Научный руководитель: Смирнова Юлия Валерьевна, председатель Первичной профсоюзной организации ГАОУ ВО МГПУ, кандидат исторических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 930.1

Аннотация. В статье анализируются статьи, связанные с советским историком М.Н. Покровским. Рассматривается отношения ряда историков к М.Н. Покровскому, анализируются проблемы и перспективы изучения наследия М.Н. Покровского в современной историографии.

Ключевые слова: М.Н. Покровский, Отечественная историческая наука, Советская историография.

М.Н. Покровский является одной из наиболее спорных личностей в отечественной исторической науке. По словам А.Н. Фукса, отношение к М.Н. Покровскому может охарактеризовать состояние исторической науки в целом. М.Н. Покровский вошел в историю тем, что в 1920-х – первой половине 1930-х являлся главным деятелем новой, советской исторической науки, а его концепция «торгового капитала» была доминирующей теорией. М.Н. Покровский смог воспитать целое поколение советских историков, которые позже примут участие в разоблачении М.Н. Покровского, как историка и политического деятеля.

Отношение к историку в разные периоды истории нашей страны во-многом зависело от того политического климата, существующего в обществе. Поэтому сейчас важно рассмотреть отношение к М.Н. Покровскому в историографии нового миллениума, так как подобное изыскание может раскрыть состояние науки в целом и раскрыть те популярные темы и тренды, существующие на данный момент.

В 2010 году опубликована статья Фукса А.Н. «Русская история в самом сжатом очерке как историографический источник». Статья посвящена всестороннему анализу русской истории в самом сжатом очерке. Автор не делает акцента на биографии М.Н. Покровского, а сразу переходит к непосредственному разбору некоторых элементов теории торгового капитала, представленных в «Русской истории». А.Н. Фукс обращается к проблеме первого советского учебника и роли Покровского, как автора первого учебника. Фукс делает акцент на том, что через учебники можно проследить политическую ситуацию в стране. На наш взгляд, тенденция сохраняется до сих пор. Образ М.Н. Покровского в статье А.Н. Фукса выглядит следующим образом: Покровский пытался объяснить азы марксистского толкования понятия «способ» производства, механизм возникновения классов, эволюцию общественных отношений вслед за развитием экономических отношений. Т.е. М.Н. Покровский у Фукса – популяризатор науки.

Далее А.Н. Фукс переходит к разбору слабых мест теории торгового капитала. Однако, автор обращает пристальное внимание на революционное движение в трудах Покровского и констатирует, что одной из ошибок М.Н. Покровского было расхождение трактовок декабристов, Герцена, Радищева, Чернышевского, народников. М.Н. Покровский приравнивал их к революционерам-буржуа, а не революционерам-дворянам, как это делал В.И. Ленин. Тем не менее, оценки М.Н. Покровского народнического движения, по словам Фукса, легли в основу дальнейшим воззрениям на движение в советской историографии. В конце статьи, автор констатирует, что «Русская история в самом сжатом очерке» является важнейшим историческим источником по изучению процесса становления марксисткой интерпретации в школьной учебной литературе 20-х годов.

В 2010-х происходит вполне обыденное для историографии явление – возвращение к вопросам, которые уже были изучены и обговорены, и попытка найти новые вопросы для изучения. Стоит отметить статью В.В. Тихонова «Историческая наука в 1920-е годы», посвященная не сколько деятельности М.Н. Покровского, сколько состоянию самой исторической школы. Тихонов делает акцент на том, что в методологическом плане труды Покровского мало что дают современной науке, да и тенденция к осмыслению М.Н. Покровского с методологической точки зрения не наблюдается. Но, по утверждению Тихонова, Покровский, как и в принципе советская школа, во многом развивались в контексте мировых трендов в историческом знании, а в 1920-е годы отличались заметной методологической свободой.

Благодаря уничтожению «старой школы», появилась масса важных и новых направлений в исторической науке, например, африканистика, востоковедение. Развивалось краеведение, археология совершила заметный скачок вперед «освободившись от библейских догм». И это – прямая заслуга М.Н. Покровского. В них начнет формироваться тенденция изучения взглядов М.Н. Покровского без лишней идеологизированности и ангажированности. Наиболее значимым автором в данном периоде является доцент кафедры дореволюционной отечественной истории и документоведения ОГУ им. Достоевского Володьков Олег Павлович, как автор ряда статей, посвященных научным взглядам Покровского.

В первую очередь интерес вызывает статья «Корректировка М.Н. Покровским своих воззрений на торговый капитализм при переизданиях Русской истории в самом сжатом очерке». Это одна из первых публикаций, посвященных именно эволюции взглядов Покровского в последний период жизни, обычно детальный разбор теории в работах других историков по теме опускался. В статье подробно разбирается переработка Покровским своих взглядов в разные эпохи. Интересна главная мысль статьи: Покровский, редактируя и убирая лишнюю терминологию, в частности «торговый капитал» руководствовался сугубо тактическими соображениями, переиначивая и залатывая свою концепцию для того, чтобы она больше соответствовала марксистко-ленинскому подходу и была менее восприимчива к критике.

Помимо этого, О.П. Володьков также опубликует важнейшую, на наш взгляд, статью «К вопросу об отношении И.В. Сталина к концепции торгового капитализма М.Н. Покровского». Статья посвящена отношению И.В. Сталина к М.Н. Покровскому, выраженному на страницах его собрания сочинений и связанному с торговым капитализмом. Показаны взгляды И.В. Сталина на экономическую природу самодержавия, выявлена степень их расхождений с точкой зрения М.Н. Покровского. Автор делает интересный вывод, основанный на выдержках из сочинений И.В. Сталина.

Сам И.В. Сталин являлся достаточно начитанным человеком и его взгляды серьезно расходились с взглядами М.Н. Покровского, но некоторые положения теории (например, формирование самодержавия) Сталин принял, пускай и отмечал серьезные крайности М.Н. Покровского. Более того, Иосиф Виссарионович акцентирует внимание на том, что в постановлениях партии и правительства говорится скорее об историках, допустивших ошибки в период руководства М.Н. Покровского, нежели о самом М.Н. Покровском.

А.Н. Долгих в 2018 г. опубликовал статью «О взглядах М.Н. Покровского на проблему крестьянского вопроса в политике и законодательстве Российского самодержавия в дореформенную эпоху». В статье А.Н. Долгих укажет, что роль М.Н. Покровского в историографии до сих не определена. В статье рассматриваются взгляды Покровского на историю крестьянского вопроса во внутренней политике и законодательстве Российской империи в период XVIII – первой половины XIX вв., то есть в предреформенную эпоху, прослеживаются некоторые линии, которые нашли свое воплощение и в современной историографии, несмотря на изрядное увлечение Покровским «экономическим материализмом» и на чрезмерно выпяченную им роль торгового капитала в отечественной истории.

Данная тема представляется весьма актуальной в связи с тем, что в литературе о Покровском уделяется основное внимание методологическим сторонам его творчества как историка и в гораздо меньшей степени его конкретным достижениям, при этом вполне обоснован своеобразный методологический подход к изучению творчества этого историка в данном отношении. В статье доказано, что, несмотря на публицистичность его исторических работ, в частности, его книги «Русская история в самом сжатом очерке», в них, за вычетом всякого рода инсинуаций о роли торгового капитала, просматриваются вполне разумные выводы об изменении политики и законодательства в сфере крестьянского вопроса в России в изучаемый период.

А.Н. Долгих утверждает, что М.Н. Покровский проявил тенденциозность в вопросе оценки роли хлебного рынка и ценовой политики в истории России, выводя тем самым, что данный аспект в современной историографии преуменьшен и на ценовую политику с начала 13 века историки не часто обращают внимание. По утверждению Долгих, ценовая политика объединяет «палитру причин и подготовки крестьянской реформы». Но, продолжая, Долгих указывает на фактические неточности в работе М.Н. Покровского, но утверждает, что М.Н. Покровскому это простительно, ввиду того, что это было вполне в духе эпохи.

Интересно, что современные ученые обращают внимание не только на М.Н. Покровского, его взгляды и деятельность, но и на те преобразования, которые претерпела советская историческая наука в период руководства М.Н. Покровского. Показательна в этом плане статья Щегловой Т.К. «Устная история в российской исторической практике 1920-х – 1930х гг.: к дискуссии о понятии и времени возникновения устной истории». Устная история – направление достаточно актуальное для отечественной исторической науки, поэтому автор анализирует отечественный опыт реализации масштабных проектов 1920‑х гг. по опросу участников кардинальных событий первой четверти XX в.

Рассматривается роль государства в формировании организационной структуры по сбору воспоминаний – Истпарта, его центральных комиссий и сети территориальных отделений. Характеризуются основные направления работы, показано место творческой интеллигенции, в привлечении активистов к работе по опросу участников событий в столичных городах и регионах.

На Алтае методы опроса рассматриваются на примере деятельности А.В. Анохина, артели «Краевед», общества «Пятигодников». Характеризуется участие академических историков, в частности М. Покровского, М.К. Рожковой, А.М. Панкратовой, в научно-методическом обеспечении устноисторической работы. Анализируются формы и методы работы, рекомендации к проведению опросов и записи их материалов, обобщаются материалы дискуссий вокруг устных свидетельств как источников для исторических исследований. Интерес вызывает вывод автора. Т.К. Щеглова приходит к выводу, что устная история в 20-е годы была интересна почти для всех. Государству устная история была необходима для идеологического обоснования молодого социалистического государства, академической науки и краеведческого движения массовый энтузиазм нового советского общества.

Тема Института красной профессуры (далее – ИКП) и М.Н. Покровского, как педагога-организатора также вновь появилась. Покровский являлся фактически организатором и главой ИКП и там обучались будущие представители «школы Покровского». После падения советской власти этой проблемой занималась Е.В. Никуленкова. В целом, основные её наработки отражены в её статье про ИКП в 20-е годы. В статье рассматривается деятельность исторического отделения ИКП (1921-1930 гг.) в Москве, выпускники которого были не только научными, но и политическими деятелями: А.Н. Слепков, И.И. Минц, А.М. Панкратова и другие.

Автор рассматривает структуру ИКП, преподавательский состав, программы курсов и прочие элементы образовательного учреждения. Автор подтверждает тезис, что вся деятельность Института определялась одной из главных задач партии борьбой на идеологическом фронте, так как марксистские взгляды на тот момент являлись единственными «правильными взглядами». Поэтому важное значение в программах отводилось критике немарксистских научных теорий, а беспартийные преподаватели работали под контролем коммунистов, занимаясь периодами, наиболее удаленными от современности. Автор заключает, что ИКП старался вывести новый тип ученого – участника научной и политической жизни, по подобию М.Н. Покровского. Слушатели были обязаны заниматься активной педагогической работой (вести курсы по своей специальности в высших учебных заведениях, на рабфаках и подготовительном отделении Института), пополняя и кадры пропагандистов. По мнению автора, ИКП являлся одновременно учебным, научным и партийно-идеологическим центром.

Таким образом, в 2010-е годы произошел очередной «поворот к М.Н. Покровскому». Исследователи вновь обратили внимание на теории М.Н. Покровского, сформировалась определенная тенденция в изучении роли Покровского в становлении новых направлений исторической науки. Ряд исследователей утверждают, что методологическое и научное наследие М.Н. Покровского изжило себя, однако ряд вопросов все еще остается не до конца изученным.

M.N. Pokrovsky in russian modern historiography (2010- n. d)

Bezgubov O.S.,
undergraduate 2 courses GAOU VO MGPU, Moscow

Annotation. The article analyzes articles linked to the Soviet historian M.N. Pokrovsky. The relations of several historians to M.N. Pokrovsky are reviewed, the problems and prospects of studying the heritage of M.N. Pokrovsky in modern historiography are analyzed.
Keywords: M.N. Pokrovsky, Russian historiography, Soviet historiography