Научный руководитель: Кузьмина Ольга Владимировна, старший преподаватель кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ.
Код уникальной десятичной классификации: 81-112

Аннотация. В статье рассматриваются признаки сходства и различия в счетных словах древних языков, а именно в старославянском, латинском, древнегреческом и санскрите. Приводятся примеры того, как взаимосвязаны древние языки.

Ключевые слова: старославянский, латинский, древнегреческий, санскрит, счетные слова, сравнительно-историческое языкознание.

Очевидна важность изучения историко-лингвистического цикла в рамках подготовки филологов-русистов. В частности, этот цикл включает в себя дисциплину «Старославянский язык», которая представляет собой вводный курс в сравнительно-историческое языкознание, поскольку в ее рамках изучается не только система старославянского языка, но и дается информация о праславянском языке и индоевропейском праязыке, о процессах, протекавших в разные периоды истории существования праязыка [1]. Для лучшего понимания места славянских языков в общей истории всех индоевропейских, их взаимосвязи и общности процессов, можно и нужно привлекать как можно больше материала из разных языков. Древние языки особенно интересны для подобного анализа, поскольку, очевидно, на древнем этапе мы можем найти большее количество совпадений. Для своей работы мы выбрали четыре древних языка, а именно старославянский, древнегреческий, латинский и санскрит. Последний выбран для того, чтобы опираться не только на привычные примеры из групп европейских языков, но привлечь еще индийскую группу.

Для анализа нами была выбрана тематическая группа счетных слов от одного до десяти, а также сто. Эта группа является благодатным материалом для изучения, поскольку в ней можно увидеть сходства и проанализировать причины различий в родственных языках (см. таблицу 1). Перейдем к их более детальному рассмотрению.

Таблица 1. Сопоставительная таблица счетных слов

Сопоставительная таблица счетных слов

Корень счетного слова «один» восходит к праиндоевропейскому *oin-. Согласно этимологическому словарю П.Я. Черных [5, c. 593] старославянская основа сложная: *ed+ьn-:*ed+in-, причем первая часть является усилительной по отношению ко второй и представляет собой местоименное слово от основы *e-. Вторая часть сложения *in-ъ восходит к индоевропейскому *oi-n-o-s. В этой же словарной статье для сравнения приводится слово из древнерусского – инъ, т.е. «один», которое образует первую часть в сложении древнерусского слова «инорогъ» (т.е. единорог). Мы же хотим показать близость корня с латинским словом ūnus, которое, на первый взгляд, мало схоже со старославянским ~läèíú, но тем не менее образовалось от того же древнего корня *oinos. Если обратиться к древнегреческому, то здесь мы обнаружим сходство формы среднего рода ἕν с древним корнем *in [3, c. 122].

Корень счетного слова «два» восходит к праиндоевропейскому *duwo- > *duo. Здесь, конечно, сходство очевидно в каждом из выбранных нами языков: δύο в древнегреческом, duo в латинском, dvau в санскрите (особенно форма женского рода dve, сравни дъвh) [5, c. 232].

Корень старославянского «три» восходит к праиндоевропейскому *trey-. Форму именительного единственного количественного числительного treies, m практически полностью повторяет древнегреческое τρεῖς, а также латинское tres. В санскрите traya-h, tri (полное совпадение со старославянским и даже русским «три»), позже появилось trīni, tisra-h [4, c. 100-101].

Счетное слово «четыре» восходит к праиндоевропейскому *kwetwer- [6, c. 387-388] (очень похоже на английское a quarter). Счетные слова древнегреческого (τέτταρες), латинского (quattuor) и санскрита (catvārah) [4, c. 352] отличаются от старославянского первой согласной. Это связано с палатализацией в славянских языках. В латинском и санскрите остается звук k, а в древнегреческом он меняется на t, вероятно, в ходе ассимиляции согласных.

Счетное слово «пять» восходит к праиндоевропейскому *penktos [6, c. 90-91]. И во всех счетных словах, которые мы выбрали для анализа, сохраняется сочетание гласного звука с сонорным: в древнегреческом πέντε, в латинском quinque, в санскрите pañca.

Корень старославянского слова «шесть» восходит к праиндоевропейскому *kseks. Если обратиться к словарю П.Я. Черных, то становится понятно, откуда взялся t в славянском слове: «первоначально количественное числительное 6 имело в общеславянском языке форму именит. ед. *sesь, потом *šesь; основа на -t- (*šest-ь) была заимствована из формы порядкового числительного с суффиксом -t- (*šestь, -a, -o, šesъtь, -aja, -oje)» [6, с. 410]. Например, в латинском: sextus. А также объясняется возможное появление буквы «Ш», вместо «С», как в остальных словах (sex, ṣáṣ): «оно могло получиться на общеславянской почве из ch, восходящего к kch и далее к индоевропейскому *ks (в *ksek’s из *sek’s)» [6, с. 410]. Что касается разницы между, например, древнегреческим ἕξ и латинским sex, то здесь вместо s появляется густое придыхание, как и в следующем по счету слове – ἑπτα (семь, septa) [6, c. 410].

Старославянское счетное слово «седмь» восходит к праиндоевропейскому корню *septm. Этот корень почти полностью повторяется в латинском названии числа septem, а также в названии месяца «сентябрь», который, как известно, по старому стилю римского календаря был седьмым месяцем (год начинался с марта). Если вновь обратиться к словарю П.Я. Черных, задаваясь вопросом: откуда и почему в славянском слове берется сочетание «дм», если в корне согласный *p, то мы увидим, что на общеславянской почве должно было получиться слово *setь (в связи с изменением pt > t). «Сочетание dm в о.-с. *sedmь – из формы и.-е. порядкового числительного *sept(e)mos, иногда *septm̥-to-в» [6, c. 153-154]. Снова приведем пример из латинского: septĭmus. Получается, общеславянское *sedmь образовано от основы соответствующего порядкового числительного: *sed(ь)mъ, -a, -o, *sed(ь)mъjъ, -aja, -oje, где bdm появляется из ptm озвончением pm, как в греческой форме.

Корень старославянского слова «осмь» восходит к праиндоевропейскому oḱtō [5, с. 168]. Мы видим, что к этому корню ближе древнегреческое ὀκτώ и латинское octo. Древнеиндийское aṣṭa и старославянское слова отличаются от праиндоевропейского корня. В славянском было бы ожидаемо звучание *osta или *ostu, но это количественное числительное изменилось опять-таки под влиянием порядкового числительного *osmъ: *osmъjъ, которое сформировалось под воздействием *sedmъ. Сначала получилось *ostmъ, а оттуда *osmъ [5, с. 168].

«Девять» восходит к праиндоевр. *(e)newem, *newn [5, c. 237]. Признается связь между индоевропейским *neṷn̥ и *nevos «новый», потому что с девяти начинается новый отрезок счета (если рассматривается восьмеричный счет), в то время как индоевропейское *oktōu «восемь» своей формой двойственного числа свидетельствует о древнем четверичном счете [2, c. 493]. Если же посмотреть словарь П.Я. Черных, то в нем мы найдем объяснение, почему славянское слово так сильно отличается от греческого ἐννέα, латинского novem и санскритского náva. В общеславянском было бы ожидаемо получить из индоевропейского корня - *nevę. Но начальное d появилось (как и в литовском, латышском) либо под влиянием счетного слова десять, либо вследствие диссимиляции n:n > d:n. Общеславянская форма *devętь вместо *devę суффиксальным -t- [5, c. 237]. В некоторых других индоевропейских языках сохраняется начальное n, но слова все равно видоизменяются. Так, латинское novem образуется из *neun с добавлением m в конец слова под влиянием числительного decem.

Корень старославянского счетного слова «десять» восходит к праиндоевропейскому *dekm̥t [2, c. 508]. Здесь и в следующем разбираемом слове можно наблюдать явление satem-centum. В древнегреческом и латинском слове мы видим δέκα и decem, а в старославянском и санскрите «десять» и daśa.

И, наконец, мы подошли к группе слов, часть из которых являются названием изоглоссы satem-centum. К группе satem относится старославянское счетное слово «съто» и санскритское śatá, а группе centum принадлежат собственно латинское слово centum и древнегреческое ἑκατόν. Большинство исследователей считает слово «сто» исконно славянским, восходящим к индоевропейскому *k̂m̥tom, который в свою очередь образовался из *(d)k’mtom, что означает «десяток десятков», то есть этот корень близок к числительному «десять» [3, c. 762].

Привлечение материала разных, особенно древних, языков помогает проникнуть в суть сравнительно-исторической лингвистики, увидеть взаимосвязь русского языка не только с другими славянскими языками, но и его общие истоки со всеми языками индоевропейской семьи. Детальный, научный, а не поверхностный, подход к изучению истории языка предотвращает появление дилетантских псевдоисторических теорий с вопросами: «русский язык произошел из санскрита, или санскрит произошел из русского?»

Using materials from ancient languages to study the history of the Russian language (using counting words as an example)

Brykina D.A.,
bachelor of 4 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Kuzmina Olga Vladimirovna,
Senior Lecturer of the Department of the Russian Language and Methods of Teaching Philological Disciplines of the Institute of Humanities of the Moscow City University.

Annotation. The article examines the signs of similarity and differences in the counting words of ancient languages, namely in old Slavonic, Latin, ancient Greek, and Sanskrit. There are examples of how ancient languages are interconnected.
Keywords: old Slavonic, Latin, ancient Greek, Sanskrit, counting words, comparative historical linguistics.