Код уникальной десятичной классификации: 82-7

Аннотация. В статье рассмотрена типология этнокультурной проблематики в произведениях М.М. Зощенко и А.А. Аствацатурова. Сделано сравнение персонажей прозы двух писателей, выявлен ряд сходств и различий. Отмечены средства и приемы, использованные в раскрытии этнической темы.

 Ключивые слова: Зощенко, Аствацатуров, юмор, этнокультурная проблематика, сказ, маленький человек.

Вопрос культуры героев Михаила Зощенко освещает Б. Сарнов в книге «Пришествие капитана Лебядкина. Случай Зощенко», в частности, он пишет, что для персонажей Зощенко слова «экскремент», «культурное поведение», «места общего пользования», «уборная» и «срать» стилистически равноценны [7, с. 153]. Исследователь отмечает, что язык, на котором говорит зощенковский герой, для него «чужой, иностранный», даже если все слова «коренные и русские» [7, с. 157].

А. Жолковский в книге «Поэтика недоверия» подробно рассматривает культурологический аспект в рассказе Зощенко «Иностранцы». Жолковский считает, что «комические эффекты рассказа сводятся к контрапункту «некультурного» (советско-мещанского) сознания и «культурной» (элитарно-западной) описываемой ситуации» [2, с. 248].

К.В. Мочульский в статье «О юморе Зощенко» отмечает мастерски освоенный Зощенко язык «полуграмотного товарища, нахватавшегося интеллигентных слов из политграмоты». По словам Мочульского, Зощенко использует «наговор мещанского частушечного сказа» [6, с. 420-421].

Таким образом, с опорой на синтез лексики, русской и иностранной, которую используют зощенковские персонажи, на их рецепцию «иностранщины» можно говорить об этнокультурной проблематике в творчестве Зощенко. Чаще всего Зощенко развенчивает стереотипы об иностранцах, использует известные случаи обмана иностранцев с целью наживы на них и изображает притворство наших граждан иностранцами или использование иностранных языков с какими-то потаенными для них смыслами.

В рассказе «Аристократка» женщина притворяется «дамой из высшего общества», прибегая к французским словам («мерси», «нот» [3, с. 30]) и предметам одежды, а главному герою не хватает знаний, чтобы разоблачить ее.
Герой рассказа Григорий Иванович поначалу видит в даме аристократку – из-за ее манеры одеваться: «Я не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе» [3, с. 28].

Сказовый способ повествования помогает писателю разоблачить притворство и бескультурность героини: «нот, – говорит, – мы привыкшие» [3, с. 30]. Персонажи используют слова, не подходящие ситуации: «А хозяин держится индифферентно – ваньку валяет», «А хозяин держится индифферентно – перед рожей руками крутит» [3, с. 31].

Ряд культурологических вопросов затронут в рассказе «Иностранцы». Главный герой выражает свое презрительное отношение к иностранцам такими описаниями: «У них морда, как бы сказать, более неподвижно и презрительно держится, чем у нас», «Как, скажем, взято у них одно выражение лица, так и смотрится этим выражением лица на все остальные предметы» [3, с. 156].

Сам герой не видел иностранца, ему о нем рассказал знакомый. Но для него важно придать своим словам значительность, и поэтому он описывает предметы, принадлежащие иностранцу, так, как будто сам их видел: «Некоторые иностранцы для полной выдержки монокль в глазах носят. Дескать, это стеклышко не уроним и не сморгнем, чего бы ни случилось» [3, с. 156].

Для героя этого рассказа культура – понятие весьма далекое, интерпретировать действия иностранца, который ведет себя как раз культурно, сложно: иностранец подавился костью, но не показывал вида. Персонажи рассказа в изобилии используют иностранные слова, значение которых они вряд ли понимают и которые никак не вписываются в ситуацию: «Моветон и черт его знает что», «Коман? В чем дело? Об чем речь? Извиняюсь, говорит, не знаю, как у вас в горле, а у меня в горле всё в порядке» [3, с. 157].

Вопросы гигиены и чистоты за границей затронуты в рассказе «Рассуждение об иностранцах». Распространен стереотип, что за границей моют улицы с мылом, поэтому главный герой рассказа считает должным опровергнуть эту информацию подходящей, по его мнению, деталью. «Поглядите лучше на этого молодца. На этого иностранца. Это у них такая последняя мода. Брючки-то – обратите внимание! Брючки-то закатил аж до колен. Мода модой, а тоже, наверно, в смысле чистоты не так уж у них сверхъестественно чисто. Материю-то подвертывают. Побаиваются, небось, забрызгать или запылить. Мода, знаете, зря не бывает» [5, с. 577].

Неравное отношение к согражданам и иностранцам и невозможность заселиться в гостиницу нашему гражданину показаны в рассказе «История с переодеванием». Герой рассказа вынужден переодеться и изображать из себя иностранца, используя якобы иностранный язык: «Я подхожу до портье и говорю ему ломаным языком: / – Ейн шамбер-циммер, – говорю, – яволь?», «И сам отвечает тоже ломаным языком: / – Яволь, яволь. Она, шамбер-циммер, безусловно яволь. Битте-дритте сию минуту. Сейчас выберу номер, какой получше и где поменьше клопов» [4, с. 240].

Портье оказывается очень любопытным и желает узнать, гражданин какой именно страны стоит перед ним: «Пардон, – говорит, – господин, извиняюсь. By зет Германия, одер, может быть, что-нибудь другое?..» Герой боится разоблачения и решает притвориться испанцем: «Но, – говорю, – их бин ейне шамбер-циммер Испания. Компрене? Испания. Падеспань» [4, с. 240].

Портье старается заработать на «испанце»: «Платить-то как, – говорит, – будете? Инвалют одер все-таки неужели нашими? И сам делает из своих пальцев знаки, понятные приезжим иностранцам, – нолики и единицы» [4, с. 241]. Но нашему гражданину очень нужно заселиться в гостиницу: «Яволь, – говорю, – битте-цурбитте. Несите, – говорю, – поскорей чемодан в мою номерулю. А после, – говорю, – мы поговорим, разберемся, что к чему» [4, с. 241].

В конце рассказа портье все-таки разоблачил нашего гражданина и нажился на этом: «А вечером узнаю, что никто от этого номера ключа не терял, а просто они мне загнали за пятнадцать целковых обыкновенный ключ от этого номера. Об этом мне сказал сосед, с которого они взяли за то же самое десять целковых. А с меня на пять рублей дороже как с бывшего испанца» [4, с. 242].

На иностранцах легко «подзаработать»: завысить цены и ждать оплаты. Эта проблема актуальна и сейчас. На чемпионате мира по футболу на иностранцах кто только не наживался: из новостей известны случаи с недобросовестными таксистами.

Современный прозаик Андрей Аствацатуров также изображает иностранцев, коверкающих русскую речь. Этот лингвистический феномен называется интерференцией. Герои Аствацатурова – студенты-иностранцы, неправильно употребляющие слова из-за недостатка знания языка.
В романе Аствацатурова «Люди в голом» рассказывается об одном иностранном студенте, неправильно употребившем выученные накануне словосочетания. Студент-вьетнамец пишет киносценарий на русском языке: «Американские насильники насилуют вьетнамскую женщину в голом. / Женщина в голом зовет на помощь. / Подлые смехи» [1, с. 33].

Дело в том, что вьетнамцу «накануне показывали альбом репродукций и научили выражениям «женщина в синем», «женщина в черном», «женщина в белом». В самом деле, если есть «женщина в белом», почему бы не быть «женщине в голом?» [1, с. 33-34].
Таким образом, оба писателя делают акцент – в контексте этнической проблематики – на речи своих персонажей, используя при этом разные средства и приемы.

Герой Зощенко – «маленький человек», имеющий неверное представление об иностранцах, показывающий незнание культуры не только иностранной, но и собственной страны.

Герой Аствацатурова – тот же «маленький человек», неверно использующий слова из-за незнания изучаемого языка.

Typology of ethnocultural issues in the works of M.M. Zoshchenko and A.A. Astvytsaturov

P.V. Sokolova,
undergraduate 2 courses The Moscow City University, Moscow

Annotation. This article discussed the typology of ethnocultural issues in the works of M.M. Zoshchenko and A.A. Astvytsaturova. Was made a comparison of the prose characters of the two writers, a number of similarities and differences were revealed. The means and techniques used by writers in disclosing an ethnic theme are noted.
Keywords: Zoshchenko, Astvatsaturov, humor, ethnocultural issues, tale, low-rank.