Научный руководитель: Захарова Мария Валентиновна доцент кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 808.1

Аннотация. В статье рассматриваются значения слова «лукавый», приобретение словом дополнительных коннотаций. Приводится контекст употреблений данного слова в произведениях И.А. Гончарова, рассматривается взаимосвязь значения слова с контекстом и их взаимовлияние.

Ключевые слова: семантика, коннотации, «лукавый», И.А. Гончаров.

Многие слова и выражения в русской литературе заимствованы из библейских текстов и сохраняют связь с ними. Часто смысл этих выражений меняется, приобретает другие оттенки значений или полностью искажается.

Слово лукавый на протяжении своей истории отошло от этимологического значения, перешло в другую часть речи, изменило коннотацию. Но так или иначе оно остается и сейчас связанным со священными текстами. Для И.А. Гончарова важны библейские образы и символы, хотя его религиозность исследователи признавали спорной. Возможно, слово «лукавый» тоже обладало для него особым значением.

Цель работы – рассмотреть, как употребляется слово лукавый в произведениях И.А. Гончарова, имеет ли оно религиозный смысл и контекст, важна ли семантика слова для понимания эпизода, в котором оно употребляется. Это исследование может открыть еще один важный мотив в произведениях И.А. Гончарова.

И.А. Гончаров привлекает внимание исследователей своими текстами и тем, что легло в их основу. Так много внимания уделяется именно религиозности писателя, потому что она может стать ключом, дать ответы на вопросы, обосновать позиции героев. В.И. Мельник утверждает, что нельзя не признавать религиозность Гончарова, потому что вне этого контекста и облик самого автора и идея его произведений будут искажены и не поняты. «Несмотря на то, что у Гончарова не было внешней набожности и открытых высказываний о религии, именно христианское мировоззрение и особое отношение к вере придают «истинную глубину и религиозно-философскую масштабность» произведениям» [4, c. 12]. Все это наталкивает на мысль, что такое важное в религиозном контексте слово, как лукавый, должно иметь в текстах особые основания и значимость.

Для того, чтобы раскрыть тему, хотелось бы обратить внимание на значения слова лукавый и историю.

В словаре Ушакова видим следующие значения: лукавый ЛУК’АВЫЙ, лукавая, лукавое; лукав, лукава, лукаво. 1. Коварный, хитрый. Лукавый человек. Лукавый поступок. «Лукавый царедворец!» Пушкин. | Исполненный добродушно-веселого коварства, игривый, кокетливо-хитрый. Лукавый взгляд. Лукавые глазки. Прищурился лукаво (нареч.). Лукавый задор. 2. в знач. сущ. лукавый, лукавого, муж. Бес, дьявол, сатана, нечистый (церк. и прост.). Лукавый попутал [7].

Большинство авторов словарей дают лишь одно значение слова – «хитрый», но не выделяют понятие в качестве эвфемизма черта, не отмечают многозначности. Такое описание дано в толковых словарях Ожегова, этимологических словари Шанского, Фасмера. В некоторых из них лукавый в качестве эвфемизма назван лишь в устойчивых выражениях, но это не выделяется как дополнительное значение слова. Самое емкое толкование слова дает Малый академический словарь: лукавый лука́вый -ая, -ое; -кав, -а, -о. 1. Склонный к козням, интригам, хитрый, коварный. Лукавый человек. Давно сознался я во всем, что вы хотели. Показанья Мои все ложны. Я лукав, Я строю козни. Пушкин, Полтава. 2. Исполненный веселого задора, игривости. Коммерсанты образовали кружок и подпевали задорному, лукавому мотиву. Куприн, Свадьба. Милая, лукавая улыбка блеснула в ее глазах. Панова, Ясный берег. [Валентина] смотрела на Ветлугина добрыми и лукавыми глазами. Коптяева, Товарищ Анна. 3. в знач. сущ. лукавый, -ого, м. прост. Бес, дьявол, сатана. Лукавый попутал. [Франц:] Воротился ночью мельник… Женка! что за сапоги? Ах ты, пьяница, бездельник! Где ты видишь сапоги? Иль мутит тебя лукавый? Это ведра. Пушкин, Сцены из рыцарских времен. от лукавого {что} о ненужном мудрствовании, об излишнем усложнении чего-л. [3].

Говоря о XIX веке, стоит отметить, что словарь Академии Российской 1795 и 1814 годов дают следующие значения слову: «1) коварный, хитрый, пронырливый; 2) зло, где в пример приведены строки из молитвы «Отче наш» [6, c. 457]. А словарь Даля выделяет значение лукавого как черта или беса, но основное значение самого слова и производных от него связано с этимологическим значением «лукавить» и имеет смысл «изгибаться, извиваться».

Следует сказать не только о толковании слова лукавый, но и о его происхождении. В этимологическом словаре Фасмера сказано лукавый лука́вый укр. лука́вий, др.-русск. лукавъ «извилистый (о течении реки); хитрый, коварный», ст.-слав. лѫкавъ πονηρός, сербохорв. лу̀кав, словен. lokàv. От лука́ «хитрость»; см. Бернекер 1, 739; Мi. ЕW 165. Черт, лукавый носит также эвфемистическое название Лука́нька, яросл. (Волоцкий), от лука́вый; см. Зеленин, Табу 2, 101. [8]

Значит, лукавый – это прежде всего «непрямой», извилистый, тот, кто обходит правду, если мы говорим об изначальном значении слова. Еще одним значением слова можно назвать эвфемистическое обозначение черта, с чем связаны многие устойчивые выражения. Употребление слова в таком контексте можно наблюдать в переложениях молитвы «Отче наш» разными авторами XIX века, о чем пишет в статье Афанасьева (по стихотворным тестам Фета, Жуковского, переложению Добролюбова). Автор статьи говорит о персонифицированном значении слова как отражении нечистой силы и о деперсонификации его [2, c. 4-5]. То есть из значения «зла» лукавый становится уже некоторым существом, которое это зло олицетворяет и в художественных текстах, и в сознании их авторов.

Значение слова с течением времени раздваивается все больше, но часто отделить одно от другого бывает довольно сложно.

Из всего сказанного можно выделить значения слова:

  • исконное – «извилистый, непрямой»;
  • по словарям XIX века – «коварный, хитрый/ зло»;
  • по Малому академическому словарю – «исполненный веселого задора, игривости»;
  • персонифицированное значение, которое приводит Даль – «бес, черт».

НКРЯ по запросу «лукав*» находит 7 документов и 103 вхождения в произведениях Гончарова (всего в НКРЯ хранится 13 художественных текстов автора). «Обрыв» – 32 вхождения, «Обломов» – 30, «Фрегат «Паллада»» – 23, «Обыкновенная история» – 12, «Иван Савич Поджабрин» – 1, «Счастливая ошибка» – 4, «Пепиньерка» – 1.

Рассмотрим роман «Обыкновенная история». Слово присутствует в качестве разных частей речи и с разными значениями. Значения слов приведены по МАС.

  • лукавый ведь силен (сущ., «бес, дьявол, сатана», слова произносит Евсей, обращаясь к Аграфене)
  • попутал, видно, лукавый (сущ., «бес, дьявол, сатана» Аграфена говорит Евсею)
  • нежно и лукаво взглянул (нар., Александр к Надежде)
  • Надежда Александровна, оставьте лукавство (сущ., Александр говорит Надежде)
  • Какое лукавство? (сущ., Надежда отвечает Александру)
  • прибегать к лукавству (сущ., размышления Александра о любви)
  • лукаво взглянув (нар., Петр Иваныч Лизе)
  • лукавите (глаг., Сурков говорит Тафаевой)
  • с лукавою улыбкой (прил., характеристика Лизаветы Александровны)
  • лукавые улыбки (прил., наблюдатели в отношении к Тафаевой)
  • лукавый их знает! (сущ., «бес, дьявол, сатана», Антон Иваныч о событиях у крестьян)
  • тонкими оттенками лукавства (сущ., о Лизавете Александровне)

Из всех этих употреблений можно сделать вывод, что в качестве персонифицированного значения слово употребляется довольно редко в тексте, включается в состав устойчивых сочетаний, а произносят его крестьяне или люди малообразованные, лексику которых автор намеренно снижает: это слуги Аграфена и Евсей, Антон Иваныч. Последний хоть и помещик, но Гончаров намеренно снижает его образ не только речью, но и общей характеристикой персонажа.

Говоря о других произведениях, находим еще употребления слова лукавый в персонифицированном значении и в них тоже наблюдаем, что слово в таком значении произносят слуги, крестьяне. В произведении «Иван Савич Поджабрин» это говорит барский слуга Авдей. «Вишь ведь лукавый догадал – чего не выдумает! – бормотал он. – Не так, не так, Иван Савич, на что подошву-то намазали ваксой? И сапога-то не умеет вычистить, а еще барин!»

Что же можно сказать обо всех не персонифицированных употреблениях слова? Каждое из них характеризует женщину или любовь, которая тоже испытывается по отношению к женщине... но, сравнивая употребления этого слова и употребления слова «хитрый», можно заметить, что хитрость используется в вариантах более отвлеченных, в абстрактных размышлениях героев. А также, говоря о семантике, «лукавый» редко употребляется в значении зла или коварства, которые описаны в словарях того времени. Это слово вообще имеет положительную коннотацию, употребляется в значении игривости, шутливости.

Это предположение подтверждается в романе «Обрыв». Из 32 вхождений встречается 3 сущ., 7 прил., 20 нар. и 2 глагола. Все прилагательные, наречия и существительные связаны с женщинами, относятся к таким словам, как взгляд, улыбка и имеют значение положительное, связанное с игривостью, шалостью. Только три случая из всех связывают это слово со значением обмана. В романе «Обломов» также видим сочетание лукавства и женского образа, улыбки или образа ребенка («Лукавый мальчишка здоровехонек, но молчит»), что тоже связано с положительной шутливой коннотацией. Лишь одно значение из тридцати связывает слово со значением козней, интриг и наделяет его отрицательным значением («…прозирать в мелочную комедию их лукавого, ничтожного, иногда порочного существования…»).

Немного отличаются от этих употреблений слова в произведении «Фрегат «Паллада»». Здесь И.А. Гончаров редко упоминает или описывает девушек вообще, так что рассматриваемое слово относится к матросам, характеризует целые народы («…с этим младенческим, отсталым, но лукавым народом»), но его коннотация не изменяется: все 23 вхождения имеют положительное значение, также соотносятся со словами взгляд, улыбка.

Можно сделать вывод, что слово лукавый не имеет особого религиозного значения в романной трилогии и других произведениях И.А. Гончарова. Персонифицировано употребляется только героями со сниженной лексикой. А как прилагательное имеет не свойственное ему ранее значение игривости.

Semantics of the word «wicked» in the works of I.A. Goncharov

Bakutina A.V.
bachelor of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Zakharova Maria Valentinovna
Associate Professor of the Department of the Russian Language and Methods of Teaching Philological Disciplines of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. The article considers the meaning of the word «wicked», the acquisition by the word of additional connotations. The context of the use of this word in the works of I.A. Goncharov is given, the relationship of the meaning of the word with the context and their mutual relationship are considered.
Keywords: semantics, connotations, «wicked», I.A. Goncharov.