Код уникальной десятичной классификации: 882

Аннотация. В статье рассматриваются окказионализмы О.Э. Мандельштама, использованные в стихотворениях 1935-1937 гг. («Воронежские тетради»). Исследуются способы образования авторских неологизмов, функции в поэтическом тексте, цель создания и использования на примере стихотворения «Я живу на важных огородах…».

Ключевые слова: окказионализмы, О.Э. Мандельштам, «Воронежские тетради».

Творчество Мандельштама вызывает искренний и неподдельный интерес у читателей и исследователей на протяжении многих десятилетий. Его тексты полны загадок, разгадать которые трудно, но еще труднее дать им сколько-нибудь однозначную трактовку. Во всех его произведениях присутствует неизмеримая глубина смыслов, которые выражаются на каждом из уровней построения художественного целого.

Исследователями уже подробно описана музыкальность поэта, его цветопись и фоника. Хотелось бы обратить внимание и на лексику О.Э. Мандельштама, а именно на окказионализмы, которые он использует. Произведения Мандельштама пестрят окказионализмами, образованными по разным моделям и с разными целями: жизняночка, умиранка, звукопас, большевея, сумрачно-хлопчатый…

Целью данной работы является определение способа образования и значение окказионализмов в творчестве Мандельштама.

В качестве объекта исследования выступают – «Воронежские тетради», «Я живу на важных огородах…». 1930-е – особый период в творчестве О.Э. Мандельштама, когда его понимание слова переосмысливается и вбирает в себя все предыдущие мысли, дополняет их и изменяет, подводя к новой концепции «слово-путешествия».

Чтобы начать исследование, необходимо определить, что следует понимать под окказионализмами. Тема новых слов в словообразовании широко разработана, но ученые так и не пришли к общему выводу о том, что следует считать окказиональным словом и какие его отличительные черты. Мы будем опираться на определение окказионализмов и их классификацию Р.Ю. Намитоковой. Окказионализмы (авторские неологизмы) – речевые новообразования, впервые встреченные на страницах письменного текста – художественного или научного – и не отмеченные в словарях национального языка, соответствующего данному автору по времени, «живущие» только в тексте и поэтому обладающие признаком необычности, новизны, но могущие превратиться в факты языка при благоприятных условиях [4, с. 13].

Цель окказионализмов – выражение художественной мысли, дополнительная коннотация, словесная игра, предъявление емкости авторской мысли [5, с. 67]. Для определения роли неологизма будем рассматривать способ его образования, место и роль в поэтическом тексте.
В стихотворении «Я живу на важных огородах…» находим окказионализмы «чернопахотная» и «мелкобисерных». Оба слова образованы суффиксально-сложным способом. Прилагательные обозначают отношение к тому, что названо опорной основой и конкретизировано в первой основе сложения.

Так, «чернопахотная» образовано от слов «черная пахота» + суффикс «н». Из способа словообразования можно сделать вывод о том, что пахота (вспаханное поле, используемое под посевы) конкретизируется прилагательным «черная», которое придает не только синергетический цветовой эффект, но и дополнительную эмоциональную коннотацию. С другой стороны, можно заметить, что первая часть окказионализма («черная») может указывать на тип почвы – в Воронеже преобладают именно черноземные почвы, что придает слову конкретное прямое значение. На связь со словом «чернозем» указывает первый катрен, в котором речь идет о необозримых просторах и огородах, далекой гати, а также на это значение указывает и вторая часть слова – «пахота», понятно, что распаханная под посев почва, вероятнее всего, именно черноземная.

Можно рассматривать прилагательное в его прямом значении – значении цвета. Оно подтверждается главным словом, к которому относится прилагательное «черноземный». Существительное «ночь» так или иначе указывает на темноту окружающего пейзажа, а в сочетании с данным окказионализмом ночь становится не просто темной, а черной, непроглядной. Вторая часть окказионализма создает картину обработанной земли, но последующее слово меняет пейзаж, делая «степные закраины» неотделимыми от небосвода. Таким образом, появляется следующая картина: небо и земля сливаются, исчезает линия горизонта, пейзаж становится абсолютно черным.
Неологизм «чернопахотная» в данном стихе выполняет несколько функций:

  • колористическая;
  • описательная;
  • смысловая емкость и экспрессивная насыщенность.

Неологизм «мелкобисерный» образован от словосочетания мелкий бисер + суффикс «н». Так, как и в предыдущем окказионализме, первая часть уточняет, конкретизирует вторую. Учитывая, что бисер – очень мелкие стеклянные бусы, то можно говорить о том, что мелкий бисер – плеоназм. Окказионализм очень тонко и точно характеризует это черное звездное небо, становится средством выразительности, но слово не несет в себе такой широкой семантики, как предыдущий окказионализм.

Авторские неологизмы в данном стихотворении образованы одним и тем же суффиксально-сложным способом. Возможно, данная модель словообразования выбрана автором с целью более емкой передачи широкого спектра авторских смыслов. Но в то же время можно говорить о том, что функции этих окказионализмов значительно различаются. Так, слово «чернопахотная» выполняет больше колористическую, описательную и экспрессивную функции, тогда как «мелкобисерный» больше выступает в качестве средства художественной выразительности и выполняет функцию описательно-экспрессивную, выражая в большей степени авторское отношение к звёздном небу, чем становясь отражением реальной действительности.

Следует отметить, что окказионализмы в стихотворении встречаются только при описании окружающего пейзажа, расширяя и углубляя его. Возможно, это связано с тем, что тема окружающего пространства была актуальна для О.Э. Мандельштама при переезде в Воронеж. Так, В.А. Свительский говорил, что «Воронежа в его индивидуальной неповторимости полноте культурно-исторического ореола у Мандельштама… нет <…> Но есть другое – природно-географический ореол города, связанный с его местонахождением среди степей, посреди Русской равнины…» [3, с. 87]. Понимание Воронежа как окружающего природного пейзажа, пространства и привело к поиску новых слов, нового выражения того, что предстает перед глазами автора.

В «Разговоре о Данте» О.Э. Мандельштам пишет: «Чтение Данта есть прежде всего бесконечный труд, по мере успехов отдаляющий нас от цели». Эти слова, думаю, применимы и к самому Мандельштаму. Чем больше интерес исследователей к его творчеству, чем больше аспектов в его изучении затронуто, чем больше различных смыслов находят в его стихах, разделяют и отдельно друг от друга исследуют эти детали, тем, как это ни парадоксально, дальше исследователи от «цели».

Occasionalisms in Mandelstam's literature works

Bakutina A.V.,
bachelor 2 courses the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article discusses of O.E. Mandelsham's occasionalisms, used in Poems of 1935-1937 («Voronezh Notebooks»). Methods of formation of author's neologisms, functions in poetic text, purpose of creation and use on an example of the poem «I live on important gardens...» are investigated.
Keywords: O.E. Mandelshtam’s occasionalisms, «Voronezh notebooks».