Научный руководитель: Горелкина Анастасия Викторовна доцент кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 808.1

Аннотация. Статья посвящена проблеме мотивации в современной лингвистике. В работе рассматриваются функции мотивационно связанных слов в системе русского языка в целом и в художественном тексте в частности, анализируются понятия внешней и внутренней формы слова.

Ключевые слова: мотивология, мотивированность, мотивационно связанные слова, внешняя и внутренняя форма слова.

Внешняя и внутренняя форма слова тесно связаны. Однако в одних словах эта связь с течением времени как бы «стирается» и говорящими уже не ощущается, без привлечения специального этимологического словаря непонятно, почему, например, дом называется домом, а стол – столом. Такое явление получило в науке название немотивированность слова. В других же словах эта связь остается достаточно прозрачной и понятной носителям языка (например, в таких словах, как подоконник, пятница, подснежник). По мнению В.Г. Гака: мотивированность слова – это сохранение в его семантической структуре связи звучания со значением, т.е. это своеобразное «обоснование» звукового облика слова, осознаваемое носителями языка, наглядный «образ» значения слова. Мотивированность слова как бы отвечает на вопрос, почему тот или иной предмет внешнего мира получил такое название [3, с. 32].

Благодаря мотивированности слова его содержание находит свое открытое выражение во внутренней форме. Разработка идеи внутренней формы слова связана прежде всего с именем А.А. Потебни. Прослеживая судьбу отдельных слов, историю их возникновения, он в свое время высказал мысль, что в основе развития языка лежит смена поэтического мышления прозаическим. В слове А.А. Потебня выделял три составных элемента: 1) внешнюю форму (т.е. звучание); 2) значение; 3) внутреннюю форму слова, т.е. его образ.

Явление мотивологии, по словам современного исследователя в этой области О.И. Блиновой, соединяет в себе теорию Платона об «идее образа» слова и А.А. Потебни о внутренней форме слова. Первое современное системное исследование мотивационно связанных слов было проведено именно О.И. Блиновой. В ее книге «Мотивология и ее аспекты» дано такое определение: «мотивология как наука – это раздел лексикологии, изучающий явление мотивации слов в разных аспектах (лексикографическом, структурно-семантическом, сопоставительном, онтологическом, функциональном и др.)» [1, с. 6].

Изучение явления мотивации слов, тенденции к мотивированности языкового материала, аспектов мотивированности получает развитие в рамках работы Томской мотивологической школы, представителями которой являются О.И. Блинова, М.Н. Янценецкая, Л.Г. Зубкова, Н.Д. Голев и их последователи, единомышленники. Разработка мотивологического подхода в исследовании языкового материала началось с диссертации О.И. Блиновой «Языковое сознание и вопросы теории мотивации» в 1989 году. В 1990-е годы в рамках Томской диалектологической школы появилось новое исследовательское направление, мотивологическая школа, которая получила статус научной школы. С того времени и по сей день формируется теоретическая база изучаемого научного явления. Авторы томской мотивологической школы разрабатывают серьезный научный проект, исключительный по своему звучанию для современной лингвистики.

Рабочим термином нашего исследования стал термин «мотивационно связанное слово» – это комплексная единица сразу нескольких уровней художественного текста: фонетического, лексического, морфемного, словообразовательного, грамматического. Мотивационные отношения между такими словами устанавливаются, по мнению В.Г. Наумова, на основе их формального и семантического сходства, «причем первым осознаваемым признаком можно считать звуковое сходство слов, поэтому, форма слов является своеобразным индикатором мотивации» [7, с. 169]. Мотивационно связанные слова выполняют в текстах большое количество функций. В коммуникативной сфере языка насчитывается 16 функций (текстообразующая, системообразующая, метаязыковая, характеризующая, апеллятивная и др.) Н.Д. Голев считает, что слова, состоящие в отношении лексической мотивации, нередко используются в качестве своеобразных скрепов, соединяющих отдельные части текста в единое целое. Таким образом, мотивационно связанные слова устанавливают особую параллельную связность текста, поэтому мотивационная связь между отрезками текста является прочней, чем обычная смысловая связь [4, с. 35].

Для того чтобы показать, как «работают» в художественном произведении мотивационно связанные слова, как анализ данных единиц помогает проникнуть в «глубины» художественного текста, позволяет понять замысел автора, обратимся к стихотворению Г.В. Адамовича, поэта Серебряного века и представителя первой волны русской эмиграции:

Ну, вот и кончено теперь. Конец.
Как в мелодраме, грубо и уныло.
А ведь из человеческих сердец
Таких, мне кажется, немного было.

Но что ему мерещилось? О чем
Он вспоминал, поверя сну пустому?
Как на большой дороге, под дождем,
Под леденящим ветром, к дому, к дому.

Ну, вот и дома. Узнаешь? Конец.
Все ясно. Остановка, окончанье.
А ведь из человеческих сердец…
И это обманувшее сиянье!

С 1923 года Адамович поселился во Франции. Его стихи печатались едва ли не во всех ведущих журналах и альманахах зарубежья и были включены в лучшие эмигрантские антологии: «Якорь», «На Западе», «Муза диаспоры», «Содружество». Представления и взгляды Адамовича повлияли на многих поэтов русского зарубежья.

Свои же собственные стихи Адамович-эмигрант выпустил отдельной книгой лишь в 1939 году. Он считал, что в основе творчества лежит правда слова, соединенная с правдой чувства. Естественная простота, благородная ясность, ориентация на фундаментальные экзистенциальные человеческие ценности – характерные черты эмигрантской поэзии Г.В. Адамовича.

В этот период стихи Г.В. Адамовича приобретают новое звучание и качество, поскольку они мыслятся, прежде всего, как «человеческий документ», свидетельствующий об одиночестве людей, их неукорененности в мире, экзистенциальной тревоге как главном свойстве самосознания современного человека. Стихотворение «Ну вот и кончено теперь…» – это рассуждение автора о неизбежности смерти, о быстротечности и конечности жизни. Всему приходит «конец». Эту мысль помогают донести мотивационно связанные слова «конец – кончено – окончанье». В первой строке использование рядом однокоренных слов «кончено» и «конец» выполняет функцию подхвата. Лирический герой пытается убедить самого себя, что конец действительно пришел, продолжения уже не будет. Между тем, жизнь, которая была и которая приближается к концу, всё же не пуста.

Слова «мерещилось» и «кажется», хоть и не являются однокоренными единицами, но очень близки по значению: мерещиться – «казаться, представлять в воображении» [8, с. 638]. Как мы видим, одно слово лексикографически объясняется через другое. Глагол «вспоминал» реализует значение «возобновлять в памяти, возвращаться к прошлому» [8, с. 231]. Такую связь слов О.И. Блинова называет «валентной связью с лексической мотивированностью и общим опорным значением» [1, с. 186]. Слова «вспоминать», «мерещиться», «казаться» связаны одним художественным пространством – человеческим воображением и человеческой памятью, в которых живут дорогие сердцу образы. Такая связанность общим, пусть и абстрактным пространством, и есть опорное лексическое значение, благодаря которому реализуется тема преданности автора каждому прожитому мигу и каждому чувству, испытанному в жизни.

Контекстуально глаголы с общим семантическим компонентом связаны с существительным «сон», ведь «сон» – это образы (приятные или страшные), воссоздаваемые подсознанием, когда человек находится в состоянии покоя. Но при вхождении в это физиологическое состояние практически полностью отключается работа сознания, снижаются реакции на внешние факторы раздражения, поэтому «сон», связанный с «покоем», можно трактовать как «смерть» и «конец». Вечный «сон» – это прекращение работы сознания, «окончанье» мысли, невозбудимость, то есть отсутствие жизни. Рядом с существительным «сон» употребляется эпитет «пустой», что усиливает мрачные размышления героя о приближающемся конце. «Утяжеляют» это ощущение использованные в последней строфе мотивационно связанные слова конец – окончанье. «Образы», являвшиеся до этого, в том числе и образ дома, к которому так спешил лирический герой, не спасают от «остановки», «окончанья». Интересно, что данные существительные содержат в своей структуре глагольную приставку о- со значением доведения действия до результата, т.е. до «конца».

Если рассматривать стихотворение «Ну, вот и кончено теперь…» в ключе философского и религиозного размышления о сущности бытия, то мотивационно связанные слова кончено – конец – окончанье подразумевают под собой конец земной жизни. А повторяющиеся словоформы «к дому, к дому» и «вот и дома» можно трактовать как возвращение отошедшей от мирского бытия души – к Богу, на небеса.

Звучащая рефреном в начале и конце стихотворения строчка «А ведь из человеческих сердец» создает кольцевую композицию и тесно связана с эмоционально-экспрессивным причастием «обманувшее». Душа, пожившая на земле и не нашедшая счастья, стремилась домой, к Небу, думая, что счастье найдется там. Но возвращение «домой», на небеса, не приносит облегчения: и там ждет «обман», разочарование, и как следствие – «остановка», «окончанье».

Стихотворение Г.В. Адамовича проникнуто болью и отчаянием из-за ощущения бессмысленности человеческого бытия. Бесконечное хождение по кругу от рождения до смерти, нового рождения и очередной смерти, не имеют никакого смысла, если в конечном счете душа не обретает покоя. И ощущение этой «бесконечности», образ замкнутого круга помогают автору создать проанализированные нами мотивационно связанные слова конец – кончено – окончанье, глаголы кажется – мерещилось – вспоминал и завершающее стихотворение «горькое» определение обманувшее.

Motivationally related words in literary text

Lyashenko S.S.
bachelor of 3 courses of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Gorelkina Anastasia Viktorovna
associate professor of Russian and technique of teaching philological disciplines of institute of the humanities of the Moscow City University, Candidate of Philology, associate professor

Annotation. The article is about the problem of researching phenomenon of words motivation and its fuctions in the system of Russian language and in the art texts.
It will be analyzed how motivationaly related words helps to reveal the points of texts, to analyze the art texts and to understand the author's idea.
Keywords: motivology, motivation, motivationaly related words, external and internal form of the word.