Код уникальной десятичной классификации: 821.162.1

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о причислении «Саги о ведьмаке» польского писателя Анджея Сапковского к жанру славянского фэнтези. Исследуются славянские элементы и их изображение в текстах произведения.

 Ключевые слова: славянский фольклор, А. Сапковский, «Сага о ведьмаке».

Для того чтобы ответить на вопрос, является ли «Сага о ведьмаке» славянским фэнтези, необходимо найти элементы славянского фольклора и мифологии в книгах Сапковского.

Специфика фэнтези-литературы, написанной на славянских языках, до сих пор является предметом, не освещенным в должной мере. В значительной степени это связано со слабой исследованностью самой жанровой специфики подобной литературы. Уже традиционным в лингвистике и теории перевода становится понимание роли переводчика как культурного посредника, а не просто ретранслятора текста.

Следовательно, в корне меняется и понимание необходимой стратегии перевода. Об этом писал В.В. Сдобников: «Нам уже неоднократно приходилось писать о том, что рассмотрение перевода как процесса преобразования текста на одном языке в текст на другом языке, проистекающее из положений, характерных для раннего этапа развития лингвистической теории перевода, представляется ограниченным» [12, с. 2].

Однако, прежде чем говорить о славянском фэнтези, стоит охарактеризовать литературную фантастику в целом, и жанр фэнтези в частности.

Фантастика, по мнению Олди, Зубакина и Амнуэля, – это жанр и творческий метод в художественной литературе, кино, изобразительном и других формах искусства, характеризуемый использованием фантастического допущения, «элемента необычайного», нарушением границ реальности, принятых условностей [9, с. 23]. Фантастика включает в себя множество жанров, среди которых ярко выделяются научная фантастика, ужасы, магический реализм, фэнтези и многие другие. В статье «Фантастика. Общий курс» К. Мзареулов пишет: «Если в НФ компонента фантастичности имеет квазинаучное происхождение и рациональное обоснование, то в фэнтези элемент необычайного заведомо иррационален, фантастическое здесь порождено сверхъестественными явлениями. Отличительной чертой фэнтези можно считать пронизывающее это жанровое направление ощущение, что человек способен управлять сверхъестественными силами и существами» [7, с. 11-12].

Фэнтези уходит корнями в средневековые романы о нечистой силе, в мифологию, в мистику экзотических стран. Исследователи связывают зарождение фэнтези с творчеством Мэлори, Мэтьюрина, Гофмана. Однако подлинные расцвет жанра относятся к ХХ столетию, когда родилось новое течение – «эпическое», или «героическое», фэнтези, т.е. повествование о деяниях героя-бойца в мире, основанном на волшебстве.

В англо-американском фантастиковедении в рамках fantasy выделяют множество подгрупп: dream fiction (буквально «литература сновидений»), fairy tales (сказочная), ghost tales (истории о духах), horror tales («чёрная» фантастика, смыкающаяся с «готическим» романом).

Но мы будем придерживаться деления фэнтези на жанры, данного Еленой Ковтун, а именно: мистико-философское фэнтези (фантастическое допущение определяет суть и смысл повествования), метафорическое фэнтези (фантастическое допущение является неким идеальным образом чудесного), «чёрное» фэнтези (разновидность фэнтези, в котором потусторонние силы вторгаются в казавшуюся до этого незыблемой обыденную реальность) и героическое фэнтези (фантастическое допущение превращается в декорацию, оформление пространственно-временного мира) [4, с. 70-75].

Обратимся к славянскому фэнтези. Славянское фэнтези, по мнению Чупринина, Журавлева и Гарцевича, это поджанр фэнтези, основанный на использовании славянской мифологии (совокупность всех мифологических воззрений, верований и культов славянских народов) [14, c. 12-13], хотя, по мнению Фокина, жанровые границы всё еще остаются достаточно размытыми [13, c. 322-323]. Не следует путать «славянское фэнтези» с «русским фэнтези» – последнее больше относят для обозначения фэнтези, написанного на русском языке [11, c. 10-14]. Основателем славянского фэнтези стал Юрий Никитин с серией романов «Трое из леса». Лидером славянского фэнтези является Мария Семёнова с циклом романов «Волкодав». В основе славянского фэнтези лежит сочетание славянского фольклора (преданий, былин, мифологической прозы) и стандартных фэнтезийных канонов [2, c. 16].

Итак, «Сага о ведьмаке» (польск. Saga o wiedźminie) – это цикл книг Анджея Сапковского в жанре «тёмного» (или же «чёрного») фэнтези (т.к. в нём присутствуют характерные элементы ужасов и готики) [8, с. 38-41], напоминающем Восточную Европу времен позднего средневековья. Один из центральных героев саги – Геральт из Ривии – представитель последних «ведьмаков», так называемых охотников на чудовищ. Первые сборники рассказов о приключениях Геральта представляли обыгрывание классических фольклорных и литературных сказок, позднее сюжет перешел на более масштабный уровень.

Для начала следует уточнить, что ведьмак – это персонаж исключительно восточнославянской мифологии. По функциям он схож с колдуном, однако, согласно поверьям, магическая сила ведьмака намного выше, вследствие чего он может повелевать ведьмами и колдунами на определенной местности, может действовать с ними заодно или же препятствовать их злодеяниям. Ведьмак Сапковского является генетически выведенным мутантом, почти не обладающим магией (за исключением нескольких простейших трюков) и занимающимся исключительно охотой на чудовищ за вознаграждение, т.е. формально – неким странствующим ремесленником, не относящимся к касте колдунов [5, с. 720].
Как было сказано ранее, первые рассказы о ведьмаке являются вольной адаптацией зарубежных сказок, например, из сборника «Последнее желание»: «Ведьмак» – «Спящая красавица», «Крупица истины» – «Красавица и чудовище», «Меньшее зло» – «Белоснежка и семь гномов»; из сборника «Меч предназначения»: «Осколок льда» – «Снежная королева», «Немного жертвенности» – «Русалочка» (также прослеживается связь с «расой глубоководных» Г.Ф. Лавкрафта). Зачастую в подобных произведениях сатирически обыгрываются знакомые читателю, устоявшиеся фольклорные мотивы.

Помимо этого, большая часть представленных государств является аналогом европейских стран: Редания – Польша, Темерия – Франция, Туссент – Англия, Нильфгаард – Германия, Острова Скеллеги – скандинавские страны. Описания мест, похожих на славянскую местность, почти не встречаются. Встречаются славянские имена собственные, такие как Стрегобор, Весемир, Радовид, но наряду с ними столь же часто использованы европейские антропонимы, например, Ренфри, Альзур, Сабрина.

Доводом в пользу того, что Ведьмак не славянское фэнтези, также служит наличие двух рас: гномов (у Сапковского «краснолюды»), являющихся частью западноевропейской мифологии; и эльфов – частью скандинавской мифологии. Эльфы говорят на «Старшей Речи» – языке, основанном на английском, французском, немецком, валлийском, ирландском и латинском языках. Каждый язык проявляется в большей степени в различных диалектах «Старшей Речи» – так нильфгаардский диалект приближен к немецкому языку.
Однако, несмотря на их малую численность, славянские элементы всё же встречаются в «Ведьмаке», в первую очередь это мифологические персонажи (так называемая нечистая сила) с которыми сталкивается протагонист.

Из наиболее ярких можно выделить такое существо, как Леший. В славянской мифологии это хозяин леса, который следит за тем, чтобы всё в лесу было сбалансировано и гармонично. В основном Леший считается положительным персонажем, который помогает человеку, если тот чист душой и, находясь в лесу, не причиняет лесу вред. Тому, кто душой нечист, он никогда помогать не будет, а наоборот, начинает всячески пакостить, вплоть до того, что может погубить, заведя в непроходимое болото или медвежью берлогу. Леший может и просто поозорничать, играя с человеком и постоянно сбивая его с пути, но подвергать человека серьезным опасностям он не станет. Выглядеть Леший может по-разному, принимая облик различных животных, но чаще всего он предстает перед человеком как бодрый старичок в одежде зеленоватых цветов, с посохом в руке и котомкой за спиной [6].

Леший Сапковского также является хозяином леса, контролирующем животных и растений на своей территории. Внешне – высокое, сухопарое, коричневое, реже – зелёное существо, имеющее руки и ноги, безобразной формы голову. Пальцы снабжены острыми, цепкими когтями, с помощью которых лешие карабкаются по деревьям. Обычно они питаются лесными зверями, но могут и напасть на человека, если тот будет вредить лесу и его обитателям (которых Леший может призывать для защиты леса).

Следующей идет Полуденница (или же Полудница) – дух, появляющийся в конкретное время суток (в полдень) в поле. Согласно народным поверьям, ее можно встретить на полях и перекрестках, когда дневная жара достигает своего пика. Она может являться в двух ипостасях – молодой красавицы в прозрачном платье или сгорбленной старухи. Иногда ей приписывают защиту посевов от другой нечистой силы, но чаще всего она трактуется как персонаж, нападающий на людей, которые работают в полдень.

У Сапковского Полудница – это разновидность призраков, встречается в ясный и погожий день, когда солнце высоко. Это духи женщин и молодых девушек, которые умерли насильственной смертью непосредственно перед своей свадьбой или сразу после нее. Полуденница выглядит как измождённая и скорбная девушка, с очень загорелой кожей и длинными белыми волосами, одетая в изодранное белое платье. Полуденница является опасным духом, убивающим каждого встреченного ею человека.

Интересно рассмотреть такое существо, как Игоша. В славянской мифологии Игоши – дети кикиморы или умершие младенцы, проклятые своими родителями, некрещеные или просто мертворожденные младенцы. Они продолжают невидимо жить (и даже расти) там, где они похоронены, или в своем доме (в старину часто мертворожденных младенцев закапывали в подполье или близ избы). Игоша – безрукий, безногий, невидимый дух.
У Сапковского Игоша – это маленькое существо, напоминающее сильно деформированный плод, созданный в результате неправильного захоронения нежелательных мертворожденных детей, которое охотится на беременных женщин.

Отдельно рассмотрим славянский фольклор, появившийся в результате перевода «Саги о Ведьмаке», на примере Кощея. Дело в том, что в оригинальном тексте имеется слово Kościej, которое означает «кости». Но в некоторых переводах название данного существа перевели как «Костец», а в других же взяли исходное слово без перевода, что может привести к путанице, ведь в книге Сапковского Кощей описан как искусственное создание, не встречающееся в природе, оно появляется только тогда, когда его создаст могущественный чародей. «На плоской четырёхсаженной туше, покрытой землисто-ржавой и шершавой шерстью, находятся четыре пары ног, пятая же головная пара непропорционально длинных конечностей вооружена клешнями покрытыми острыми иглами и роговыми выступами» [10]. Это сильно отличается от типичного представления о Кощее как о наделенном бессмертием костлявом и злом старике, обладающем огромным богатством, царе, оборотне и чародее, похищающем красавиц. Однако, несмотря на то, что Кощей является восточнославянским мифологическим существом, он встречается в польской сказке «Пять овечек» (там он называется «Кощей Меднобородый» (Koshchey Mednoborody)), где описан следующим образом: «Чудище на него глядит: голова жабья с бадью, рот от уха до уха, глазищи как лукошки, вместо рук – клешни рачьи», «рыжая бородища раскинулась по воде, точно ржавые водоросли, каждый волосок поодиночке шевелится». И хотя в таком описании Кощея прослеживается некоторое сходство с тем существом, которое описывал Сапковский, всё же интерпретировать последнего как фольклорного персонажа было бы преувеличением.

Из всего вышесказанного сделаем вывод: «Сагу о Ведьмаке» Анджея Сапковского сложно назвать славянским фэнтези, потому что большая часть фольклорной основы взята из европейских традиций. Однако в «Ведьмаке» встречаются и элементы славянского фольклора – это в первую очередь мифологические персонажи, с которыми приходится бороться Геральту: Полуденница, Леший и Игоша, не отошедшие далеко от своей фольклорной основы. Несмотря на то, что в русских переводах «Ведьмака» появляется гораздо больше славянских символов (как, к примеру, приведенный мною в качестве примера Кощей), в оригинальном тексте Сапковского таких элементов крайне мало.

Vo vselennoy Slavyanskiy folklore Andzheya Sapkovskogo «Vedmak»

Petukhov E.S.,
bachelor 4 courses the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article discusses the question of attributing A. Sapkovsky's «Saga of the Witcher» to the genre of Slavic fantasy. The Slavic elements and their image in the texts of works are investigated.
Keywords: Slavic folklore, A. Sapkovsky, «The Witcher Saga».