Научный руководитель: Райкова Ирина Николаевна доцент кафедры русской литературы института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 398.21

Аннотация. Народная пляска и частушка как жанр фольклора, под которую танцевали на молодежных гуляниях, тесно связаны друг с другом, однако ни одной специальной работы, в которой рассматривались бы пляска и пляшущие люди как предмет изображения в тексте частушки, нами не обнаружено. В настоящей статье рассмотрена эта тема.

Ключевые слова: фольклор, частушка, пляска, танцоры, гармонист.

Я и петь буду,
И плясать буду,
А смерть придет –
Помирать буду!

С помощью слова люди выражали чувства, эмоции, душевное состояние. Частушки возникают на глубокой основе русских песенных традиций, развивают и обогащают их, вбирая в себя возможности и качества ряда жанров и видов русской крестьянской песни. Помимо речи, человек мог выразить свои чувства через пластические движения в танце. С древних времен танец был одним из первых языков, которым люди выражали чувства. Танец таит в себе огромное богатство для успешного художественного и нравственного воспитания, он сочетает в себе не только эмоциональную сторону искусства, принося радость как исполнителю, так и зрителю, – танец раскрывает и растит духовные силы, воспитывает художественный вкус. Танец и частушка тесно связаны друг с другом, поэтому фольклорная жизнь частушки продолжается, об этом свидетельствует и тот факт, что практически каждый современный россиянин вспомнит хотя бы одну частушку [2].

Поэтика частушки хорошо изучена в истории науки о фольклоре – это филологические исследования таких специалистов, как С.Б. Адоньева, В.С. Бахтин, А.В. Кулагина, С.Г. Лазутин, Ф.М. Селиванов и др. Народная пляска, в том числе и пляска под частушки, также достаточно хорошо изучена в смежной народоведческой и искусствоведческой науке – этнохореографии. Однако ни одной специальной работы, в которой рассматривались бы пляска и пляшущие люди как предмет изображения в тексте частушки, до сих пор не существует.

Изучив исследования, мы узнали о соотношении русской пляски и песенных жанров фольклора в русской традиции, изучили специфику такой особой разновидности частушки, как плясовая. Мы выделили современный научный сборник, подготовленный Ф.М. Селивановым, как наиболее полный и логичный с точки зрения систематизации текстов и представленности плясовой частушки. Поэтому выбранные тексты именно из этого сборника мы взяли в качестве материала статьи [3].

В плясовых частушках обычно восемь главных ударений, и они исполняются под один наигрыш, поются только под пляску:

Пляши – люблю,
Сарафан куплю,
Золотые проймы,
Поцелую – помни!

Проанализировав материал, мы заметили, где девушки с помощью пляски выражают отношение к своим подругам и молодым людям, к примеру, встречается параллель пляски и любовных переживаний:

Кабы я плясать умела,
Вышла подробила бы.
Кабы я его любила,
От тебя отбила бы.

Когда забирали в армию залеточку, то у девушки терялось настроение к танцу, дробь становилась не такой, как прежде, но подруги старались ее отвлечь опять же с помощью пляски. Можно проследить в текстах частушек, что девушки в своих разговорах предлагали ждать залеточку из армии:

Ой, подружка, не меняй
Золото на олово!
И я тоже не сменяю
Старого на нового!

Мать воспитывает свою дочку, чтобы та стала хорошей хозяйкой и хранительницей семейного очага, но девушка в силу своего юного возраста ставит на первый план пляску – «дробушку»:

Меня матушка учила
Сено выворачивать,
А я, дура, научилась
Дроби выколачивать.

Когда девушки, хорошо знающие танец, сбивались в пляске, то это означало, что парень ей очень понравился. Интенсивность дроби, как можно судить по текстам частушки, служила проявлением любви к своему партнеру: считалось, что, чем сильнее дробь, тем больше чувства:

Подробить так подробить,
Чтобы подробилося.
Полюбить, так полюбить,
Чтобы сердце билося.

Кабы я плясать умела,
Вышла, подробила бы.
Кабы я его любила,
От тебя отбила бы.

Интересный факт: не все танцы и пляски разрешались танцевать девушкам. Так, матери запрещали своим дочерям на гуляниях плясать

«Сербияночку»:
«Сербияночка» игра
По всей России славится.
«Сербияночку» пляшу —
Никому не нравится.

Бывает, что в частушечных текстах парни договариваются между собой, кому за какой девушкой ухаживать:

Задушевный мой товарищ,
Не сердися на меня.
Ты люби, какую знаешь,
Эта милочка – моя!

Для мужской пляски характерно исполнение сольное или «на пару». Парни пляшут тальяночку и волыночку обычно со своими товарищами и в шутку грубовато сравнивают товарища с животными:

Дорогой ты мой товарищ,
Сапоги с калошами,
А еще плясать выходишь –
Рыло, как у лошади.

Во время того, когда играет гармонист, драка служила и служит регулярным элементом мужского праздничного поведения в деревне:

Ты товарищ, не ударишь,
А ударишь – не убьешь,
Если я тебя ударю,
Через пять минут помрешь.

Наряду с частушечным межперсональным диалогом, частушка парней может исполняться от лица группы. Нередко молодые люди приходили из другой деревни, чтобы поплясать, а парни из своей деревни говорили чужаку, мол, девушки все наши и они разобраны давным-давно:

Разрешите поплясать
На вашей территории.
У меня миленка два, –
Они меня расстроили.

Молодые люди между собой разговаривали грубо, а иногда и девушки, чтобы на них обратили внимание, пытались перейти на стиль общения парней:

Что ты, мальчик, плохо пляшешь,
Как ворона по колам?
Все равно не перепляшешь –
Разорвись хоть пополам.

Популярность гармониста среди молодежи прослеживается во многих плясовых частушках. Когда гармонист приводил девушку к своим родителям для знакомства, то мама с папой жениться разрешали не сразу, так как они беспокоились за его судьбу, понимая, как много разных девушек его окружает:

Поиграл бы я гармошку –
Права рученька болит.
Взял бы замуж я милашку –
Тятька с мамкой не велит.

Были случаи, когда гармониста привораживали, обращаясь к бабушке, которая умела это делать, а дролина супостатка (соперница), от которой для этого отвораживали, не находила себе места и ради этого тоже ходила к знахарке:

А я Колю гармониста
Всё равно провожу:
Ста рублей не пожалею,
К старой бабушке схожу.

Супостатка, из-за дроли
Не кляни и не ругай.
Сундучок купи окованный
Да дролю запирай.

Той супостатке, которой изменил дроля, подруги советовали найти себе нового ухажера:

Супостатка, из-за дроли
Не ходи сердитая.
Захочу, так отобью –
Моя рука отбитая.

Чтобы гармонист обратил на них внимание, девушки ненавязчиво намекали ему, подвигаясь поближе, когда он играл на тальяночке:

Милый полечку играет,
Я к нему подвинуся.
Ежли мене изменит,
В синю Волгу кинуся.

Гармонисты нередко зазнавались и не шли гулять с кем попало. Залетка гармониста злилась, ревновала, когда к нему присаживались другие девушки:

Гармониста не любила,
Рядышком садилася.
Гармонистова залетка
На меня сердилася.

Расстраивались, когда провожали гармониста служить в армию:

Задушевная, по дролечке
Не вешай голову;
Ты не вешай, я не буду –
Наживем по-новому.

В частушечных текстах можно проследить, как готовили дролю к военной службе:

Брейте, брейте рекрутов,
Брейте по порядочку,
Оставьте дролю моего
Девкам на поглядочку.

Проанализировав плясовые частушки, мы выявили особую важность пляски как формы молодежного досуга в русской традиции, особенности организации молодежного гуляния, в котором участвуют парни, девушки (нередко из разных деревень), гармонист и идет импровизированная пляска под частушки. В текстах мы также увидели разнообразные взаимоотношения парней и девушек, девушек между собой и парней между собой посредством пляски, то, как одевались и двигались танцоры. Узнали о ключевой фигуре гармониста, его значительной роли в гулянье молодежи, взаимоотношениях с ним девушек, которые проявляются в пляске. Попутно обратили внимание на специфическую поэтическую лексику частушек: «дробить», «залетка», «ягодинка», «дроля», «супостатка» и др. Впитав всё лучшее из традиционного песенного фольклора, частушка испытала на себе влияние и профессиональной поэзии, что сказалось в строгом делении на строфы, способах рифмовки.

Материалы статьи могут найти практическое применение в системе филологического образования в школе (на уроках литературы, русского языка, музыки, мировой художественной культуры, в сценариях внеклассных тематических мероприятий), а также в колледже и вузе.

Images of dancing and dancers in the Russian chastushka

Rogov A.Yu.
bachelor of 3 course of the Moscow City University, Moscow
primary school teacher of the first qualification category School No. 28 Lyubertsy

Research supervisor:
Raikova Irina Nikolaevna
Associate Professor of Russian Literature, Institute of Humanities, of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. Folk dance and chastushka as a genre of folklore, which was danced to at youth festivals, are closely related to each other, but we have not found any special work that would consider the dance and dancing people as the subject of the image in the text of the chastushka. This article discusses this topic.
Keywords: folklore, folk songs, dance, dancers, accordion.