Код уникальной десятичной классификации: 32

Аннотация. В статье рассматривается роль кадетов при формировании Временного правительства, их влияние на внутреннею и внешнюю политику правительства в период март-апрель 1917 года, а также стремление к сотрудничеству с меньшевистским крылом РСДРП. Противоречия по важнейшим вопросам революционного времени – отношение к войне, проблема двоевластия, земельная реформа, выборы в Учредительное собрание показали несовместимость идеологии классического либерализма и российской социал-демократии.

Ключевые слова: кадеты, Временное правительство, партия народной свободы, Милюков, Февральская революция.

Февральская революция ознаменовала крах не только старого порядка, но и мертворожденной идеологии самодержавия. Тройная основа царизма – православие, самодержавие и народность, не могла объединить многообразный и многоязычный народ огромной Российской империи, скорее наоборот, она символизировала неволю, угнетение общества и личности. Политические учения, ранее находившиеся в подпольном состоянии или под пристальным полицейским надзором, словно ручьи, соединившись воедино, смыли старый мир. Очень быстро консолидировались основные политические центры – партии. Марксистские (социал-демократы – меньшевики и большевики), народнические (эсеры и народные социалисты) и либеральные (прежде всего кадеты, октябристы и прогрессисты) включились в борьбу за новую Россию.

Либералы и меньшевики, мысля догматически, опираясь в своих программах на историю европейских революций XIX века, понимали российскую революцию как буржуазно-демократическую. Приход к власти либеральной буржуазии или, как говорили в России, «цензовой общественности», или «цензовой демократии» обеспечил бы политические преобразования, затем экономические, что привело бы к достижению социальной справедливости.

Особенностью развития российского общества, где «средний класс» был достаточно малочисленным при политически активном пролетариате и консервативном крестьянстве являлось то, что возглавили революцию три ведущие политические партии - кадетов, меньшевиков и эсеров. Между тремя силами началась скрытая, а порою и открытая борьба за власть и настроения общества. «Вместо сотрудничества началась непримиримая взаимная борьба. В процессе этой борьбы воскресли многие из утопий, которые я считал похороненными; и политические круги, которые, по моим предположениям, должны были бы бороться с этими утопиями, оказались нечуждыми им идейно и не способными к стойкому сопротивлению» [2, с. 16-17].

2 марта 1917 года представителями «цензовой демократии» было сформировано буржуазно-демократическое Временное правительство. Единственный из министров, кто не вписывался в эту социальную группу был Керенский А.Ф., министр юстиции.

Вхождение кадетов во власть началось с нелепейших решений, роковых для русской революции. В первые дни революции кадеты пытались заручиться поддержкой общества и ликвидировать основу самодержавия – высший бюрократический аппарат и органы принуждения. Предполагалось уволить (разогнать) реакционных чиновников – губернаторов и вице-губернаторов, а заодно заменить полицию с жандармерией на милицию, подчиняющуюся местным органам власти. Телеграмма от 4 марта 1917 г. подписанная кн. Г.Е. Львовым, председателем-министром и министром внутренних дел превратилась в бомбу под фундаментом государства. Она разрушила вертикаль власти, обеспечила парад Советов и породила «двоевластие» на всей территории страны.

О сомнительной природе и легитимности Временного правительства написано немало трудов. Критическим недостатком Временного правительства была его политическая слабость при колоссальном народном доверии в первые недели революции. Реальная власть принадлежала Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. Совету подчинялся Петроградский гарнизон, которому изначально направлялся злополучный «Приказ №1». Стремительно образовавшиеся органы – правительство и Совет, консолидировали вокруг себя власть – политическую, но вернее, декларативную у правительства, и фактическую – у Совета.

Как бы министры, например, Н.В. Некрасов или А.И. Шингарев, не отрицали двоевластия, как бы не убеждали, что правительство работает в тесном сотрудничестве с Советом, им было известно подлинное положение дел, в чем признался Набокову военный министр А.И. Гучков («октябрист»). «Гучков с самого начала в глубине души считал дело проигранным…». По словам Набокова, Гучков первый во Временном правительстве решил, что «нужно уходить». «На эту тему он неоднократно говорил во второй половине апреля. Он все требовал, чтобы временное правительство сложило свои полномочия, написав себе самому некую эпитафию, с диагнозом положения и прогнозом будущего» [1, с. 237-238].

Хотя кадетский состав правительства, формально получив от Государственной думы полномочия исполнительной и законодательной власти, вместе с тем, видя серьезное ограничение своей власти, искренне рассчитывал достичь соглашения с социал-демократами, контролировавшими Совет.

Глава правительства кн. Е.Г. Львов, наивно исходя из своего непротивленческого мировоззрения, благодушно верил в мудрость и гений русского народа, который способен сам организовать власть. Милюков, послушав его первое выступление в качестве председателя правительства, охарактеризовал его «шляпой». Сам Милюков лучше понимал народ, называя его «бессознательной и темной массой» [2. С. 17].

На VII съезде партии народной свободы кн. Шаховской и Некрасов говорили о Совете рабочих и солдатских депутатах, как о представительном органе, доносящим до Временного правительства настроения народа, и избегали называть вещи своими именами, скрывая о реальном положении дел во власти, а именно – двоевластие. Они лгали своим однопартийцам, подтверждение чему мы находим у того же Милюкова. Он воспроизводит слова лидера Совета Стеклова-Нахамкеса, «Совет желает путем постоянного организованного давления заставлять правительство осуществлять те или иные требования» [2, с. 67]. Для этой цели 10 марта была создана «контактная комиссия». Другой лидер Совета, меньшевик И.Г. Церетели, признал, что Совет, «настаивая на необходимости постоянного воздействия на Временное правительство в смысле побуждения его к самой энергичной борьбе с контрреволюционными силами и к решительны шагам в сторону демократизации всей русской жизни, признаёт политически целесообразной поддержку Советом рабочих и солдатских депутатов Временного правительства, поскольку оно в согласии с Советом будет неуклонно идти в направлении к упрочению завоеваний революции и расширению этих завоеваний» [2, с. 67].

Среди кадетского правительства, здесь не только идёт речь о министрах, сплошь составленного из профессиональных общественных деятелей, никто не поднял голос, за исключением Гучкова, против вопиющей узурпации власти, коим являлось пагубное «двоевластие».

Почему кадеты на протяжении марта-апреля занимали «страусиную» позицию? Во-первых, кадеты считали социал-демократов, а точнее меньшевиков, в противовес большевикам, союзниками в долгой борьбе против самодержавия и обострять отношения в первые дни и недели после революции не желали, надеясь на их ответственное отношение к завоеваниям революции и интересам народа и государства, о чём говорил на VII съезде князь Д.И. Шаховской. Второе предположение в том, что в кадетской среде искренне верили, что можно достичь с левыми силами соглашения о партнерстве.

Ситуация изменится в конце апреля, в период первого кризиса Временного правительства, как это видно из отчётов VIII съезда партии народной свободы. От былого благодушного настроения не осталось и следа. Выступая на съезде, вождь партии Милюков с тревогой заявил: «созидательная сила революции не успевает за разрушительной…». Правительство, занятое спешным выполнением обязательств перед народом в своей известной программе от 4 марта, сперва не имело возможности следить за процессом разложения, а затем и воспрепятствовать ему ввиду своего принципиального отношения к употреблению силы. И когда, наконец, оказалось необходимым принять меры против крайних эксцессов анархии, то [правительство] оказалось бессильно ввиду претензий Совета рабочих и солдатских депутатов распоряжаться военными силами в столице и фактически создавшегося двоевластия. Появление власти, параллельной с правительственной, но не несшей на себе ответственности за ведение дела, заставило правительство искать поддержки у более влиятельных социалистических партий путем введения их представителей в свой состав» [3, с. 496-497]. Здесь Милюков имел ввиду самую массовую партию России – социалистов-революционеров (эсеров). Лидер эсеров В.М. Чернов займет пост министра земледелия, а меньшевиков - ведущей пролетарской партии, И.Г. Церетели и М.И. Скобелев получили портфели министра почты и телеграфа, и министра труда, соответственно.

Поводом для кризиса послужила позиция Милюкова и Гучкова о подтверждении союзнических обязательств перед Антантой под лозунгом «войны до победного конца». Действительностью тех дней стало полное разложение русской армии. Допустимо винить в этом большевиков или пресловутый приказ №1, но истиной причиной развала армии стала катастрофическая усталость от войны и нежелание воевать вообще. Настроение армии нельзя было не учитывать. Знаменитая нота Милюкова возбудила солдатские массы, которые вышли на улицы под лозунгом «Долой войну» и «Долой министров-капиталистов». Отношение к продолжению войны или заключению скорейшего мира, желательно «без аннексий и контрибуций», стало тем принципиальным политическим барьером, который разделил «буржуазную демократию» и «революционную демократию».

Апрельский кризис серьезно пошатнул положение кадетов во Временном правительстве и обществе. Им пришлось почувствовать ещё большее давление слева. Впрочем, кадеты продолжали контролировать Особое юридическое совещание во главе с Ф.Ф. Кокошкиным. Совещание весьма медленно вело подготовку к выборам в Учредительное собрание, по разным причинам работа затягивалась. Постепенно значение Учредительного собрания в обществе снижалось на фоне повсеместного создания системы местных советов во главе с ВЦИК Петроградского Совета и широкой кампании по созыву Съезда Советов. Главная цель революции постепенно умалялась, превратившись в итоге в бесхарактерное сборище, по словам В.И. Ленина, «учредиловку». И вина в столь жалкой судьбе «учредиловки» в равной степени ложиться на кадетов и Временное правительство. Объяснение этого события основывается на двух точках зрения.

Во-первых, скорее всего, кадеты умышленно затягивали выборы в Учредительное собрание, надеясь провести его после окончания войны и рассчитывая на улучшение политической конъюнктуры, таким образом вводя в заблуждение и однопартийцев и общественность.

Вторая точка зрения базируется на принципиальной неспособности кадетов подняться над правилами и догмами, которые не укладывались в их либеральную концепцию. Позиция кадетов хорошо изложена лидером эсеров В.М. Черновым: «Главной причиной затяжки с Учредительным собранием было то, что кадетская партия ультимативно настаивала на соблюдении всех формальностей процедуры по организации выборов» [4, с. 340]. Кадеты предполагали изначально сформировать органы местной власти и местного самоуправления, принять избирательное законодательство, дать время на подготовку избирательных списков и затем провести выборы. Такова с точки зрения юристов нормальная процедура выборов в важнейший представительный орган страны, которая гарантирует правильное и честное участие всех граждан страны в принятии справедливого Основного закона. Но кадеты не учли фактор времени, не учли революционного момента, не учли, в конце концов, ненормальности самого времени, и требуемая придирчивость к процедурам, букве закона, оказалась слишком громоздкой и поэтому лихорадочно отстающей от движения жизни вперед.

Можно уверенно сказать, что политика кадетов-министров, дискредитировала Временное правительство, ослабляло его позиции в государстве и обществе. Стоило левым усилить на него давление в свете отставания в решении земельного вопроса, как глава правительства кн. Г.Е. Львов, представитель землевладельческого класса, подал в отставку. Под угрозой социализации земли по эсеровской программе, давление, которое оказал на Львова землевладельческий класс стало столь сильным, что вынудило его поставить перед правительством вопрос ребром: или он, или политика министерства земледелия, т.е. В.М. Чернова [4, с. 334].

Посещение Петрограда английским министром снабжения Артуром Хендерсоном, бывшим литейщиком и со-основателем Лейбористкой партии Великобритании имел цель наладить отношения с новым правительством России и не дать России выйти из войны. Его переговоры с Временным правительством, рекомендации практического свойства для решения тяжелейших экономическим проблем, которые тот дал социалистам стали широко популярны в рабочей среде. Английский министр поделился с российскими коллегами методами реорганизации национальной промышленности, проинформировал об усилении роли государства в экономике и рабочем вопросе, изменении налогового законодательства, ограничении предпринимательской инициативы на период войны, распределении сырья и продовольствия. Российским министрам-социалистам это продемонстрировало, насколько правильно англичане смогли решить экономические трудности во взаимовыгодном сотрудничестве капитала и трудящихся, даже лучше германских милитаристов.

Усиление левых настроений в экономической программе заставило подать в отставку другого министра из класса имущих. Промышленник-миллионер Коновалов, разбогатевший на государственных заказах, потеряв поддержку коллег министров, отказался с ними работать дальше. В июле месяце 1917 году он вступает в кадетскую партию и избирается в ЦК партии народной свободы.

В первые революционные месяцы были поставлены на повестку момента острейшие вопросы не только о войне и мире, земле, но также, например, поднимался и национальный вопрос.

Позиции кадетов и социалистов были противоположными и оттого взаимоисключающими. Партийная программа кадетов допускала политическую автономию для двух исторически обособленных территориальных единиц Российской империи – Царства Польского и Великого княжества Финляндского. Прочие народы империи могли довольствоваться ограниченной культурной свободой при сохранении централизованного государства. Установка кадетов обостряла отношения с народами России – украинцами, белорусами, народами Прибалтики и Кавказа. Социалисты, народовольцы, анархисты считали Российскую империю «тюрьмой народов» и признавали законные права народов, а также видели Россию федеративным или конфедеративным государством.

Положение дел, при которых две стороны тянут в разную сторону, приводит к нейтрализации усилий обеих сторон коалиции. Понимание того, что ни одна из сторон не может достичь своих целей в сотрудничестве с другой, отвергает возможность долговременной жизнеспособной политической комбинации. Догматизм кадетов и социалистов сыграл с ними злую шутку. Так кадеты, не имея никаких прав на революционную власть, ибо не являлись по существу революционной силой, власть получили, но их «вынудили» взять власть перед лицом анархии, хотя либералам удобнее находиться в оппозиции к власти. Социалисты, плоть от плоти народа, исходя из представления о революции, как буржуазно-демократической, побоялись взять власть и ответственность в свои руки.

Пагубные явления февральской революции двоевластие и «властибоязнь» меньшевиков и эсеров откроет прямой путь тем, кто решительно приготовился её захватить – большевикам.

Временное правительство, сформированное из кадетов, оказалось неспособным управлять государством, оно не стало подлинной властью, оно было скорее суррогатом власти. Кадеты подобно аргонавтам пытались проплыть между Сциллой и Харибдой и избежать катастрофы. Не получилось! Кадетская партия не дала России ни подлинную национальную идею, ни настоящих вождей революции, ни талантливых организаторов и управленцев, способных победить экономическую разруху и построить новую и свободную Россию.

 Cadets. Test of power. 1917 year

Cheretayev A.A.,
undergraduate of 2 courses of the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article examines the role of the cadets in the formation of the Provisional government, their influence on the internal and foreign policy of the government in the period March-April 1917, as well as the desire to cooperate with the Menshevik wing of the RSDLP. Contradictions on the most important issues of the revolutionary time – the attitude to war, the problem of dual power, land reform, and elections to the Constituent Assembly showed the incompatibility of the ideology of classical liberalism and Russian social democracy.
Keywords: cadets, Provisional government, people's freedom party, Milyukov, February revolution.