Научный руководитель: Абаева Евгения Сергеевна, ГАОУ ВО МГПУ , Доцент Кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 811.111-26

Аннотация. В статье рассмотрены феномен политкорректности и существующие в современном обществе типы дискриминации, приведен структурный и морфемный анализ существующих политкорректных единиц английского языка и предоставлены примеры политкорректных единиц, использующихся в современных англоязычных СМИ.

Ключевые слова: Политическая корректность, эвфемизация, современный английский язык, язык СМИ

В последние годы все большее внимание исследователей привлекает явление межкультурной коммуникации, то есть взаимодействие представителей разных культур в общемировом пространстве. Одним из феноменов, получивших распространение в ходе данного процесса, является политическая корректность, подразумевающая необходимость замены определенных слов и понятий, являющихся оскорбительными для отдельных групп, выделяемых по половому признаку, социальному положению, дееспособности, возрасту и т.д., на корректные термины с нейтральной коннотацией. Тем не менее, можно заметить явный недостаток работ по теме политической корректности в лингвистическом ракурсе, что не позволяет назвать вопрос ее выражения языковыми средствами достаточно разработанным. В связи с этим, целью данного исследования являлось изучение лексических и морфологических способов выражения политической корректности.

С.Г. Тер-Минасова определяет политкорректность как стремление «найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т. п.» [4, с. 216]. Такое толкование является достаточно нейтральным и отражает точку зрения большей части исследователей проблемы. Похожих взглядов придерживаются И.О. Наумова, Л. Виссон и Л.А. Петрукович. Следует упомянуть факт того, что все вышеупомянутые авторы подчеркивают наличие дебатов как вокруг явления политкорректности, так и вокруг правильности и аутентичности выбранного термина: Л. Виссон критикует само явление политкорректности, характеризуя ее как «лингвистическую болезнь» и инструмент для создания «странных уродцев» [1, с. 43], тогда как Л.А. Петрукович упоминает о том, что явление политической корректности зачастую воспринимается в ироничном ключе [3, с. 122].

Подобные тенденции наблюдаются и в англоязычных широко используемых словарях: в то время как Oxford Dictionaries [7] и Cambridge Dictionary [5] определяют термин «political correctness» нейтрально, The Longman Dictionary of Contemporary English [6] характеризирует политическую корректность как «language, behaviour, and attitudes that are carefully chosen so that they do not offend or insult anyone – used especially when you think someone is too careful in what they say or how they behave» («выбор таких языковых средств, поведенческих моделей и манер, которые не будут оскорбительными для кого бы то ни было, что особенно часто применяется в тех случаях, когда вы находите кого-то чрезмерно осторожным в высказываниях или действиях», перевод автора), в чем можно проследить легкое неудовольствие, вызванное необходимостью ориентироваться на особо чувствительных членов общества.

Было выявлено, что с повышением интереса к политкорректности исследователи начали выделять все больше видов дискриминации, в противовес которым вводятся политически корректные синонимы для дискриминирующих понятий. На данный момент можно условно выделить следующие типы дискриминации (большинство определений взято с вебсайта Oxford Dictionaries [7]): racism/расизм – предубеждения, дискриминация или враждебность по отношению к представителю другой расы, основанные на убеждении в том, что раса говорящего является высшей; sexism/сексизм – предубеждения, стереотипизация или дискриминация, обычно направленная против женщин, по половому признаку; ableism/эйблизм – дискриминация в пользу трудоспособных людей; lookism/лукизм – предубеждения или дискриминация на основании внешнего вида человека; sizeism/сайзизм – предубеждения или дискриминация на основании размеров человека; ageism/эйджизм – предубеждения или дискриминация на основании возраста человека; elitism/элитизм – предубеждения или дискриминация на основании возраста человека; classism/классизм – предубеждения против людей, принадлежащих к определенному социальному классу; дискриминация на основании сексуальной ориентации и/или сексуального поведения.

Все политкорректные термины, функционирующие в рамках вышеуказанных типов дискриминации, можно разделить на несколько различных групп.

По структурным характеристикам можно выделить: простые политкорректные термины (состоят из одной основы); сложные политкорректные термины (образуются путем сложения двух или более основ); составные политкорректные термины/политкорректные словосочетания (могу быть двух- или многокомпонентными).

Следующим основанием для разделения политически корректных единиц на группы является непосредственно способ их образования. В соответствии с этим можно выделить пять основных типов: сложение; перенос (метафорический или метонимический); сокращение (буквенные, слоговые и аббревиации); аффиксация; образование словосочетаний с помощью конкретного компонента.

Материалом для практического рассмотрения вышеуказанных закономерностей и выкладок были выбраны 42 статьи, опубликованные в ведущих англоязычных изданиях за последние несколько лет и отобранные с использованием метода сплошной выборки. В целях ограничения выборки было решено провести анализ на материале следующих печатных СМИ:

  • Содружество Австралии: The Australian [8], The Sydney Morning Herald [12];
  • Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии: The Guardian [9], The Independent [10];
  • Соединенные Штаты Америки: The New York Times [11], The Washington Post [13].

Вторым критерием выборки являлись непосредственно сферы, к которым принадлежат политкорректные слова и словосочетания. В связи с тем, что рассмотрение всех политически корректных единиц, существующих в английском языке, является сложновыполнимой задачей, в фокусе данного исследования оказались конкретно гендерно-нейтральные лексемы и лексемы, употребляющихся для описания людей с ограниченными возможностями, так как вопросы борьбы с сексизмом и эйблизмом на данный момент являются необычайно актуальными, в связи с чем можно наблюдать активное пополнение словарного фонда английского языка единицами, призванными закрепить в сознании людей идеи гендерного равенства и одинакового отношения к людям вне зависимости от уровня их трудоспособности.

Было обнаружено, что среди гендерно-нейтральных политкорректных единиц одной из продуктивных моделей словообразования единиц можно назвать замену морфемы -man морфемой -person. Одним из вошедших в речь существительных, образованных таким способом, является businessperson, употребляемое вместо businessman или businesswoman («every businessperson’s dream» [8]; «more associated with a businessperson than a child star» [9]; «a businessperson in the White House was a disaster» [11]).

По той же словообразовательной модели построена и такая лексическая единица, как salesperson, объединяющая в себе понятия salesman и saleswoman («could not find a salesperson to check him out» [12]; «starting in a salesperson role» [10]; «A salesperson armed with an iPad» [13]).

В отдельную группу можно выделить политически корректные эвфемизмы, причиной появления которых послужило наличие гендерно-окрашенной морфемы в исходном слове и невозможность ее замены на более нейтральный вариант. В таких случаях в языке возникают абсолютно новые лексемы. Их примерами могут являться first-year student, пришедшее на замену freshman в значении первокурсник («treat Year 12 students as one thing and first year university students as another» [8]; «a bright and outstandingly able first-year student» [9]; «a first-year student who graduated last year» [11]), и flight attendant, эквивалентное как steward, так и stewardess («a Qantas flight attendant» [12]; «a first-class flight attendant for the airline» [10]; «accused of attacking a flight attendant» [13]).

Как отдельный подкласс гендерно-нейтральных лексических единиц следует отметить слова, обозначающие романтических партнеров и членов семьи. Главной отличительной чертой лексем этого типа от лексем предыдущей группы является факт отсутствия в их предшественниках каких-либо отдельных гендерно-окрашенных морфем: в father, wife, son, niece и подобным им лексемам не представляется возможным избавиться от указывающего на пол человека элемента, в связи с чем новообразованные политкорректные лексемы в большинстве случаев не имеют ничего общего с исходными вариантами.

Широко употребляемыми примерами являются spouse в значении супруг/супруга («owned by her or her spouse» [8]; «sponsor her foreign spouse to come to the UK» [9]; «he sends an email invitation to his spouse» [11]) и sibling в значении брат/сестра («she first moved nearby aged 13 with her mum and sibling» [12]; «Leader's younger sibling was sent to Winter Olympics» [10]; «Robbin's 3-year-old sibling allegedly <…> shot the infant» [13]).

Для анти-эйблистких политкорректных терминов типичны префиксы со значением отрицания, самыми частотными из которых являются dis-, non- и un- («thought to be too cognitively or developmentally disabled (недееспособны) to learn» [11]; «the others who are non-disabled (трудоспособные) players» [8]; «a website for the mentally unbalanced (психически нестабильных)» [9]). Не менее распространенной является морфема -able-. Интересен тот факт, что за ней не закреплена какая-то конкретная позиция в составе лексем: она может выступать и как суффикс («I think he's almost certifiable (психически неуравновешен)» [12]), и как префикс («federal permission to impose work requirements on able-bodied (трудоспособных) adults) [13]»), и как корневая морфема («differently abled (c различными физическими отклонениями) models as the norm» [10]).

Встречается, в свою очередь, и большое разнообразие различных аббревиатур, уже перешедших или активно переходящих из специализированных медицинских документов в повседневную речь. Большинство таких аббревиатур заменяют полные названия расстройств ментального и/или психологического характера («The youngest students in a school class are twice as likely as their older peers to have received medication for ADHD (attention deficit hyperactivity disorder/синдрома дефицита внимания и гиперактивности)» [8]; « Around seven in every 1,000 people in the UK have BPD (borderline personality disorder/пограничное расстройство личности)» [9]; «O.C.D. (Obsessive-compulsive disorder/Обсессивно-компульсивное расстройство) has often been misunderstood» [11]).

Тем не менее, абсолютное большинство политически корректных единиц, употребляющихся в целях искоренения дискриминации по признаку здоровья и/или трудоспособности, являются не отдельными лексическими единицами или сокращениями, а принципиально новыми словосочетаниями. Одним из наиболее распространенных элементов таких словосочетаний остаются лексемы challenged в значении с ограниченными <…> возможностями («there’s been a lot of progress in attitudes toward those we now call developmentally or intellectually challenged» [11]) и impaired в значении с нарушениями <…> («David Meere, who is visually impaired, says this is what all public buildings are like for people who can't see» [12]). Кроме того, для обозначения людей с особенностями развития могут употребляться вариации словосочетаний people with special needs в значении люди с особыми потребностями и people with <…> difficulties/issues в значении люди c отклонениями в <…> («Thousands of children with special educational needs and disabilities are waiting for a school place» [9]; «People with Down’s syndrome <…> also experience cognitive and behavioural difficulties» [10]; «kids who are predisposed to anxiety and mental health issues are struggling more than ever» [13]).

Подводя итог, можно сказать, что явление политкорректности вносит ряд значительных изменений в структуру английского языка в целом и в язык прессы (который обладает способностью отражать настроения, господствующие в обществе) в частности. На морфемном уровне эти изменения наиболее часто проявляются в форме сокращений и аффиксации, на лексическом – в форме введения новых политкорректных единиц и образования словосочетаний с помощью определенных компонентов. Более того, пока, нет веских оснований предполагать, что стремление сделать английский язык более политкорректным пойдет на спад в обозримом будущем. В связи с этим можно сделать вывод о необходимости дальнейших разработок в данной области, к числу которых можно отнести составление специализированных словарей, статистический анализ случаев использования политически корректных лексем и дальнейший анализ способов языкового выражения политкорректности в различных сферах.

Linguistic means of expressing political correctness in modern english language

Nikolaeva T.Yu.,
bachelor of 4 courses of the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article investigates the phenomenon of political correctness and types of discrimination that exist in modern society, provides structural and morphemic analyses of politically correct units of the English language, and gives examples of politically correct units used in modern English-speaking means of mass communication.
Keywords: Political correctness, euphemization, modern English language, language of mass communication