Научный руководитель: Лоскутникова Мария Борисовна доцент кафедры русской литературы института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 821.161.1-31.09

Аннотация. И.А. Гончаров в романе «Обломов» вывел образы «деловых» людей – отца и сына Штольцев. Писатель показал их как мастеровитых и честных людей. Однако при всей схожести Штольц-старший и Штольц младший – люди достаточно разные. Немцы по национальности, они другие не только по отношению к окружающим, но и по отношению друг к другу. Сыну дано то, что не дано отцу: способность глубоко чувствовать.

Ключевые слова: литературный образ, тип «делового» человека, проблема другого.

Целью данной работы является рассмотрение сходства и различия двух «деловых» людей, запечатленных в романе И.А. Гончарова «Обрыв» в образах членов одной семьи, – отца и сына Штольцев. Конкретика цели состоит в том, чтобы раскрыть авторскую задачу:

  • в изображении сугубо практичного представителя немецкой культуры Иоганна (как следует предположить) Штольца, волею судеб оказавшегося в России и по-русски называемого Иваном Богдановичем;
  • в разработке характера Андрея Ивановича Штольца, воспитанного отцом-немцем и матерью – русской дворянкой, а главное – неустанно занимающегося самовоспитанием и самообразованием;
  • в выявлении интереса Гончарова к формированию на русской почве небывалых ранее людей, в которых прагматический взгляд на мир не умаляет их человеческих достоинств.

Иван Богданович Штольц показан автором как человек, освоивший многие виды деятельности: он «агроном, технолог, учитель» [1, c. 157]. За его плечами большой и трудный жизненный путь: «У своего отца, фермера, он взял практические уроки в агрономии, на саксонских фабриках изучил технологию, а в ближайшем университете <...> получил призвание к преподаванию» [1, c. 157-158]. Гончаров реалистически точно выверяет годы, проведенные Иваном Штольцем в поисках своего места в жизни в той или иной стране: в течение шести лет он жил в Швейцарии и Австрии, в России же к началу сюжетной предыстории своего сына прожил двадцать лет – и очень доволен сложившейся ситуацией: «благословляет свою судьбу» [1, c. 158]. Жизнь сына, как и собственную, Иван Богданович видит в следовании немецкой рационалистической традиции: «взял колею со своего деда и продолжил ее, как по линейке, до будущего своего внука» [1, c. 158]. Последние уточнения – «колея», «как по линейке» – являются, на наш взгляд, ключом к образу Ивана Штольца, поскольку Гончаров при создании этого характера последовательно прибегает к лексике из производственно-деловой сферы. В частности, Иван Штольц «не умел бы начертать в своем уме другой дороги сыну», как уже сформировавшейся в его сознании [1, c. 158] (курсив мой. – Е.У.). Окончив университет, Иван Штольц и сына изначально ориентировал на университетское образование (сожалея в душе об одном – о том, что университет не будет немецким). Сын в полной мере оправдал надежды отца.

Однако при всей схожей с отцом в цельности личности, последовательной целеустремленности и осознании суровой необходимости идти своим путем Андрей Штольц уже другой.

Этот принцип сопоставления и прием сравнения «всех со всеми», в т.ч. Андрея Штольца с собственным отцом, является «особенностью романного стиля Гончарова» как «телеологического единства сравнительно-сопоставительного видения мира и человека в нем, что обнаруживается на обоих уровнях носителей стиля – структурно-композиционном и стилистическом» [3, c. 48]. В позиции же сравнения «Я – Другой» открываются особенности не бытового ракурса изображения, а философского и философски-этического, поскольку ««другой» – это всегда встреча с инокультурным восприятием действительности, обусловленным особенностями воспитания и формирования личности, ценностными ориентирами социального окружения, а также интеллектуальными, возрастными, национальными, религиозно-конфессиональными и проч. данностями человека и среды» [4, c. 95].

Андрей Штольц не бюргер, что было высочайшей оценкой жизнедеятельности человека для Штольца-отца. Слово, являющееся обозначением горожанина в Германии, на русской почве приобретает заниженную оценку (как человека с обывательской психологией [5]). Штольц-сын находится «беспрестанно в движении», хотя «движений лишних у него не было» [1, c. 161]. Как и отец, он человек рациональный. Однако, в отличие от отца, младший Штольц умеет и любит радоваться «сорванному по дороге цветку» [1, c. 161]. Иными словами, он во всем ищет «равновесия практических сторон с тонкими потребностями духа» [1, c. 161].

Гончаров показывает, что такому формированию личности Андрея Штольца способствовало воспитание матери. Мать его, русская женщина из дворян, жившая до замужества «гувернанткой в богатом доме», «боялась, что сын ее сделается таким же немецким бюргером, из каких вышел отец» [1, c. 154]. Ее мечтой было видеть сына барином – человеком, рожденным хотя и «от отца бюргера», но все-таки сыном русской дворянки: это идеал «все-таки беленького, прекрасно сложенного мальчика, с такими маленькими руками и ногами, с чистым лицом» – словом, такого, «на каких она нагляделась в русском богатом доме» [1, c. 155].

В результате в жизни Андрея Штольца проросло «двойное семейное наследие» [2, c. 288], которое слагалось усилиями как отца, так и матери. Если с отцом мальчик изучал географические карты, «подводил итоги безграмотным счетам крестьян, мещан и фабричных» и даже разбирал «библейские стихи» [1, c. 152], то мать приучила мальчика к музицированию, к чтению книг по священной истории, басен И.А. Крылова и романов (таких как «Приключения Телемака» Ф. Фенелона) и проч. Современный исследователь обращает внимание на то, что Андрей «учился у матери и из книг» и знание жизни «наследовал от отца и из книг» [6, c. 39]. При этом в иронической оценке повествователя, в которой ощущается авторский взгляд, приоритет во влиянии на сына отдан отцу.

Однако после смерти матери Андрею Штольцу будет очень не хватать ее любви и наставлений. Даже закончив университет, младший Штольц нуждается в родительской теплоте. Но старший Штольц не знает другой дороги для сына, как только в отторжении его от себя. Иван Богданович не лишен воображения и чувств, вместе с тем в собственной судьбе и судьбе сына руководствуется одним: «таков обычай в Германии» [1, c. 158].

Наряду с материнской любовью, развитию внутреннего мира Андрея Штольца способствовало и его вхождение в семью друга детства Ильи Обломова: это были «русские, добрые, жирные ласки, обильно расточаемые <...> на немецкого мальчика» [1, c. 165]. Даже повзрослев и возмужав, Андрей Штольц «часто, отрываясь от дел или из светской толпы, с вечера, с бала ехал посидеть на широком диване Обломова и в ленивой беседе отвести и успокоить встревоженную или усталую душу» [1, c. 165] – и всегда получал желаемое. В этом понимании человеческой души и необходимости сокровенного общения лежит, по мысли Гончарова, принципиальное отличие Штольца-отца от Штольца-сына.

В таком молодом человеке из «деловых» кругов Гончаров видел представителя новой генерации – с бескорыстной открытостью в отношении близких людей, их жизненных трудностей и бед. Штольц всегда готов прийти на помощь Илье Обломову – и неоднократно делает то, что не по силам другу, в т.ч., среди прочего, становится на пути всякого рода тарантьевых.

Открытость к миру позволяет Штольцу обрести свою любовь. Увидев поначалу в Ольге Ильинской ту, кто сможет разбудить Обломова, Штольц не подозревает, что драма Ольги и Обломова войдет и в его собственную жизнь. Сопережив чужую драму, Штольц не только лучше узнает Обломова, но и обнаруживает в Ольге ту, с кем переживет полноту бытия: «Он понял, – что было чуждо ему доселе, – как тратятся силы в этих скрытых от глаз борьбах души со страстью, как ложатся на сердце неизлечимые раны без крови» [1, c. 406] (курсив мой. – Е.У.).

Таким образом, показав отца и сына Штольцев, Гончаров продемонстрировал вхождение в отечество других представителей русского общества. Старший в семье – обрусевший немец: мастеровитый, честный, но не способный на ту широту души, которая свойственна людям, населяющим его новую родину. Молодой Штольц – иной. Оставаясь сыном своего отца (тружеником и честным человеком), он вобрал в себя русскую ментальность – способность открыто сопереживать, радоваться жизни независимо от деловых расчетов и активно помогать тем, кто в его помощи нуждается.

Characters of «business men» in I.A. Goncharov’s novel «Oblomov»: Ivan and Andrey Stolz

Umanskaya E.V.
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Loskutnikova Maria Borisovna
Associate Professor of the Department of Russian Literature of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

Annotation. In his novel «Oblomov» I.A. Goncharov created characters of «business» people – father and son named Stolz. The writer showed them as skilled and honest people. However, for all the similarities between Stolz Senior and Stolz Junior, they are quite different. Germans, they are the other not only to others, but also one to another. The son has what the father does not have: the ability to feel deeply.

Keywords: literary character, type of «business» person, problem of the Other.