Код уникальной десятичной классификации: 82-1/-9

Аннотация. Гендерное литературоведение начинает активно развиваться в России в конце ХХ в. Тогда же возникает интерес к «женскому письму» в русской литературе первой половины XIX в. На это время приходится расцвет «мужского» творчества, вошедшего в историю как «золотой век» русской литературы. Однако свой след в истории русской литературы пушкинской поры оставили и женщины-писательницы. В статье рассматриваются произведения трех авторов: Екатерины Урусовой («O музы»), Анны Буниной («Разговор между мной и женщинами») и 3инаиды Волконской («Сновидение»). Цель статьи заключается в выявлении специфики «женского письма» и особенностей его формирования, выяснении причин обращения к литературному творчеству анализируемых авторов, а также положения женщин в русском обществе первой трети XIX в., обстоятельств и возможностей для писательниц в области литературы.

Ключевые слова: формирование женского письма, неравноправие, эмансипация женщин, женская картина мира.

Уместно вспомнить историю развития русской литературы первой половины XIX в. с точки зрения «женского письма». Со стороны мужского письма это время было самым плодотворным в русской литературе – это был период «золотого века», имена поэтов которого были уже весьма популярными. Однако имена писательниц или поэтесс пушкинской поры не так известны, и даже многие из них забыты. Когда речь идет о «золотом веке», то никто не воспоминает о писательницах того времени. По словам Светланы Воробьевой, «творчество русских писательниц XIX века является неотъемлемой частью русской культуры, однако в ХХ веке оказались забыты не только их произведения, но даже имена» [5]. Вот эти женщины-писательницы, известные узкому кругу специалистов: А.В. Зражевская, Л.А. Ярцова, Ю.В. Жадовская, Л.Я. Кричевская, А.П. Зонтаг, Е.В. Аладьина, Е.Г. Андреева, А.Н. Арцыбашева, Е. Бездольная, А.П. Глинка, М.Б. Даргомыжская, А.П. Елагина, А.О. Ишимова и другие.

В последние годы благодаря актуализации феминистских идей и развитию гендерных исследований наблюдается определенный интерес к истории женского писательства, к истокам формирования женского письма.

Долгое время в России не было понятий «женщина-писательница» или «женщина-поэт». Они начинают упоминаться в русской литературной критике с конца XVIII – начала XIX в. Уместно сказать, что путь русской женщины в литературном деле был не легок, а труден. Общественное мнение негативно относилось к женскому литературному творчеству, идеи женского равноправия в профессиональной деятельности не поощрялись некоторыми критиками и писателями. По словам Т.В. Сварчевской, господствовало мнение, что женщина «не может быть писателем. Ограниченные возможности женского таланта критика объяснила тем, что женщина и «по физиологическим законам» не может быть творцом, так как творец – привилегия, принадлежащая исключительно мужским авторам» [6, с. 135]. В.Г. Белинский, один из самых популярных критиков ХIХ в., написал, что женщина является «ангелом-хранителем мужчины, на всех ступенях его жизни» и «женщина должна любить искусства, но любить их для наслаждения, а не для того, чтобы быть художником» [2].

В России XIX в. постепенно складывалось общественное мнение, направленное против неравноправного с мужчинами положения русских женщин. У женщин были сложности в получении образования и неравные с мужчинами возможности проявить себя в литературе, так как литература считалась мужским делом.

Женщины боролись за право заниматься профессиональной деятельностью и доказывали, что могут писать литературные произведения, как и мужчины, но нелегко складывалась их судьба. По словам М.Ш. Файнштейна, «Современники не всегда понимают их, практически все эти писательницы были забыты. Да и в наше время имена лишь довольно-таки немногих из них можно найти в многотомных «историях» русской литературы или энциклопедических словарях» [8].

Небольшая группа писательниц, принадлежащих к высшему дворянскому сословию, могла издавать свои произведения, но под мужскими псевдонимами, и большая часть их творчества не была опубликована или опубликована гораздо позже их смерти, например, «Воспоминания» А.Е. Лабзиной (1810; опубликованы впервые в 1903 г.), «Мемуары» В.Н. Головиной (1807-1817; опубликованы впервые в «Историческом вестнике» в 1899 г.).

Если говорить о женщинах из других сословий, то они тоже были мыслящими и им было что сказать, но у них не было достаточного образования, поэтому они были далеки от участия в литературной жизни.

Женщины-писательницы XIX в. начинают участвовать в культурной и литературной жизни России и заявлять свои права: требуют освобождения от навязанной им роли. Несколько писательниц из дворянских семей участвуют в борьбе за свободу. Так, княгиня Зинаида Волконская становится одной из первых эмансипированных русских женщин XIX в.

На раннем этапе женского письма русские женщины высказывались в таких жанрах, как эпистолярий, дневники, мемуары, воспоминания, а также повести для детей. Нам известны мемуары Екатерины II, и княжны Дашковой, и княгини Натальи Долгорукой. Мемуары княгини Дашковой вошли в историю мировой мемуарной литературы как один из шедевров этой жанровой формы.

Талантливые русские поэтессы Зинаида Волконская, Евдокия Ростопчина и Каролина Павлова продолжили в своем творчестве традицию античных поэтесс Сафо и Коринны. Ростопчина развивала в своей лирике тему любви; ее первое опубликованное стихотворение «Талисман» (1831) посвящено этой теме, она также создала стихотворение «Как должны писать женщины» (1840), которое выглядит как своеобразный творческий манифест. Об этом говорит А. Белецкий, отмечая, что в эти годы (1830-1860-е) «критика охотно обсуждала вопросы о том, должны или не должны писать женщины, и какова область, где женское дарование может развернуться в полной силе, искали специфических примет и особенностей женского творчества» [1, с. 141].

Можно сказать, что, несмотря на далекое от справедливости положение женщин-писательниц той поры, они добились того, за что выступали, став частью русской культуры. Это Анна Петровна Бунина, Надежда Андреевна Дурова, Зинаида Александровна Волконская, Евдокия Петровна Ростопчина, Елена Андреевна Ган, Елизавета Васильевна Кологривова.
Подробнее остановимся на трех именах: Екатерине Урусовой, Анне Буниной, Зинаиде Волконской. На примере их творчества можно видеть путь развития женского письма. В контексте нового самосознания этот путь имеет вектор – «от познания к сознанию».

Екатерина Урусова. «O музы»

Стихотворение Урусовой, написанное в 1777 г., посвящено музам, оно показывает читателю, что у поэтессы есть глубокое осознание своего низкого общественного положения и труднодоступной для нее сферы литературы. Так, она обращается к музам с просьбой:

О музы! Вы мой дух ко песням воспламените.
И пола вашего вы голосу внемлите! <...>
И глас, мой робкий глас, коль можно ободрите.
С великодушием внимайте песнь мою:
О Музы! Я для вас на Лире воспою [7, с. 397].

В этих строках лирическая героиня просит дать ей достаточную смелость, чтобы писать как опытный мужчина. От лица женщин она просит муз дать власть их робкому и застенчивому голосу – право высказываться в литературе, той сфере, где господствуют мужчины. Понятно, что в те времена женщинам нужна была достаточная отвага, чтобы ознакомить читателей со своими творческими трудами. Известно, что без мужского покровительства женщине нельзя было и мечтать о публикации своих текстов. Однако русские женщины-авторы уже делали первые робкие шаги вперед, в сторону реализации своего профессионального потенциала. Но еще рано говорить о какой-либо традиции женского письма.

Се в наши времена златыя зрятся веки,
Кастальския текут с Парнасса к Россам реки;
И чтобы окружать священных Муз престол,
То начал воспевать у нас и женский пол:
Они ко нежностям во песнях прибегают…,
В России видимы, Сапфоны, де ла Сюзы,
За ними я стремлюсь: <...> О вы прекрасны музы!
Ко ободрению, для песен красоты,
Разсыпьте предо мной Парнасския цветы!
Врачебною водой вы Лиру окропите,
И мне ее теперь из ваших рук пошлите.
Потщуся мысль мою я с вами согласить,
Потщуся песнь мою пред вами возгласить.
С холмистых гор ко мне вы взоры обратите;
И глас, мой робкой глас, коль можно ободрите [7, с. 397-398].

Для придания красоты песням женщин и уверенности в творчестве лирическая героиня просит рассыпать перед ней парнасские цветы и окропить лиру врачебною водой.
Надо заметить, что в это время женщины-поэты ставили и, по возможности, решали волновавшую их проблему: они тоже могут писать так, как мужчины, они имеют равные с ними права как в литературе, так и в обществе.

Анна Бунина. «Разговор между мной и женщинами».

В поэме «Разговор между Анной и женщинами» женщины критикуют Анну: она принадлежит их полу, все еще хвалит мужчин, которые в патриархальном обществе никогда не хвалят женщин. Женщинам тоже нужны свои «певицы», умеющие воспевать их или говорить открыто о низком положении их пола.

Сестрица-душенька, какая радость нам!
Ты стихотворца! на оды, притчи, сказки
Различны у тебя готовы краски,
И верно, ближе ты по сердцу к похвалам.
Одни ругательства, – и все страдают дамы!
Ждем мадригалов мы,– читаем эпиграммы.
От братцев, муженьков, от батюшков, сынков
Не жди похвальных слов.
Давно хотелось нам своей певицы!
Поешь ли ты? Скажи иль да, иль нет [3, с.403].

Они должны восхвалять мужчину, чтобы выжить в профессиональных кругах, где также господствуют одни мужчины. Однако, как следует из поэмы, в это время очень бурно развивается самосознание русских женщин. В строках, приведенных ниже, поэтесса открыто говорит о превосходстве мужчин в тогдашнем русском обществе; мужчины, а не женщины присутствовали на «вершинах». Авторская слава также зависела от мужчин. «Женщине нельзя было обойтись без консультанта мужчины при написании текста и, конечно, без «покровителя» при его публикации» [9].

Женщины
И тут ни слова нет про нас!
Вот подлинно услуга!
Так что же нам в тебе? На что ты нам?
На что училась ты стихам?
Тебе чтоб брать из своего все круга,
А ты пустилась хвалить мужчин!
Как будто бы похвал их стоит пол один!
Я
Все правда, милые! вы их не ниже,
Но, ах!
Мужчины, а не вы присутствуют в судах,
При авторских венках,
И слава авторска у них в руках,
А всякий сам к себе невольно ближе [3, с. 405-406].

Можно сделать вывод о том, что в это время женщины начинают познавать свою социальную проблему и свою ситуацию: они живут в обществе, где мужчины играют более важную роль и имеют превосходство, в обществе, где господствует патриархат, существует неравноправие. В этой поэме Анна Бунина делает один шаг вперед и показывает, что теперь женщины-авторы имеют смелость не только писать как мужчины, но и писать против пристрастного отношения в обществе к их полу.

Зинаида Волконская. «Сновидение»

В рассказе «Сновидение» (1829), написанном на английском языке, Зинаида Волконская делает следующий шаг в развитии женского письма и сообщает о мировидении женщин. Теперь женщины-писательницы не только хотят писать как мужчины, они не только осознают свое низкое положение в обществе, но и заявляют о том, что у них тоже есть свой мир, отличный от мужского, и они тоже умеют думать и писать по-другому, отлично от мужчин. В творчестве Волконской присутствуют первые ростки феминистского сознания русских женщин и ощутимо формирование и укрепление «женского мировидения». В этом рассказе с помощью сна дана альтернативная радикальная женская точка зрения. Сознательный мир, где царствуют слова и мировидение отца и учителя, сопоставлен с подсознательным миром в сне, где нашла место логика женщин. В письме, написанном героиней своему учителю – известному египтологу И. Гульянову, который учит ее интерпретации иероглифов, она сообщает о своем сне: здесь она встречается с женщиной-мумией, предлагающей героине новую интерпретацию иероглифов. Сон противостоит реальности. То, что героиня не может делать в реальной жизни, она делает во сне, там исчезают все границы, все иерархии. Эта женщина предлагает героине новую интерпретацию иероглифов.

«And here the daughter of Ancient Egypt unwrapped her many-coloured epitrachilion for us, and, running her dark-complexioned finger over the bright signs with which it was covered, said: «This circle signifies the sun; it is dark as the morning of my youth was dark for me… For my sun did not once shine out, being covered with a dark cloud to the end of my days…» [4, с. 16-17].
В реальной жизни в письме, адресованном своему учителю, героиня извиняется за то, что она оскорбляла его своими бредовыми словами. Одновременно героиня подчеркивает справедливость и достоверность своего «женского опыта» и отказывается от господства патриархата, входит в диалог c патриархатом.

«Forgive me, my dear Gulyanov, for occupying you at such length with my delir – ious fancies forgive me, if my dream should contradict your opinions of the Hiero – glyph in some manner which I do not suspect. For what system does not vanish in a dream, where imagination alone triumphs over the mind, over logic and reason? In very truth I was not thinking of you nor of Champollion, at the time when I conversed with the mummy come to life. But in my waking hours, as you well know. I am always in agreement with you, recognizing that you are my one true guide to the labyrinth of signs: I resign all my own suppositions about the Hieroglyph before the power of your genius» [4, с. 18].

В заключение можно сказать, что семена эмансипации, которые были посеяны в конце XVIII в., начали всходить уже к первой четверти XIX в. Женщины-писательницы этого периода прошли путь «от познания к сознанию»: ими были сделаны первые «робкие» шаги к развитию женского письма. Тем не менее еще рано было говорить о какой-либо традиции женского письма, ей только предстояло родиться.

Formation of «women's writing» in Russia in the first half of the 19th century (E. Urusova, A. Bunina, Z. Volkonskaya)

Fahmina Naaz
graduate student of the Delhi university, India (University of Delhi)

Annotation. Article represents development of women writing in first half of 19th century. We may say that the seeds of emancipation, which were sown at the end of the 18th century, already began to rise by the first half of the 19th century, and the journey of development of women writing and consciousness in this period has been shown with the help of three works written by three Russian female writers of this period Ekaterina Urusova, Anna Bunina and Zanayeda Valkonskaya. One can say that Russian women authors have already taken the first «shy» steps towards the development of female writing, however it was still early to talk about any tradition of female writing.
Keywords: Formation of women writing, inequality in society, emancipation of women, emergence of women ideology