Код уникальной десятичной классификации: 882

Аннотация. В статье рассмотрены ситуации, которые для человека являются экстренными, а также реакции человеческой психики на такие события на материале произведений Булгакова.

Ключевые слова: экстренные ситуации, психика человека, записки юного врача, типы реакции и поведения.

Поскольку стрессовые ситуации являются неотъемлемой частью жизни человека, а литература ХХ века характеризуется реализмом, произведения часто отражают психологические механизмы, которые были исследованы лишь в более поздние годы. В статье мы попытаемся ответить на вопрос о том, как Михаил Булгаков изображал поведение в стрессовых ситуациях в «Записках юного врача» и какие типы поведения героев мы можем выделить.

Каждый человек переживает кризисные ситуации. Оценка сложности такой ситуации обычно индивидуальна, основным критерием ее оценки является уровень гормонов кортизола и адреналина в организме. К кризисным ситуациям относятся проблемы в личной и профессиональной жизни (развод, потеря работы), трагические события (смерть близкого человека), серьезное заболевание, а также события, связанные с травмой и сильно отражающиеся на психике человека, способные вызывать различные расстройства. Если стрессовая ситуация длится слишком долго, то при возвращении в нормальное окружение может возникнуть множество проблем, включая посттравматическое стрессовое расстройство.

В стрессовых ситуациях реакция представляет собой смесь ощущений, таких как шок, остолбенение, растерянность, ощущение непреодолимого страха. Потом происходит реакция на травматический стимул: обычно организм человека мобилизует все свои ресурсы на преодоление стрессовой ситуации, а может проявиться и в полной неподвижности человека. Кризисные ситуации всегда связаны с эмоциональным откликом, а отдельные случаи отличаются только интенсивностью выделения гормонов стресса и временем возврата в прежнее психическое состояние. Часто люди в моменты кризиса испытывают оторванность от реальности, словно действия происходят с кем-то другим, а они сами в них не участвуют. У некоторых пациентов после временного остолбенения эмоциональные реакции на внешние раздражители могут перестать проявляться.

Когда проходит стрессовая ситуация, человек начинает ощущать последствия выделения гормонов стресса, и лишь затем наступает эмоциональная разблокировка. Часто после травмы возникает вышеупомянутое посттравматическое стрессовое расстройство. Это проявляется в сильном переживании кризисной ситуации, например, в снах, связанных с событием, или возникновением ассоциаций и ощущений, которые не позволяют человеку нормально функционировать в течение по крайней мере трех месяцев после возвращения в безопасную среду. Другими формами этого заболевания являются расстройства пищевого поведения и сна, неспособность войти в фазу быстрого сна, что выражается в бодрствовании и невозможности расслабиться. Длительное мышечное напряжение и выработка гормонов, таких как адреналин и норадреналин, помогают справиться со стрессовой ситуацией и посттравматическим шоком. В крайних случаях человек испытывает реминисценцию или переживает травмирующую ситуацию в воспоминаниях, для чего характерно состояние остолбенения, отсутствие реакции на окружающую среду и ангедония [7]. Несмотря на негативные последствия, некоторые признают, что кризисная ситуация может принести и позитивные последствия для человека. Например, люди иногда повышают свою самооценку, приобретают уникальные знания и опыт, а в семьях после травм замечают улучшение отношений и возникновение более тесных связей [5].

Уже в XIX веке Лев Толстой и Федор Достоевский выступили в качестве внимательных наблюдателей окружающего мира, что придало не только реализм, но и психологизм их романам, объясняющий действие социальных механизмов и психики персонажей. В результате читатель знал о мотивах поступков героев и был не только пассивным реципиентом, но и, основываясь на поведенческом анализе, мог делать выводы о поведении персонажа. В XX веке психологический роман стал очень популярным жанром и многие произведения мировой литературы затрагивали тему психологии поведения персонажей. Это стало источником вдохновения для таких авторов, как Джеймс Джойс, Альберт Камю, Вирджиния Вульф и Борис Пастернак. До сих пор их книги популярны среди читателей не только благодаря богатству художественного мира, но и благодаря изображенным в них типах человеческого поведения, которые, как выясняется спустя много лет, всё еще актуальны. Такое утверждение верно и по отношению к «Запискам юного врача» Михаила Булгакова.

Источником вдохновения для написания сборника послужила собственная медицинская практика Булгакова в селах Никольское и Вязьма. Выбор профессии будущим писателем был обусловлен окружением: оба брата матери были врачами. По словам Надежды Булгаковой-Земской, сестры Михаила, ее брату понравилась эта профессия. В письмах самого писателя часто появлялись имена двух его дядей – Константина и Михаила, которые были для него авторитетами. В жизни Булгакова, кроме них, были также другие врачи – друг семьи доктор Ф.Г. Яновский, доктор И.П. Воскресенский и младший брат Николай, продолживший семейную традицию.

В 1909 году Михаил Булгаков начал изучать медицину. Кроме того, молодой писатель участвовал во многих факультативных лекциях, доступных студентам, принимал участие в студенческих инициативах и имел собственную домашнюю лабораторию, что способствовало росту его эрудиции. 1 октября 1916 года он получил диплом «лекаря с отличием со всеми правами и преимуществами, законами Российской Империи сей степени присвоенными». Вопреки многим сходствам в «Записках юного врача» с эпизодами из жизни Булгакова, оценки автора отличаются от оценок главного героя. У автора в дипломе было восемь пятерок, а у «молодого доктора», как мы узнаем из рассказа, – пятнадцать.

В феврале Михаил Булгаков обратился в комиссию с просьбой сдать итоговый врачебный экзамен. В качестве своих мотивов он назвал пребывание многих эвакуированных из-за войны в Киеве. Кроме того, Булгаков служил добровольцем в рядах Красного Креста. Затем последовал царский приказ, предписавший эвакуацию всех врачей с фронта. Молодого Булгакова отправили в с. Никольское под Грачевкой. Больница в Никольском стала главным вдохновением для написания «Записок юного врача». Одно из различий, которое можно увидеть между произведением и реальными событиями, заключается в том, что Булгаков женился и переехал туда со своей женой, а главный герой рассказов был холостяком. Тем не менее, даты окончания всех экзаменов и получения звания врача, как и дата прибытия Булгакова в с. Никольское, полностью совпадают с теми, что появляются в рассказах (с сентября по март). Сама больница была подготовлена для двух врачей, однако, как и в сборнике, на месте был только один врач и фельдшер для помощи. Знаменитый Леопольд Леопольдович, предшественник главного героя, имел своего прототипа у предшественника Михаила Булгакова – Л.Л. Смрчека.

Описания оборудования больницы, библиотеки, больничной аптеки, созданных благодаря этому человеку, также отражены в рассказах. Это относится и к медицинской статистике, которая не отличалась от реальных случаев заболеваний. Как и главный герой этих историй, сам писатель работал более восьми часов в сутки, и новости об успешных операциях приносили ему множество новых пациентов, которых было больше, чем коек в больнице. Это также стало результатом бесплатной медицинской помощи в деревнях, благодаря которой крестьяне обращались к врачу в десять раз чаще, чем раньше, когда врач находился в городе, расположенном в нескольких десятках километров.

Мы можем увидеть разницу в описании эпидемии: Михаил Булгаков боролся с восьмью случаями сыпного тифа, а главный герой хотел вылечить сифилис, широко распространенный в селах. Описания самих методов лечения и эмоции, испытываемые героем, могут быть описаниями личного опыта Булгакова во время его врачебной практики (все медицинские случаи, описанные в рассказах, имели место на самом деле, даже обморок медицинского помощника во время трахеотомии). Притом в обеих больницах не было отделения венерических заболеваний, так как все средства были направлены на лечение раненых на войне, а эпидемии среди крестьян считались второстепенными по важности, хотя об этом и не упоминалось в рассказах.

Кроме того, что Булгаков не назвал своего главного героя по имени, он изменил название деревни. В произведении деревня носит название Мурье, или Мурьево, а больница называется Мурьевской. Предполагается, что название этого села происходит от расположенного по соседству с Никольским Муравишниковым. Прототипы персонажей также можно обнаружить в окружении писателя. Прототипом Демьяна Лукича был фельдшер Владмир Петрович Коблянский, а Анна Николаевна и Пелагея Ивановна обнаруживают общие черты с Агнией Николаевной Лобачевской и Анной Петровной Южик-Компанеец. В сборнике рассказов автор также высказывает собственные мысли о роли медицины в современном мире [4]. По словам С.Г. Бурова, медицинский опыт Булгакова являлся одним из источников вдохновения Бориса Пастернака в время написания «Доктора Живаго», о чем нам известно из мемуаров писателей [3, с. 77-78].

Первый персонаж, которого я хотела бы проанализировать, – это главный герой рассказов, молодой доктор, который также является альтер-эго автора. Начнем с рассказа «Полотенце с петухом». Сначала в своих мыслях персонаж пытается представить сложный медицинский случай, с которым он не сможет справиться, например, защемленную грыжу. Когда к нему приходит пациент с первым серьезным случаем, оказывается, что сельская реальность отличается от того, что студент изучал в университете. Он не мог предусмотреть происшествия с раздробленной ногой в мялке, которое, вероятно, не обсуждалось во время обучения. Главный герой демонстрирует реакцию, типичную для человека в стрессовой ситуации. Сначала у него появились проблемы с речью, для описания которой он использует глагол «забормотал я».

Кроме того, он ощущает остолбенение и описывает себя так: «у меня холодеет лицо». Как только герою удается спросить, что случилось, он обращается с вопросом к отцу раненной девочки. Сам приход мужчины к врачу стал началом стрессовой ситуации. Остолбенение вернулось, когда фельдшер поднял юбку девушки вверх и молодой доктор увидел ее раздавленные ноги. Однако герой «вышел из оцепенения» и приступил к обследованию. Последствием увиденного им увечья был увеличение гормонов стресса, ему хотелось оставить девочку и сказать отцу, что она умерла, потому что главный герой был убежден, что пациентка умрет независимо от его действий. Одним из эффектов действия гормонов стресса в организме является деперсонализация. Сам рассказчик признался, что не узнает свой голос, и несмотря на свои мысли, приступает к ампутации ноги. Он частично дает волю эмоциям, когда его подчиненная, Анна Николаевна, отказывается дать ему камфару и снова сердито повторяет просьбу дать обезболивающее средство. Врач, невзирая на уверенность в том, что пациентка умрет, приступил к операции. Во время ампутации хирург смог отделить эмоции от мыслей, благодаря чему ему удалось сосредоточиться на выполняемой процедуре вопреки испытываемому напряжению. Так как операция была довольна короткой, врач пришел в себя ментально, несмотря на первоначальное снижение самооценки и уверенности в себе.

В рассказе «Крещение поворотом» во время родов, которые оказались трудными из-за проблемного расположения плода, реакции доктора были схожими по причине страха перед родами. Ситуацию осложняло то, что роды случались чаще, чем другие случаи. Это привело к полному бессилию в момент принятия решения, и только акушерка могла посоветовать, что надо делать. Главный герой попал в ситуацию, в которой часто оказываются молодые специалисты: у него не было необходимых знаний, но он знал, где можно их получить. Его уверенность в том, что он может решить проблему, значительно пошатнулась, а образы в его голове не предвещали успешного окончания родов. Вместо информации, необходимой для оказания помощи, его мозг автоматически воспроизводил образы, которые подтверждали его неспособность помочь роженице, например: «сдавленные младенцы», «поперечное положение есть абсолютно неблагоприятное положение», припомнившиеся ему прежде, чем он заглянул в учебник, и «…поворот всегда представляет опасную для матери операцию…», «печальные последствия», «внутренний и комбинированный повороты представляют операции, которые должны быть отнесены к опаснейшим для матери акушерским операциям…». С каждым часом промедления возрастает опасность…» [1, с. 42-47] и т.д. после просмотра книги Додерляйна. Когда доктор вернулся в комнату, исчезла реакция на эмоциональные раздражители, благодаря чему герой смог повернуть ребенка. Однако из-за этих осложнений и осознания возможности повторения подобных родов, этот случай на какое-то время стал самым большим страхом молодого доктора. Кроме того, стресс в дальнейшем оказывал сильное влияние во время других медицинских случаев.

В рассказе «Стальное горло», посмотрев на дифтерию в горле маленького ребенка, главный герой упрекнул мать за то, что она отложила визит. Как видно, остолбенение врача превращается в некое подобие агрессии, которая направлена на то, чтобы вызвать у пациентов стрессовые реакции. В некоторой степени врач, как в случае с дифтерией маленькой девочки, испытывал чувство нереальности, связанное со стрессом, потому что он предложил операцию, хотя он не хотел согласия матери и был удивлен своим самообладанием, когда девочка выплюнула мокроту на его лицо. Зато, когда мать отказалась, он закричал на нее, но из-за того, что он хотел как можно скорее вернуться в состояние относительного спокойствия, он согласился на отказ от операции. Последующие реакции были предсказуемыми, потому что врач снова перестал реагировать на внешние раздражители. По причине недостатка опыта он не хотел быть на своем месте, когда он оперировал, и сожалел о своем решении стать медиком. Под конец операции по трахеотомии эмоциональные реакции вернулись, и доктор, чувствуя неудачу, захотел плакать и даже планировал совершить самоубийство по возвращении домой, пока Лидка не начала дышать. После успешной операции, вследствие умственного и физического переутомления (стресс усиливает мышечное напряжение, артериальное давление и частоту сердечных сокращений), он быстро уснул.

Как можно привыкнуть к любому стрессу, так и главный герой привык к тому, что связано с лечением болезней и травм. Это явление называется габитуацией. Во время смерти девушки в рассказе «Вьюга» главный герой реагировал более спокойно. Молодой венеролог находился рядом с ним. Можно сказать, что он – второе альтер-эго Булгакова, потому что писатель также специализировался в этой области. После смерти девушки медик почувствовал себя неловко при мысли о том, чтобы остаться в доме, где он обнаружил смерть, но он полностью контролировал свои эмоции. Только на обратном пути он начал жалеть себя, потому что осознавал свое неблагоприятное положение (он не спас пациентку и причинил её семье и жениху боль), вдобавок во время возвращения домой он пережил нападение волков. Возможно, благодаря своему хирургическому опыту, который часто ставил его в стрессовые ситуации, он смог быстро возобладать над эмоциями и действовать рационально, что позволило ему и вознице выжить. Доктор почувствовал эффект адреналина позже, когда он засыпал, потому что трепетал и, хоть он не хотел снова пережить подобные случаи, знал, что ему придется столкнуться с новыми болезнями и травмами из-за выбранной им профессии.

В рассказе «Пропавший глаз» видно, что в душе врача большой след оставляла детская смерть. Сам герой говорил, что долго оправлялся после рождения мертвого ребенка, хотя он знал, что ручка ребенка, сломанная во время принятия родов, не имела никакого значения, и ребенок умер гораздо раньше, а он спас роженицу. Несмотря на переживание многих стрессовых ситуаций, помимо негативных последствий (ночных кошмаров, связанных с медицинскими случаями), можно отметить и положительное влияние пережитого опыта. Благодаря переживанию стольких кризисных ситуаций уверенность в себе молодого доктора со временем возросла, к его радости, он начал выглядеть храбрее и серьезнее, он признавался: «Сердце мое переполнялось гордостью» [1, с. 47-54]. Это было особенно заметно, когда молодой врач посмотрел статистику своей больницы. Благодаря получению большого опыта работы в течение года главный герой также привык к психологическим нагрузкам, а стрессовые ситуации не оказывали на него такого действия, как в начале, хотя в рассказе «Пропавший глаз» описаны исключительные случаи, например, случай мальчика с гнойной глазницей, когда сомнения вернулись к нему и он не знал, что было причиной болезни его пациента. В этот момент к нему вернулись его прошлые сомнения в своей компетенции.

Похожий опыт был у акушерок Пелагеи Ивановны и Анны Николаевны, а также у фельдшера Демьяна Лукича. Анализируя их поведение, можно сделать вывод о том, что процесс привыкания к условиям российской сельской больницы протекает гораздо дольше, чем у молодого врача. Свидетельствует об этом, среди прочего, тот факт, что, когда главный герой предложил трахеотомию, именно благодаря увещеваниям Демьяна Лукича мать с бабушкой ребенка согласились на операцию. Сам фельдшер не знал, что именно эта необычная операция будет для него такой напряженной и что он во время нее потеряет сознание. В его случае было явление дегабитуации, потому что вид крови из горла и трахеи для него был настолько страшным, что его мозг признал эту ситуацию как своего рода угрозу жизни (результат эмпатии, с помощью которой человек содрогается при виде ситуации, в которой он сам мог бы чувствовать боль) [9, с. 260]. Скорее всего, наступило учащение сердечных сокращений, но из-за быстрого дыхания уровень углекислого газа в крови снизился и поглощение кислорода ухудшилось.

Обмороки происходят от респираторного алкалоза, который является следствием повышения рН крови, что способствуют потере сознания [6].
Акушерки, благодаря типичным для их профессии ситуациям (роды с осложнениями или без них) обычно демонстрируют спокойствие. Поскольку они более устойчивы к стрессу (работа фельдшера не требует таких быстрых решений, как работа акушерки), операции оказывают на их психику меньшее воздействие, хотя акушерки предпочли бы избегать участия в операциях. Это подтверждается заявлением о том, что они не смогут спасти девушку с раздавленными ногами в рассказе «Полотенце с петухом». Фельдшер, также оценивший ситуацию негативно, не понял молодого доктора, сказав, что девушка скоро умрет. Эти мнения, высказанные помощниками, были продиктованы не только стремлением избежать новых стрессовых ситуаций, но также и попыткой разума найти взаимосвязь между отдельными медицинскими случаями, которые закончились неудачей. Эти связи подтвердили, что состояние девушки не улучшится, и операция вызовет у нее ещё большую боль перед смертью, которая наступит в течение следующих нескольких часов [8].

Повышенная устойчивость к стрессу из-за частого вида крови и необходимость к быстрому принятию решений демонстрируется в рассказе «Стальное горло», когда Демьян Лукич потерял сознание во время операции. Затем одна из акушерок тихим голосом попросила продолжить трахеотомию, несмотря на то, что эта ситуация, вероятно, была не самой легкой, ибо рассказчик описывает, как обе акушерки ахнули, когда Демьян Лукич начал падать, держа трахею в крючках. Хотя в их профессии случались непредсказуемые ситуации (такие, как странные методы знахарки по отношению к неправильно расположенному плоду), что помогло им позже помочь молодому хирургу во время выполнения сложных процедур.

Люди демонстрируют самые непредсказуемые реакции в стрессовых ситуациях тогда, когда являются членами семей пациентов, потому что они обычно не знают, с чем имеют дело и как вести себя в такой ситуации. Из-за того, что они воспринимают ее как опасную для жизни, их кровь накачивается в мышцы, появляется реакция на норадреналин, который побуждает к действию в стрессовых ситуациях. В результате увеличения количества крови в мышцах и преобладания инстинкта самосохранения у людей возникают проблемы с логическим мышлением и речью.

Примером такого поведения является отец девочки, которая упала в мялку, из рассказа «Полотенце с петухом». Мужчина ответил на вопрос, заданный главным героем, только с третьего раза, его ум не мог нормально воспринимать внешние раздражители, и вместо того, чтобы отвечать, он кричал, предлагал деньги врачу и спрашивал: «Чем прогневали?» [1, с. 5-12]. Крайним случаем эмоциональной реакции в происшествии был жених дочери агронома из рассказа «Вьюга», который, из-за большого количества гормонов стресса в организме, махал руками, встряхнул молодого доктора, когда увидел его, и вырывал себе волосы на голове. Успокоил его лишь укол с морфином, потому что не каждый человек может справиться с травмой, особенно той, которую вызывает ощущение вины.

Иногда стрессовые реакции членов семьи пострадавших сильно мешали главному герою в выполнении его работы, так было в «Стальном горле», когда мать и бабушка ребенка не хотели соглашаться на операцию, как только узнали о необходимости сделать разрез на горле. Они постоянно кричали и просили дать маленькой девочке капли, как будто они были панацеей. Как известно, в стрессовых ситуациях способность к логическому мышлению снижается, мама и бабушка долго не могли согласиться на трахеотомию. Они успокоились, когда их вывели из зала, потому что им не нужно было смотреть на страдания Лидки. Они не могли принять для нее лучшее решение, несмотря на то, что знали о причиняемой девочке боли во время процедуры. Когда уровень стресса снизился, невзирая на усталость, они приняли правильное решение, не обрекая девочку на смерть от удушья.

Интересно, что не все считали болезнь стрессовой ситуацией. Большинство пациентов с сифилисом не расценивало это заболевание как нечто, угрожающее их жизни. Поэтому молодой врач хорошо запомнил одну пациентку, которая действительно испугалась болезни (рассказе «Звездная сыпь»). Он ценил ее, потому что она реально оценивала проблемы и выполняла все его предписания, хотя жила в беспокойстве в течение месяца, что, вероятно, привело к нарушениям сна и деконцентрации. Это видно из описаний постепенных изменений в переживаниях самой женщины и описаний улучшения её внешнего вида, когда после еженедельного осмотра она узнала, что не заражена сифилисом.

Благодаря рассказам Булгакова, сегодня мы можем наблюдать за моделями поведения в стрессовых ситуациях. Чем меньше человек готов к такой ситуации, тем чаще его реакции были нелогичными и требовали справиться с высоким уровнем кортизола, адреналина и норадреналина. Для читателя это ценное научное исследование человеческого поведения, побуждающее нас задуматься о том, что на самом деле человек не может знать того, как он будет вести себя в подобной ситуации, пока сам её не переживёт. «Записки юного врача» являются своего рода субститутом стрессовых состояний, но с безопасной позиции читателя. Благодаря этому мы можем минимально подготовиться к стрессовой ситуации и проявить большее снисхождение к тем, кто не справился со стрессом. Кроме того, «Записки юного врача» не только приближают нас к работе медицинских работников в те времена, но также показывают нам трудности, с которыми сталкиваются врачи в настоящее время. Всегда будут медицинские случаи, которые невозможно вылечить, рискованные операции, но хирург обязан сделать это, несмотря на свои сильные эмоции. Благодаря описанным в произведениях случаям человек, не имеющий медицинского образования, может приблизиться к врачебной среде и лучше начать понимать ее.

Men in extreme situation (on the material «Notes of young doctor» Mikhail Bulgakov)

Macek A.,
bachelor 2 courses, Wroclaw university, Wroclaw, Republic of Poland (Uniwersytet Wrocławski).

Annotation. In the article we are considering situations, which for people appear extreme for people and how human psyche reacts to those situations based on oeuvre of Mikhail Bulgakov.
Keywords: extreme situations, psyche of human, a young doctor's notebook, type of reactions and behavior.