Соавторы: Кузина Екатерина Александровна, бакалавр 4 курса ФГБОУ ВО Московский государственный лингвистический университет, Москва
Код уникальной десятичной классификации: 659.4+[725.95+7.045]

Аннотация. В данной статье рассматривается семантика архитектурных сооружений с точки зрения межкультурной коммуникации с целью показать связь эпох и связь русской и французской культур. Мы предлагаем читать архитектуру моста Александра III и моста Мирабо как текст и воспринимать архитектурные элементы и отражение названий и форм мостов в поэзии и музыкальных произведениях как гипертекст, в котором переплетаются эстетические и исторические аспекты этого вида городской гражданской архитектуры.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, архитектура как текст, мосты Парижа, символика, культура Франции, Париж

Семантическое значение архитектурного сооружения не менее важно, чем его инженерное назначение и художественный облик [9]. Лагодина Е.В. дает классификацию работ отечественных исследователей семантики архитектуры: «чтение города», от «города-книги» до «города-гипертекста» (А.А. Барабанов, М.В. Пучков); «региональный хронотоп», развитие представлений об образном отражении архитектурных объектов (В.И. Иовлев); «архитектурная герменевтика» как набор культурно обусловленных форм и способов интерпретации (И.В. Морозов, П.В. Капустин, Г.Я. Мокеев» [8, c. 48].

Так, за названиями архитектурных сооружений могут скрываться неожиданные переплетения судеб известных личностей, межкультурные и межнациональные связи.

Целью данной работы – рассмотреть мосты Парижа с точки зрения межкультурной коммуникации, показать связь эпох и культур.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

  1. ознакомиться с историей создания парижских мостов, выбранных для изучения;
  2. определить семантические элементы данных объектов;
  3. собрать информацию о поэтах и музыкантах, воспевших их;
  4. выявить культурные компоненты, определяющие значение моста Александра III и моста Мирабо для Франции, России и связей наших стран.

Одним из самых известных мостов Парижа по праву считается мост Александра III. Он поражает своим изяществом и роскошным убранством. Этот мост был задуман как символ дружбы между Россией и Францией, и стал одним из самых революционных инженерных проектов своего времени.

Мост Александра III – это одноарочный мост через Сену, один из самых низких и самых широких мостов Парижа. Перед архитекторами (Жаном Резалем и Амедеем Альби) была поставлена задача сохранить перспективу, которая открывается с Елисейских полей на дом Инвалидов. Но малая высота моста не должна была мешать судоходству по Сене. Для этого его конструкцию сделали одноарочной, без опор на реке [12].

В целом мост является ярким представителем стиля боз-ар («изящные искусства»). Мостовые арки украшают фигуры нимф Сены (и герб Франции) и нимфы Невы (и герб Российской империи), символизируя союз двух стран, двух городов и двух рек.

По сторонам от въездов на мост возвышаются 17-метровые колонны, на которых установлены фигуры, символизирующие науку, искусство, промышленность и сражение. У основания колонн расположены композиции, отображающие 4 эпохи французской истории: времена Карла Великого, Возрождение, Эпоху Людовика XIV и современность. В гармоничный ансамбль скульптурного оформления включены ангелы, пегасы, львы и другие существа.

Строительство моста тесно связано с дипломатическим сближением России и Франции в конце XIX в. На фоне назревающей большой войны (будущая Первая мировая) мост должен был стать символом союза.

Назван мост в честь российского императора Александра III, который заключил в 1891 г. с Францией военно-политический союз. Это соглашение также способствовало расширению двусторонних культурных связей. Первый камень был заложен 7 октября 1896 г. российским императором Николаем II, сыном Александра III, в присутствии президента Французской республики Феликса Фора.

Мост Александра III возвели за 5 лет (1896-1900 гг.). Его открытие состоялось на легендарной всемирной выставке 1900 года. Символом выставки стала встреча нового XX века. Специально к выставке было сооружено большое количество объектов: Лионский вокзал, вокзал Орсе (ныне музей), Большой и Малый дворцы, первая линия парижского метро. Выставку посетили более 50 миллионов человек. Свои экспозиции в 18 тематических отделах представили 35 стран. Особенно значительно было участие Российской империи – ближайшего в тот момент союзника Франции. Именно тогда прославилась и новая игрушка матрешка [1].

Частью выставки стали Вторые Олимпийские игры, длившиеся пять месяцев. Это были первые игры с участием женщин. Соревнования в тринадцати видах спорта из двадцати были проведены впервые.

Хотя мост Александра III был выдающимся проектом своего времени, специальный комитет во главе с Гюставом Эйфелем присудил гран-при выставки «За архитектурное совершенство и великолепное техническое исполнение» железнодорожному мосту через Енисей в Красноярске. Он был построен в 1895-1899 гг. под руководством инженера Е.К. Кнорре по проекту Л.Д. Проскурякова в рамках строительства Транссибирской магистрали. К сожалению, этот мост был демонтирован в 2007 г.

Главной целью строительства моста Александра III была все-таки не выставка, а заключение союза. Одновременно с мостом Александра III французские инженеры фирмы «Батиньоль» к 1903 г. (к 200-летию Петербурга) построили Троицкий мост в Санкт-Петербурге. «Брат» моста Александра III также несет символику союза и дружбы двух стран. На закладке присутствовал президент Франции Феликс Фор (до открытия он не дожил).

Отметим, что символизм моста Александра III остается актуальным. В 2000 г. (к столетию моста) открылся Международный музыкальный фестиваль «Мост Александра III» [9]. Идея создания фестиваля принадлежит известному музыканту, скрипачу Александру Брусиловскому, который знакомит публику разных городов России с неизвестными страницами музыкальной культуры Франции и активно пропагандирует русскую классику за рубежом.

Рассмотрим культурные компоненты еще одного парижского моста – моста Мирабо. Решение о строительстве моста было принято президентом Республики Сади Карно. Мост спроектировал инженер Поль Рабель при участии инженеров Жана Резаля и Амадея Альби [10; 11]. Мост был построен в 1895-1897 гг. и назван в честь известного французского политика Оноре Габриеля Рикети, графа де Мирабо (1749-1791).

Граф де Мирабо – человек удивительной судьбы, противоречивая историческая личность – аристократ, деятель Великой французской революции, представлявший интересы третьего сословия. Напомним, что речь идет о Франции конца XVIII века. Первые два сословия – духовенство и дворянство – считались привилегированными и не платили налоги, третье сословие составляли буржуа, рабочие и крестьяне. В то же время граф де Мирабо выступал за конституционную монархию и участвовал в написании Декларации прав человека и гражданина, которая легла в основу будущей Конституции Французской Республики.

Еще один выдающийся человек, имя которого связано с мостом Мирабо – Гийом Аполлинер (1880-1918), французский поэт, литературный и художественный критик, журналист, один из наиболее влиятельных деятелей европейского авангарда начала XX века. В 2020 г. отмечалось 140-летие со дня его рождения [5].

Настоящее имя Гийома Аполлинера – Вильгельм Альберт Владимир Александр Аполлинарий Вонж-Костровицкий. По матери он был польским аристократом, поданным Российской Империи. Родился в Риме и жил в Париже. Получил французское гражданство лишь незадолго до смерти. Гийом Аполлинер доказал свою преданность Франции, когда в 1914 г. ушел добровольце на фронт, где и получил тяжелое ранение в голову.

Аполлинер был своим среди европейской богемы [12], дружил с Пабло Пикассо и Анри Матиссом. Но польское происхождение сыграло с ним злую шутку – в 1911 г. Аполлинера обвинили в краже «Моны Лизы» из Лувра. Позже, когда нашли настоящего вора, с поэта сняли все обвинения.

Стихотворение «Мост Мирабо» (1907) можно отнести как к любовной, так и к философской лирике.

Лирическая исповедь героя разворачивается на фоне городского пейзажа и вращается вокруг своеобразных символов Парижа – реки Сены и моста Мирабо (см. рисунок 1). В произведении поднимаются философские проблемы жизни и смерти, бренности и вечности, существования личности:

Sous le pont Mirabeau coule la Seine
Et nos amours
Faut-il qu’il m’en souvienne
La joie venait toujours après la peine…

На эти стихи Аполлинера написана песни Марка Лавуана.

Рис. 1. Табличка на мосту Мирабо с вышеприведенными словами.

Рис. 1. Табличка на мосту Мирабо с вышеприведенными словами.

Поэт использует образ течения времени как течения воды спокойной и широкой реки, опираясь на образы классической французской поэзии.

Жоашен дю Белле (Joachim Du Bellay), поэт XVI века, в сонете «Nouveau venu, qui cherches Rome en Rome» (в переводе В.В. Левика «Пришелец в Риме не увидит Рима») из сборника «Древности Рима» переживает это так:

Le Tibre seul, qui vers la mer s'enfuit,
Reste de Rome. O mondaine inconstance !
Ce qui est ferme, est par le temps détruit,
Et ce qui fuit, au temps fait résistance.

(«…О, земное непостоянство! То, что прочно, временем разрушено; то, что текуче, сопротивляется времени» [2, c. 279]; «И, меж руин огромных одинок, / Лишь Тибр не молкнет. / О неверность мира! Извечно зыбкий / вечность превозмог, / Незыблемый лежит в обломках сиро». Перевод В.В. Левика [6]).

Альфонс де Ламартин в романтической элегии «Озеро» (1820 г.) также берет образ времени, связанный с потоком воды: «…le temps n’a point de rives; Il coule et nous passons» («время не имеет берегов; Он течет, и мы проходим», в переводе А.Фета: «…и время нас без цели / мчит быстро по волнам»).

В песне «Les Ricochets» Жоржа Брассенса [11; 12] – одного из самых знаменитых французский поэтов-песенников – описывается приезд восемнадцатилетнего юноши, решившего завоевать Париж. И первое место, которое он посещает – мост Мирабо, чтобы поклониться (un coup de chapeau – «снять/приподнять шляпу») перед Аполлинером:

On n's'étonnera pas
Si mes premiers pas
tout droit me menèrent
Au pont Mirabeau
pour un coup de chapeau
À l'Apollinaire.

Брассенс называет эту прогулку паломничеством (pèlerinage). И на том же мосту лирического героя бросает возлюбленная. Затем поэт включает в ткань повествования виадук Отейль, мосты Йена, Александра III, (называя его просто pont Alexandre), Альма (называя знаменитую статую Зуава «zouzou»). И завершает песню новым поклоном Аполлинеру на мосту Мирабо (дословно: Не стоит грустить, пойдем прямо сейчас на мост Мирабо весело снять шляпу перед Аполлинером, – перевод наш. А.Щ. и Е.К.):

Nous attristons pas,
Allons de ce pas
Donner, débonnaires,
Au pont Mirabeau
Un coup de chapeau
À l'Apollinaire.

Одни из лучших переводов стихов Гийома Аполлинера принадлежат перу талантливого переводчика Михаила Кудинова:

Под мостом Мирабо тихо Сена течет
И уносит нашу любовь…
Я должен помнить: печаль пройдёт
И снова радость придет…

Стихи Гийома Аполлинера в переводе Михаила Кудинова стали словами песни Алексея Рыбникова.

Мост Мирабо – главный образ песни «Дело мастера Бо» Бориса Гребенщикова (группа «Аквариум») альбома «День Серебра» (записан в 1984 г.), который сам автор считает вершиной творчества «Аквариума» 1980-х годов [6]. Б. Гребенщиков дает свое видение образов Аполлинера:

Но время сомнений прошло, уже раздвинут камыш
Благоприятен брод через великую реку
А вода продолжает течь под мостом Мирабо
Но что нам с того? Это дело мастера Бо

Они отправятся к новым победам
А вода продолжает течь под мостом Мирабо
Но что нам с того - это дело мастера Бо

Наступает эпоха интернационального джаза;
А вода продолжает течь
Под мостом Мирабо;
Теперь ты узнал,
Что ты всегда был мастером Бо…

Стихотворение занимает центральное место (шесть из одиннадцати частей) в знаменитой симфонии № 14, Op.135 Дмитрия Шостаковича, посвященной британскому композитору, дирижеру и пианисту Бенджамену Бриттену. Симфония была написана в 1969 г. и в том же году исполнена в Ленинграде и затем в Москве. В ней использованы стихи четырех авторов: Федерико Гарсиа Лорки, Гийома Аполлинера, Вильгельма Кюхельбекера и Райнера Мария Рильке. Все тексты так или иначе связаны с темой смерти, особенно несправедливой или преждевременной. Стихотворения звучат по-русски.

Мост Александра III в Париже и Троицкий мост в Санкт-Петербурге стали символами дружбы народов России и Франции и представляют собой яркие примеры межкультурной коммуникации.

История моста Мирабо значима и в наше время. Философия моста объединяет поэтов России и Франции.

Эти символы актуальны и понятны людям XXI века.

Рассматривая архитектурные сооружения с точки зрения межкультурной коммуникации и принимая во внимание их семантические значения, мы обнаружили, что за названиями архитектурных сооружений могут скрываться неожиданные переплетения судеб известных личностей (правителей, политиков, людей искусства и культуры), межкультурные и межнациональные связи.


Paris bridges: intercultural communication

Shcheglovitova A.V.,
bachelor of 4 course of the Moscow State Linguistic University, Moscow
Kuzina E.A.,
bachelor of 4 course of the Moscow State Linguistic University, Moscow

Аnnotation. This article examines the semantics of architectural structures from the point of view of intercultural communication in order to show the connections between historical periods and the connections between Russian and French cultures. We propose to read the architecture of the Alexander III Bridge and the Mirabeau Bridge as a text and perceive the architectural elements and the reflection of the names and forms of bridges in poetry and musical works as a hypertext, in which the aesthetic and historical aspects of this type of urban civil architecture are intertwined.
Keywords: intercultural communication, architecture as text, bridges of Paris, symbolism, culture of France, Paris