Научный руководитель: Идилова Ирина Сергеевна, доцент кафедры английской филологии ГАОУ ВО МГПУ, кандидат педагогических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 821.111

Аннотация. В статье рассматривается роль интертекстуальных включений, претекстом которых является лирическое произведение. В качестве материала исследования выступают короткие рассказы Стивена Кинга.

Ключевые слова: интертекстуальность, претекст, цитата, аллюзия, реминисценция, лирика

В процессе знакомства с книгой внимательный читатель часто может заметить в тексте отсылки к другим произведениям и событиям. Данная взаимосвязь между текстами, особенно характерная для литературы постмодернизма, называется интертекстуальностью. Она позволяет наполнить произведения дополнительными смыслами, углубить структуру дискурса, привлекая к сотворчеству других авторов [3, с. 6]. Для наиболее полного понимания произведения от читателя требуется обладать определенным уровнем эрудированности и навыками вдумчивого чтения, достаточными для того, чтобы заметить все интертекстуальные включения, использованные автором.

Интертекстуальные включения могут быть представлены в тексте в трех основных формах: цитаты, аллюзии и реминисценции. Самая очевидная для читателя форма – это цитата, т.к. она представляет собой дословное, часто маркированное на письме, воспроизведение отрывка из другого текста. Согласно Е.Г. Еременко, цитату всегда отличает уместность, ясность и точность [2, с. 139]. Например, в отрывке из рассказа «Вещи, которые остались после них», Стивен Кинг использует цитату из фильма, снятого Джоном Шлезингером, «Марафонец»: «It reminded me of that movie <…> where Laurence Oliver does the impromptu dental work on Dustin Hoffman, asking him over and over again, Is it safe?» Данная цитата показывает, что, хотя герой и говорит, что все в порядке, честный ответ на этот вопрос – «No, it’s not safe».

Заметить две другие интертекстуальные формы – аллюзию и реминисценцию – как правило, сложнее. Аллюзия дословно переводится как «упоминание». Она указывает на связь текста с другими текстами или отсылает к культурным или историческим фактам [2, с. 139]. Примером аллюзии может служить следующая строка из рассказа Стивена Кинга «Вещи, которые остались после них»: «And I know these things happened in late August of 2002, not quite a year after a piece of the sky fell down…». Становится очевидно, что герой говорит о времени, когда раны, нанесенные терактом 11 сентября 2001 года, были еще свежи.

Реминисценция работает более «деликатно», чем аллюзия, представляя собой абстрактный литературный образ, часто улавливаемый через ассоциативные связи [2, с. 139]. Например, роман С. Книга «Жребий Салема» (в оригинале – «Salem’s Lot») является реминисценцией написанного Брэмом Стокером романа «Дракула» («Dracula»). Вслед за ирландским писателем С. Кинг предполагает, какова могла бы быть жизнь вампиров в современном мире. В книгах наблюдаются некоторые параллели (например, особняк Марстен-Хаус и замок графа Дракулы), однако прямых отсылок к роману Б. Стокера в произведении американского литератора нет. Взаимосвязь текстов угадывается лишь на ассоциативном уровне.

Таким образом, интертекстуальные включения могут отсылать как к событиям, людям и высказываниям из реальной жизни, так и к художественным произведениям, в том числе литературным – к эпосу, драме и лирике. Исходный текст, с которым текст рассматриваемый связан через интертекстуальные включения, в современной лингвистике называется претекстом. Обратим внимание на случаи, когда писатель в качестве претекста использует лирическое произведение.

Согласно словарю литературоведческих терминов, лирика – это литературный жанр, на первый план выдвигающий субъективное отображение чувств, состояний и мыслей автора [1]. Опираясь на данное определение, можно предположить, что использование лирического произведения в качестве претекста позволяет более красочно и экспрессивно передать атмосферу и эмоциональное состояние героев.

Рассмотрим отсылки Стивена Кинга к лирическим произведениям в рассказе «Уилла». Его главный герой – Дэвид Сэндерсон, долго ожидая вместе с другими пассажирами прибытие поезда, обнаруживает, что его невеста Уилла куда-то ушла, и отправляется на ее поиски. Когда он находит ее неподалеку в баре «26», девушка открывает ему глаза на то, что они уже давно погибли в железнодорожной катастрофе. После безуспешной попытки убедить в этом остальных пассажиров-призраков, пара решает остаться в «26» навсегда.

Когда Дэвид пытается найти свою невесту Уиллу и понимает, что она вероятно куда-то ушла, ему в голову приходит строчка из стихотворения «Winter Remembered» Д.К. Рэнсома: «A cry of absence, absence in the heart». Данная цитата позволяет читателю понять, как дорога Дэвиду Уилла, т.к. без нее в его сердце царит пустота. Оригинальное стихотворение заканчивается следующими строками:


Dear love, these fingers that had known your touch,
And tied our separate forces first together,
Were ten poor idiot fingers not worth much,
Ten frozen parsnips hanging in the weather.


Лирический герой стихотворения замерзает (погибает), осознав бессмысленность попыток связать себя со своей любовью, и Дэвид словно боится аналогичной судьбы. Таким образом, цитирование всего одной строчки позволяет Стивену Кингу ёмко описать внутренние переживания персонажа.

Когда Дэвид заходит в бар «26», где он найдет Уиллу, группа The Derailers исполняет песню Фредди Фендера «Wasted Days and Wasted Nights»: «It was loud, lachrymose, and – as David Sanderson could tell – note perfect». Аллюзия на данную композицию передает атмосферу, царящую в клубе – печальную и сентиментальную, полностью соответствующую состоянию Дэвида. А некоторые строки из песни могли бы в тот момент быть сказаны Дэвидом Уилле.


Don't you remember the day,
That you went away and left me?
I was so lonely,
Prayed for you only,
My love.


Также пара включает данную композицию, когда возвращается в бар после безуспешной попытки убедить остальных пассажиров в том, что они все мертвы. Рассказ словно заканчивается под звучание «Wasted Days and Wasted Nights» в оригинальном исполнении Фредди Фендера, уже менее надрывном, чем в упомянутом ранее варианте The Derailers. Музыкант в песне задается вопросом: Why should I keep loving you, // When I know that you're not true? Но Дэвид и Уилла, как может предположить читатель, нашли для себя ответ и будут любить друг друга, несмотря на то, что оба они «ненастоящие, not true».

Название песни, Wasted Days and Wasted Nights, в контексте истории интерпретируется двояко, т.к. Стивен Кинг не дает однозначной трактовки происходящему. Читатель может считать впустую потраченными 20 лет, когда герои безрезультатно ожидали поезд, не осознавая того, что уже мертвы. С другой стороны, все будущее существование осознавших свою смерть Дэвида и Уиллы может показаться бессмысленным.

«Уилла» – не единственный рассказ, в котором Стивен Кинг использует аллюзии на музыкальные произведения. Например, когда героиня рассказа «После Выпускного» Дженис смотрит на ядерный гриб, возникший в результате взрыва атомной бомбы, и осознает, что вот-вот погибнет, ей сначала вспоминаются песни современных R’n’B, хип-хоп и рок-исполнителей. Атмосфера, создаваемая ими, – клубная, развязная – не вызывает положительных чувств у героини: «She thinks about the records by Jay-Z and Beyoncé and the Fray they won’t be listening to – no loss there».

В последние минуты жизни Дженис предпочитает прокручивать в голове теплые и уютные песни Пэтси Клайн и Скитера Дэвиса в стиле кантри. Именно они заставляют ее чувствовать себя спокойней: «And she thinks of the country music her Dad listens to in his pickup truck on his way to and from work. That’s better somehow».

Через аллюзии на музыкальные произведения разных жанров Стивен Кинг противопоставляет два эмоциональных состояния героини – веселье и беззаботность, которые обычно царят на вечеринках, и умиротворение, испытываемое в семейном кругу. Читателю становится очевидно, что перед смертью Дженис захотела в последний раз почувствовать второе.

Описанные в данной статье примеры подтверждают, что интертекстуальные включения из лирических произведений обладают той же особенностью, что и их претексты – они направлены на передачу чувств и эмоций. Такие интертекстуальные отсылки экономичны, т.к. позволяют авторам, не прибегая к использованию других средств художественной выразительности, ёмко, точно и экспрессивно описать состояние героев и подчеркнуть многогранность их внутреннего мира, «выразить на имплицитном уровне «дополнительные смыслы» и создать атмосферу сильнейшего эмоционального напряжения» [4, с. 114]. Отдельно стоит отметить отсылки к музыкальным произведениям, т.к. их экспрессивность обеспечивается за счет воздействия не только на зрительное, но на и на слуховое восприятие читателя. Благодаря этому образы становятся еще более яркими и живыми. Таким образом, авторы включают в свои произведения ссылки на лирические произведения в первую очередь для того, чтобы читатель смог лучше прочувствовать атмосферу описываемого момента и понять внутреннее состояние героев.

Poetry as a pre-text (in short stories by Stephen King)

Shchegortsova E.A.,
undergraduate of 1 courses of the Moscow City University, Moscow
Research supervisor:

Idilova Irina Sergeevna,
associate professor of the Department of English Philology of the Moscow City University, candidate of pedagogical sciences, associate professor

Annotation. The article considers the role of intertextuality when poetry is used as a pre-text. The study is based on the analysis of short stories by Stephen King.
Keywords: intertextuality, pre-text, quotation, allusion, reminiscence, poetry