Код уникальной десятичной классификации: 821.161.1.0

Аннотация. В статье анализируется семантика заглавия рассказа Б. Екимова «Фетисыч», условно отделенного от текста и в тесной связи с ним и выявляется соотношение заглавия с художественными смыслами текста.

Ключевые слова: семантика заглавия, заголовок, содержание текста.

Заглавие рассказа является неотделимым и одним из важнейших компонентом текста, поэтому его следует рассматривать вместе с содержанием произведения. Заголовок, называя текст, занимает в его структуре сильную позицию и является своеобразной его вершиной. Заглавие может быть выражено словом, словосочетанием, предложением, цельным высказыванием. Название рассказа «несет в себе раскрытие самой важной темы, оно намечает ту доминанту, которая определяет собой все построение рассказа» [8, c. 3]. C первого момента его восприятия оно «сильно воздействует на воображение читателя, заставляя ожидать определенное содержание, в зависимости от опыта самого адресата, от его знакомства с автором, а также от того, как само заглавие выражено» [2, c. 87]. Как пишет В.И. Муренко, заглавие может быть полностью понято только после осмысления содержания текста: «Значительность заглавия в том, что оно является важным ориентиром, придает направленность всему процессу понимания и стимулирует активность читателя. …Хотя заглавие является первым смысловым сигналом, оно может быть понято только в ретроспекции» [3, c. 59].

Вопрос о заглавиях в разных аспектах (функция заглавия, структурно-семантические классификации заглавий и пр.) рассматривался в работах С.Д. Кржижановского, В.С. Мужеве, В.И. Муренко, В.М. Ронгинского, С.А. Сандахшевой, О.Н. Траченко и др.

Проанализируем рассказ Б. Екимова «Фетисыч» с точки зрения соотношения семантики заглавия с семантикой текста. Для этого выявим специфику заглавия художественного произведения, условно отделенного от текста и в тесной связи с ним, и выясним соотношение заглавия с художественными смыслами текста. Заглавие в отрыве от текста как изолированное образование имеет иную семантику, чем заглавие как компонент текста, благодаря особому явлению – функционально-образной перспективе заглавия и ориентирующей семантике заглавия. Так как название рассказа выражено одним словом – «Фетисыч», то его предикация, то есть отношение к тексту, а через него к действительности – размыто и туманно.

Заглавие рассказа Б. Екимова «Фетисыч» однословно, называет главное действующее лицо – Фетисыча, что соотносится с текстовой категорией «герой» и позволяет реализовать ориентирующую функцию заглавия. Так как автор в качестве заглавия использует имя собственное, то номинативный аспект в подобном названии выражен эксплицитно, тематические и содержательные характеристики представлены неявно. Используя в заглавии имя собственное, автор реализует значение уникальности данного названия. Имя главного героя представлено в виде отчества в его разговорной форме («Фетисыч», а не «Фетисович»), что может навести читателя на мысль, что речь в рассказе пойдет о мужчине зрелого возраста, которого окружающие его люди привыкли называть по отчеству. Согласно русской народной традиции считалось, что «по имени называют, а по отчеству величают». В народном быту величанием называлась почесть, воздаваемая кому-нибудь либо тем, что его хвалят, перечисляя все его хорошие качества, либо тем, что называют его по отчеству.

Языковеды А.В. Суперанская и А.В. Суслова в книге «О русских именах» утверждают: «У русских традиционное наименование по отчеству включает элемент уважения к человеку, а обращение без отчества воспринимается как фамильярное, свойское или неуважительное» [7, c. 304]. Согласно древней русской традиции, когда говорящий хотел подчеркнуть особое уважение к человеку, выразить оттенок расположения, любви, то отчество указывалось даже вместо имени. В русской литературе есть примеры использования отчеств без имени: Ярославна в «Слове о полку Игореве», Савельич в повести «Капитанская дочка» А.С. Пушкина, Ниловна в романе М. Горького «Мать».
Отчество Фетисыч происходит от редкого имени Фетис и восходит к древнегреческому имени Феоктист – «богами сотворенный», что указывает на исключительность нашего героя.

Развертывание значения заглавия происходит по ходу ознакомления с текстом художественного произведения. Уже с первых строчек рассказа становится ясно, что прозвище Фетисыч принадлежит девятилетнему мальчику Якову. «Фетисычем его звали за разговорчивость, за стариковскую рассудительность, которая приходилась то кстати, а то и совсем наоборот» [1, c. 10]. Семья Фетисыча – мама, отчим и маленькая сестренка – живет на хуторе. На хуторе есть школа, но в ней всего пять учеников. Трое – из семьи Капустиных, первоклассница Маринка Башелукова по прозвищу Кроха и сам Яков Фетисыч, третьеклассник. Он староста и правая рука учительницы. Действие рассказа происходит в переломные 90-е годы ХХ века. На хуторе, где живет семья Фетисыча, безотрадно, всё разрушено: медпункт, детский садик. Колхоз развален, мужики, в том числе отчим Фетисыча, пьют, а у женщин полно забот. Школа – единственный живой уголок на хуторе, где тепло и хорошо, в классе чисто, цветут цветы. В школе Фетисыч себя чувствует лучше, чем дома, учительница Мария Петровна ему доверяет. Но старая учительница внезапно умирает и школу хотят закрыть.

Б. Екимов дает Фетисычу имя «Яков». В этимологической справке «Словаря русских личных имен» Н.А. Петровского сказано, что это имя происходит от древнееврейского имени со значением «он следует за кем-либо». Мальчик подражает во всем своей учительнице Марии Петровне, которой удалось создать добрые отношения в школе, где есть место требовательности и заботе. Яков заменил ее в классе, всё сделал так, как это сделала бы она: «Он решил, что о смерти учительницы в классе говорить сейчас не станет. «Про уроки забудут, – подумалось ему. – День пропал, его не вернешь», – повторил он слова учительницы» [1, c. 20].

Маленький герой проявляет недетскую способность брать на себя ответственность, утраченную в окружающей жизни взрослыми. Фетисыч отправляется на поиски нового учителя за десять километров на хутор Алешкин. В хуторе мальчику предложили переселиться туда и жить в доме «директорши Галины Федоровны», в котором есть много книг, и учиться в «настоящей школе». Сначала мальчик с радостью воспринял это известие, но ответственность за то, что будет потом со своей школой и с детьми, которые сейчас учатся вместе с ним, приводит его к решению остаться у себя на хуторе в своей школе: «И если в долгом пути на хутор ничто не омрачало нежданно свалившегося на него счастья, то теперь пришло на ум иное: он уйдет, а Капустины с Крохой останутся. Что будет с ними? И что со школой? Радость гасла» [1, c. 34]. «Среди стихии всеобщей разрухи, «когда вокруг все прахом пошло», Фетисыч остается на своем месте, отстаивая – в силу природного ума и детской веры прочность заведенного порядка вещей, – интересы горсточки учеников, в сущности, спасает школу. Так он противостоит стихии разрушения, царящей вокруг» [6, c. 67].

Наделенный внутренней силой и основательностью, Яков в одиночку противостоит разрушительной силе окружающего мира. Он хорошо понимает, что оставить школу он не может, потому что «все кончится, рухнет» [1, c. 39], поэтому на предложение колхозного бригадира покинуть школу и вести уроки в доме Башелуковых, «у Якова перехватило дыхание»: «А библиотека? – бледнея от волнения, показал он на шкафы с книгами. – А наглядные пособия? – А уроки физкультуры? Комиссия какая приедет и будем не числиться. А беженцы, какие места ищут? Подъехали. Есть школа? Вот она, – убеждал он бригадира. – Значит, можно жить. А увидят замок и развернутся». «Мальчик знал точно – школу разгромят. Сначала вынут стекла… Потом снимут двери, окна выдерут… К Новому году от школы останется лишь пустая коробка с черными проемами. Так растаскивали клуб, детский садик, медпункт. Так будет и со школой» [1, c. 39-40]. Девятилетнему мальчику удается не только убедить бригадира, но и вызвать у него уважительное отношение, как если бы перед ним находился взрослый человек, что передается через рукопожатие бригадира Каледина и Якова: «Держись, Фетисыч. Учительницу найдем. А пока на тебя надежа» [1, c. 37]. И всё же, несмотря на рассудительность и ответственность, которыми наделен Яков, он остается ребенком. «В его душе борются ответственность, навалившаяся на него, и желание учиться в Алешкинской школе, жить в доме директорши, в которой много книг» [6, c. 67]. «И от бессилия что-либо изменить Яков заплакал» [1, c. 40].

Но рассказ заканчивается возрождающейся надеждой и верой в новый день: «А за окном менялась погода… К рассвету прояснилось. Заря вставала уже зимняя, розовая… Несмелые печные дымы поднимались к небу. … Хутор был живой» [1, c. 41]. «…Как в природе день сменяется ночью, а ненастье – ясной погодой, так и в жизни людей на смену беспорядку и хаосу должны прийти порядок и созидание. И залог этой уверенности автора – в идее рассказа: девятилетний Фетисыч, переживший разруху, противостоит ей и берет на себя ответственность за сохранение «лада» в жизни» [6, c. 67] и отстаивает право детей иметь школу в родном хуторе.

Таким образом, назвав свой рассказ «Фетисыч», Б. Екимов воплотил в нем основную идею текста и обозначил уникальность своего главного героя. Полное осмысление заглавия достигается после прочтения всего произведения. Главный герой – девятилетний мальчик Яков со взрослым прозвищем Фетисыч, который в ситуации постсоветского «разлома» жизни в деревне, по словам Сердюченко, «удерживает на себе пирамиду человеческих существований» [5, c. 87] и указывает на неблагополучие в жизни общества.

The semantics of the title of B.Yekimov story «Fetisych»

Tereshonok E.V.,
undergraduate 2 courses the Moscow City University, Moscow
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Annotation. The article analyzes the semantics of the title of the story by B. Yekimov «Fetisych» conventionally separated from the text and in close relationship with him and determines correlation between the title and the artistic meaning of the text.
Keywords: the semantics of the title, the header, the content of the text.