Научный руководитель: Калашников Сергей Борисович, доцент кафедры русской литературы Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 82-311.1

Аннотация. В произведениях представителей реалистической прозы и Владимира Семеновича Маканина можно найти множество схожих моментов, образов и мотивов. Роман «Андеграунд, или Герой нашего времени» Маканина сопоставлен в данной статье с романом «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова по форме и идейному содержанию. В данном случае интертекстуальность выполняет сюжетообразующую функцию, служит приемом раскрытия характера главного персонажа и особым способом раскрытия авторской идеи.

Ключевые слова: интертекстуальность, интертекст, М.Ю. Лермонтов, постмодернизм, В.С. Маканин, андеграунд, аллюзия, цитата.

Классическая литература зачастую становится источником мотивов и образов для произведений современной литературы. В.С. Маканин включает в свой роман «Андеграунд, или Герой нашего времени» интертекстуальные отсылки к общеизвестным произведениям русской классической литературы, в том числе к «Преступлению и наказанию» и «Запискам из подполья» Ф.М. Достоевского, «Шинели» Н.В. Гоголя и «Герою нашего времени» М.Ю. Лермонтова. В данной статье рассматривается форма и идейное содержание «Андеграунда...», поэтому роман Маканина в аспекте интертекстуальности сравнивается с последним из названных произведений (с остальными произведениями аналогия выстраивается скорее по способу повествования и сюжетно-композиционной структуре).

Интертекстуальность является одним из характерных приемов литературы ХХ века. Особенно часто к интертексту прибегали писатели-постмодернисты, поэтому интертекст можно рассматривать как знаковую особенность данного направления. Для трактовки понятия «интертекстуальность» мы возьмем за основу концепцию диалогизма и функционирования «чужого слова» в тексте М.М. Бахтина. В своей работе «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве» (1924) он отметил, что писатели имеют дело не только с существующей действительностью, но и с предшествующей и современной ему литературой. Эта идея диалога между произведениями развита исследовательницей Ю. Кристевой. Ей же принадлежит и сам термин «интертекстуальность», обозначающий наличие смысловых и структурных связей между текстами, ссылающихся таким образом друг на друга.

Итак, интертекст – это диалогическое взаимодействие текстов. К числу наиболее знаковых особенностей интертекстуальности относятся аллюзии и цитаты.

Упоминание различных ситуаций, эпизодов, характеров, вызывающих ассоциации с претекстом, а также отсылки к каким-либо историческим, мифологическим, библейским и прочим мотивам мы относим к аллюзиям. Используя их в романе «Андеграунд...», Маканин проводит параллель между собственным романом и созданными до него творениями («Героем нашего времени» М.Ю. Лермонтова в том числе).

В произведении Маканина аллюзии выполняют сюжетообразующую функцию, служит ведущим способом создания образа (раскрытия характера) главного персонажа и особым способом раскрытия авторской идеи. В качестве примера данного стилистического приема приведем вторую часть заглавия романа Маканина. Отсылка важна как символ из классической литературы, который может считать любой современник. Аллюзия несет номинативное значение. «Герой времени» – это образ человека, обладающего чертами, характерными для всего общества в определенное время. Между героями Маканина и Лермонтова есть сходства и различия. Главный герой романа «Андеграунд...», как и Печорин, сознательно отстраняет себя от общества и происходящих вокруг событий. Но, в отличие от Печорина, он страдает, когда лишается приязни жильцов «общаги». К важным отличиям относится и то, что андеграундный герой не испытывает раскаяния после убийства. Таким образом, символ «героя времени» наделяется новым содержанием, что позволяет показать диалог и разницу культур XIX и XX веков. При этом культура андеграунда как бы вытесняет и заменяет классическую литературу.

В своем эссе «Почти религия», вошедшем в сборник «Квази», В. Маканин писал: «Реальность, к которой ты (он, я, кто угодно) обращаешься для исследования, как бы исчезает. Ход твоей мысли весь из шажков, из предыдущих шагов общечеловеческого процесса. Ты погружаешься не в факты, а в книги прошлого... Ты весь из цитат» [4, c. 2]. Прием цитирования многократно использован в романе «Андеграунд...».

В эпиграф к роману Маканин включает хорошо опознаваемую интертекстуальную отсылку к авторскому предисловию лермонтовского романа: «Герой Нашего Времени – портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии» [5, c. 1] (см. у Лермонтова: «Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии» [3, c. 1]). Маканин убирает обращение «милостивые государи»: представителю постмодернизма не нужен читатель, так как он видит смысл творчества в самом процессе, не предполагая быть прочитанным. Писатель отмечал в интервью с журналистом Борисом Алесандровым: «Существует два литературных процесса: один – созидания текстов, другой – потребления этих текстов. Писатель отвечает за первую часть. А вот то, как будет принята книга – экранизирована или забыта, или отодвинута на 50 лет, – это проблема уже общества» [1].

Таким образом, лермонтовский претекст в «Андеграунде...» опознается уже на уровне композиционной рамки (заглавие, эпиграф), которая является сильной смысловой позицией текста.

Определенно, важно и содержательное сходство произведений. Оба романа описывают типичных для своего времени героев. Также в произведениях ситуации убийства являются не социальным бунтом, а способом отстаивания своих принципов и в частности своего «я». Так, Печорин вызывает Грушницкого на дуэль из-за желания защитить свою честь. Он оскорблен клеветой приятеля о посещении главным героем княжны Мери по ночам, а также намерением компании драгунского капитана обмануть Печорина, заставив стреляться холостыми зарядами. В произведении Маканина главный герой убивает дважды. Первое убийство совершено Петровичем в защиту от унижения кавказцем, который хотел обокрасть рассказчика, тем самым ущемив его «я», второе – реакция на «стукачество» Чубика, доносящего в КГБ информацию о знакомых.

В романах Лермонтова и Маканина образы героев не получают однозначной трактовки. При этом смысл подобной неоднозначности различен: герой Лермонтова относится к типу людей, неспособных преодолеть отчужденность от общества, скучающих и жестоких, но одновременно располагающих к себе. У Маканина герой воспринимается как текст, состоящий во многом из цитат. Вся реальность романа «Андеграунд...» передается через призму взгляда Петровича, что обусловлено тем, что повествование ведется от лица главного героя.

Стоит также отметить, что у Лермонтова герой вневременной: человека с характерными чертами Печорина можно найти и в период до создания произведения, и в настоящее время. У Маканина герой – персонаж исключительно постсоветской эпохи, т.е. он темпорально локализован.

По структуре лермонтовское произведение сложнее маканинского: повествование в классическом тексте ведется от лица троих рассказчиков, в «Андеграунде...» присутствует только речь главного героя. Тем не менее, в структуре также есть схожие моменты. Роман «Андеграунд, или Герой нашего времени» состоит из пяти частей, при этом каждая из них является законченной повестью. В.С. Маканин также ориентируется на традицию Лермонтова, которую Б.М. Эйхенбаум определил, как «цикл повестей, объединенных фигурой главного героя», так как части в романе расположены с нарушением хронологической последовательности, что приводит к поэтапному ознакомлению с личностью героя.

Таким образом, Маканин взял героя Лермонтова, форму его романа, поместил их в жесткие временные рамки постсоветской эпохи, и такое сращение позволило ему создать занимательный текст с большим количеством анахронизмов, показывающих, что это произведение действительно об ином времени – ХХ веке [6, c. 263].

Итак, роман В. С. Маканина содержит интертекстуальные отсылки, адресующие читателя к роману «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова. Аллюзии и цитаты, содержательное сходство произведений, специфическая структура повествования используются для создания сюжета, глубинного раскрытия образа героя и трансляции авторской идеи.

Через образ рассказчика автор романа сравнивает ценностные ориентиры своего и лермонтовского героя. Интертекстуальность в романе «Андеграунд, или Герой нашего времени» позволяет определить отношение современника Маканина к нравственным нормам.

«Hero of Our Time» by Mikhail Lermontov as intertext of the novel «Underground, or Hero of Our Time» Vladimir Makanin'

Mokshina A.M.,
bachelor of 5 course of the Moscow City University, Moscow

Kalashnikov Sergey Borisovich,
Associate Professor, Department of Russian , Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. Many similar moments, characters and motives could be found in the works of realistic prose representatives and Vladimir Makanin. In this article the novel «Underground Or A Hero of Our Time» by Makanin collates the novel «A Hero of Our Time» by Mikhail Lermontov in form and ideological content. In this case intertextuality has a plot-forming function, serves as a method of revealing the personality of the main character and a special way of revealing the author's idea.
Keywords: intertextuality, intertext, Mikhail Lermontov, postmodernism, Makanin, underground, allusion, quote.