлечь французского читателя, знакомого с этим названием, от атмосферы, заданной книгой.

Рассмотрим еще два примера улучшения качества локализации имен собственных, которые являются смыслонесущими для любого художественного произведения [6], [7] (таблица 3):

Таблица 3. Примеры перевода имен собственных

ОригиналПеревод ВК 1972-1973Перевод ВК 2014-2016
(1) Appledore Aballon Pommerel
(2) Shadowfax/td Gripoil Scadufax, Cheveux d'Ombre

В таблице 3 первый пример демонстрирует, что фамилия жителей городка Бри, связанная с ботаникой и садоводством Appledore, которая переводится с древнеанглийского как яблоня, в первом варианте перевода было заменено архаичным словом кельтского происхождения с тем же значением, однако в самом новом переводе оно было локализировано, как Pommerel, более привычное для слуха современного француза слово, которое также хорошо передает значение этой фамилии.

Второй пример в Таблице 3: в переводе 1973 года имя коня Гэндальфа, также имеющее свое значение на древнеанглийском, было переведено как Gripoil (Седой волос или Седогрив), что передает смысл, но при этом теряется особое звучание слова, которое также важно для восприятия. А новом варианте перевода мы видим очень правильное в данном случае решение, имя остается, и авторская фонетическая среда сохраняется, но после него идет второе, передающее смысл Cheveux d'Ombre (Теневая грива или Тенегрив). В данной ситуации, когда надо локализировать антропонимы, этимология которых уходит в другие языки, особенно, если мы говорим о придуманных языках, как эльфийский у Толкина, сложно представить лучший вариант.

Исследователи указывают на то, что функционирование книги в значительной степени определяется способностью адресата взаимодействовать с текстом и, тем самым, с автором [18, с. 51]. Поэтому книга не может функционировать без понимания первоначальной идеи автора, которую он закладывает на лингвокультурном уровне в свои художественные образы. Но также не следует забывать, что восприятие образа персонажа через имя, созданное автором, будет не полным, если в процессе локализации будет потеряна оригинальная фонетическая среда. Так можно локализировать эльфийские имена, не фонетической красоты, заложенной автором, например, эльфийские имена Celeborn и Glorfindel, которые были оставлены в обоих вариантах перевода в оригинальном виде. Ведь в фэнтези, имитируеющем Средневековье, значение имени можно пониматься в том же значении, в котором оно понималось в реальном Средневековье, а именно: «как знак, несущий базовую смысловую нагрузку» и «как свернутая вербально, но развернутая концептуально важнейшая характеристика человека» [4, с. 58], [18, с. 52]. Итак, будем понимать эти имена как говорящие, характеризующие персонажное лицо по функциональному и субъектно-оценочному признакам [10], [11], [14]. Следовательно, можем локализировать приведенные имена с эльфийского как Celeborn, Arbre d’argent и Glorfindel, Cheveux d’or, что соответствовало бы смыслу этих имен на синдарине (одно из эльфиских наречий в романе «Властелин колец»), и лучше представляет этих персонажей читателям, оказывая одинаковое воздействие на представителей разных лингвокультур, т.е. выполняет задачу локализации.

Подводя итоги этого исследования, можно сделать вывод, что перевод Даниэля Лозона является более удачным примером локализации, так как переводчик смог разобраться в мире, который был создан автором локализируемого произведения, чтобы адаптировать его под представителей другой лингвокультуры без ущерба смыслу, повествованию и атмосфере, и приведя понимание текста потребителями продукта локализации максимально близко к уровню понимания текста носителями языка на котором он был написан.

Features of localization of toponyms and anthroponyms in the novel «The Lord of the Rings» when translated into French

Kopnin E.I.,
bachelor of 3 course of the Moscow City University, Moscow

Аnnotation. The article is devoted to the consideration of the main features of the localization of toponyms and anthroponyms on the example of two versions of the translation of the novel «The Lord of the Rings» into French: Francis Ledoux (1973) and Daniel Lauzon (2016). The current terms «localization» and «adaptation» are also considered in relation to the translation of the fantasy genre.
Keywords: French, fantasy, the Lord of the Rings, localization, toponyms, anthroponyms.