Соавторы: Дудченко Ирина Владимировна, бакалавр 2 курса ГАОУ ВО МГПУ, г. Москва
Научный руководитель: Лоскутникова Мария Борисовна, доцент кафедры русской литературы института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент.
Код уникальной десятичной классификации: 821.161.1

Аннотация. В статье рассматриваются особенности композиции в рассказе А.П. Чехова «Толстый и тонкий». Выявлена конкретика авторской телеологии, обнаруживаемая в структуре текста. Показана роль антитезы как ключевого приема в композиционной организации целого. Проанализировано значение функциональных особенностей детали.

Ключевые слова: телеология, композиция, структура, антитеза, деталь.

О композиции писал еще Аристотель, акцентируя внимание на том, что отдельные части художественного произведения должны представлять единое целое: «Части событий должны быть так сложены, чтобы с перестановкой или изъятием одной из частей менялось бы и расстраивалось целое, ибо то, присутствие или отсутствие чего незаметно, не есть часть целого» [1, с. 655]. По мере движения научной мысли, и прежде всего в ХХ в., представления о композиции углублялись. М.М. Бахтин справедливо отмечал, что «композицию можно определить, как совокупность факторов художественного впечатления» [2, с. 18]. Позже М.Л. Гаспаров подчеркнул, что «индивидуальность следует искать не в элементах, а в структуре» целого [4, с. 164]. В.И. Тюпа дал следующее определение данному понятию: «В наиболее привычном смысле «построение» чего-либо целого из каких-либо частей» – это построение «от «композиции фразы» до «композиции характера»»; к тому же композиционные приемы лежат в основе «субъектной организации литературного произведения» [7, с. 48]. Напрямую связано с композицией понятие «телеология», которое Ю.Б. Борев определил, как «целеполагание, знание цели происходящего» [3, с. 256]. Конкретика авторской телеологии означает прежде всего целесообразность структурной организации произведения.

Цель данной статьи состоит в том, чтобы проанализировать рассказ Чехова «Толстый и тонкий», заострив внимание на структуре произведения. Такая постановка проблемы связана с тем, что в современном чеховедении вопрос о композиционных особенностях в прозе писателя сохраняет свою актуальность [6], [10].

В рассказе «Толстый и тонкий» (1883) писатель показал неожиданную встречу двух друзей детства, очень давно не видевших друг друга. Эта случайная встреча происходит на вокзале Николаевской железной дороги, пролегающей между Москвой и Петербургом. По указанному пути часто ездили «по казенной надобности» командированные чиновники. Последний факт стал основанием для развертывания писателем социально-нравственной проблематики произведения, связанной с обличением чинопочитания в образе одного из героев.

В название рассказа вынесена антитеза. «Толстый» – это знак как безусловной материальной обеспеченности одного из героев, так и его высокого должностного положения. «Тонкий» же, напротив, беден и не достиг значимой позиции в служебной иерархии. Данное противопоставление положено в основу композиции произведения и реализуется на протяжении всего рассказа. Показывая взаимоотношения героев, Чехов использует систему не только портретных, но и предметных деталей, понимаемых как «малое и неделимое звено художественной предметности», способное на «относительно самостоятельную значимость» в контексте целого [8, с. 67].

В экспозиции произведения автор дает портретные характеристики героев. Вводя «толстого» – Мишу, повествователь свидетельствует: «губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флёрдоранжем» [9, с. 250]. Как известно, «в поэтике художественной речи Чехова сравнения играют существенную роль» [5, с. 11]. В данном случае сравнение («губы, как спелые вишни»), как и слова иностранного происхождения «херес» и «флёрдоранж» (указывающие на не только изысканные, но и дорогостоящие факты винодельческой и парфюмерной культуры), подчеркивают высокое общественное положение «толстого». От «тонкого» же – Порфирия – пахло «ветчиной и кофейной гущей» [9, с. 250]. Лексические пары «херес – кофейная гуща», «флёрдоранж – ветчина» в данном случае являются контекстуальными антонимами. Кроме того, «тонкий», показанный в окружении семьи, «был навьючен чемоданами, узлами и картонками» [9, с. 250]. Разговорное слово «навьючен» характеризует этого героя как человека, придавленного тяжестью быта и поэтому суетливого.

Завязкой рассказа является обоюдная радость двух героев при их неожиданной встрече, что подчеркивается в речи как «толстого» («Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!»), так и «тонкого» («Батюшки! <...> Друг детства!») [9, с. 250]. В восклицаниях передается высокий градус эмоционального состояния друзей. Повествователь подчеркивает: приятели «приятно ошеломлены» [9, с. 250] и равны в дальнейшем заинтересованном общении.

Развитие сюжетного действия начинается с вопросов «тонкого» Порфирия, адресованных «толстому» Мише: «Ну, что же ты? Богат? Женат?» [9, с. 250]. Порфирий ведет себя непринужденно, не дожидаясь ответов своего друга, рассказывает о своей жизни, жалуясь: «Жалованье плохое» [9, с. 250]. Однако «тонкий» подчеркивает и то, что, в его представлениях, поднимает его над обыденным пониманием жизненного успеха, и три раза замечает, что его жена – «урожденная Ванценбах… лютеранка» [9, с. 250]. Он гордится иностранным происхождением своей супруги. Однако Порфирий говорит и о том, что его жена Луиза дает уроки музыки, из чего следует, что, хотя женщина в известной степени воспитана и образована, она вынуждена работать, что в системе социально-нравственных устоев конца XIX в. не является показателем семейного достатка и благополучия. Сын «тонкого» Нафанаил – сдержан и безучастен. Когда ему следовало поприветствовать «толстого», он «немного подумал», т. е. прежде чем «снять шапку» оценил статус «толстого» [9, с. 250].

Подступами к кульминационному этапу в развитии действия становятся слова «толстого» о своей карьере: «Милый мой, поднимай повыше <…> Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею» [9, с. 251]. Если до этих слов друзья детства были равны, то с этого момента «узнавания» поведение «тонкого» кардинально меняется: от дружеских отношений не остается и следа, они заменяются раболепным унижением. Устами повествователя Чехов показывает эмоции «тонкого»: сначала лицо Порфирия по причине удивления «побледнело, окаменело», а затем оно «искривилось во все стороны широчайшей улыбкой» – «казалось, что от лица и глаз его посыпались искры» [9, с. 251]. Гипербола «искры из глаз», вложенная в уста повествователя, указывает на лицемерие героя, неискренность его чувств, а «широчайшая улыбка» сознательно вызвана «тонким»: она демонстрирует его преклонение перед «толстым».

Эти изобразительно-выразительные детали в оценке повествователя поддержаны речевой реакцией «тонкого», с момента «узнавания» ведущего разговор с использованием унизительно-вежливого «-с» на конце слов: «Что вы-с…» [9, с. 251]. «Тонкий» растерян, напряжен и обеспокоен, что подчеркивается в репликах с недосказанностью, раболепной незавершенностью фраз: «Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с!» [9, с. 251].

После этой унизительной сцены следует сюжетная развязка произведения. «Толстый» не выдержал «сладости и почтительной кислоты» на лице «тонкого» и поэтому, протянув руку для прощания, отвернулся от него; «тонкий» же «пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец» [9, с. 251].

Знаки внимания к «толстому», которые оказывает в результате «тонкий», свидетельствуют об отсутствии у Порфирия человеческого достоинства. Для «тонкого» не важна личность, стоящая перед ним, – важен только ее социальный статус. Второстепенные герои, Нафанаил и Луиза, ведут себя так же, как и глава их семейства: «Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку» [9, с. 251]. Образы членов семьи Порфирия еще глубже раскрывают тревожащую Чехова тему чинопочитания. Финальная фраза рассказа – «Все трое были приятно ошеломлены» [9, с. 251] – иронически закольцовывает композицию сюжета: от момента искренней радости давних друзей, случайно встретившихся на вокзале, автор выводит сюжетику к обретению «тонким» и его семейством другого удовольствия – радости от встречи с высокопоставленным лицом.

Таким образом, Чехов последовательно осуществляет свою авторскую «задачу» – вскрывает проблемно-тематическую конфликтосферу чинопочитания. Разный социальный статус героев демонстрирует пропасть между друзьями, представленную в жизненных ценностях не столько «толстого», сколько «тонкого»: в диалоге участвуют уже не два товарища, а коллежский асессор и тайный советник. Иными словами, «толстый» никак «тонкого» не унижает – «тонкий» сам готов мгновенно унизиться.

Композиция произведения (от композиции сюжета до композиционной организации при создании образов героев и персонажей) раскрывает те телеологические принципы, которым следовал автор. Структура рассказа помогает Чехову реализовать художественную задачу – разоблачить чинопочитание. В основе «конструкции» произведения лежит прием антитезы, с помощью которого создана вся система образов. Достижению художественного эффекта способствует также портретная и предметная детализация.

Compositional organization of A.P. Chekhov’s story «The Thick and the Thin»

Akopian S.A.,
bachelors of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Dudchenko I.V.,
bachelors of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Loskutnikova Maria Borisovna,
Associate Professor of the Department of the Russian Literature of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor.

Annotation. The compositional features of «The Thick and the Thin» by A.P. Chekhov are considered in the article. The specifics of the author's teleology are detected in text structure. The role of antithesis as the main method in the compositional organization of whole is showed. The meaning of functional features of a detail is analyzed.
Keywords: teleology, composition, structure, antithesis, detail.