Код уникальной десятичной классификации: 37.04; 374; 93/94

Аннотация. В статье рассматривается история московского среднего образования во время битвы за Москву с 1941 по 1942 гг.

Ключевые слова: народное ополчение, война, учебный процесс, московское образование, Гороно, битва за Москву, форпост, эвакуация, пионерия, консультационные пункты.

И грянул 1941 год. Июнь – пора сдачи экзаменов, выпускных вечеров, прощания со школой. А строилось их тогда (особенно в Москве) достаточное количество [2; 11]. В грядущие 1941 – 1944 года предполагалось ввести в строй пару сотен новых школьных зданий, и скорее всего это бы и случилось, если бы не одно событие, в корне изменившее жизнь всей страны. Назначенный в 1939 году заведующий Гороно Алексей Георгиевич Орлов делал все для того, чтобы школы Москвы были полностью укомплектованы, а ученики гордились своей причастностью к учебным заведениям. Однако, все эти планы нарушило это страшное слово – война.

Начало Великой Отечественной Войны совпало с выпускными вечерами в московских школах.

И грянула всеобщая мобилизация. Огромное количество москвичей, в т. ч. не подлежащих призыву, добровольно шли и вступали в народное ополчение. Пустующие в летний период школьные здания были очень удобны для размещения штабов и сбора воинских формирований. За несколько дней на пунктах было собрано 25 народных дивизий, однако, городу нужны были не только военные подразделения, но и тыловые рабочие руки. В связи с этим количество дивизий сократили до 12. К ним добавилось ещё 25 истребительных батальонов, сформированных из 18 тыс. добровольцев. С июня 1941 г. по июль 1942 г. на фронт ушли 1873 московских учителя, а сменили работу в школе на оборонные предприятия и учреждения Наркомата обороны 2666 педагогов [19].

С начала войны в МГК ВКП(б) шел разговор о дальнейшей судьбе московских детей. Уже 1 июля Исполкомом Моссовета было принято постановление по их эвакуации, с дальнейшим размещением [13], а 31 июля 1941 года председателю совета по эвакуации при СНК СССР Н. М. Швернику Моссовет рапортовал, что вывезено 472 тыс. детей [17]. Из Москвы и Московской области было эвакуировано 97 школ ФЗО, училищ со 140 тыс. чел. [14]. Столицу покинуло 9281 педагогов. Остальные же – 16 школ ФЗО, 8 ремесленных и железнодорожных училищ города приступили к изготовлению деталей для военной техники [17]. Нужно отметить, что вывезенные из города дети находились под постоянным контролем Моссовета и Мосгороно – работниками проводились специальные выезды на место, исследование качества жизни ребят.

Но в городе оставалось также огромное количество других детей. Уже с лета 1941 года их начали привлекать к общественно-полезным делам для обороны города. Так, уже 22 июля в Москве прошла первая немецкая бомбардировка. Огромную роль сыграла система МПВО, активными участниками которой были московские школьники. За первые 9 месяцев войны на город было сброшено около 100 тысяч зажигательных бомб, а бойцами МПВО ликвидировано около 44 тысяч загораний и 2 тысяч пожаров [1]. Воздушные атаки немецкой авиации на Москву продолжались же весь 1941 год [13]. Именно поэтому в городе была организована сеть бомбоубежищ для населения. Отрывок из Вечерней Москвы (от 13 декабря 1941 г.) «не везде по-настоящему используют инициативу молодежи, в частности детей-активистов». Здесь же: «В одном из домов по улице Кирова с первых дней войны дети принимают активное участие в работе группы самозащиты. Они дежурят по штабу и у здания, следят за порядком в убежищах» [5]. Девять пионеров Москвы – Женя Нефедов, Валя Баранов и др. к 1942 году уже были отмечены правительственной наградой – медалями «За боевые заслуги» [12].

13 сентября 1941 г. Моссоветом было принято постановление «О работе школ города Москвы в 1941/ 1942 учебном году». В нем предусматривалось открыть 134 школы, 997 классов с общим числом учащихся 34788 человек и начать учебный год с 15 сентября. Но, в связи с тем, что не эвакуированные учащиеся восьмых-десятых классов в сентябре 1941 г. массово были направлены на 20 дней в колхозы и совхозы Московской области на уборку овощей и картофеля, 15 сентября на учебу они не вышли. Однако, в специальных учебных заведениях – артиллерийской, военно-воздушной и военно-морской школах, занятия начались согласно плану, с 15 сентября 1941 г. [15].

После возвращения школьников с полей Подмосковья предприятия Москвы обязаны были с 15 сентября по 15 октября 1941 г. доэвакуировать 62230 детей в Горьковскую, Молотовскую, Челябинскую, Саратовскую и Сталинградскую области. Отправка должна быть начата с 22 сентября. Из документов Моссовета того времени: «Родители не желают вывозить своих детей, жалуются на отсутствие у детей зимней одежды и обуви, а также не знают район, куда поедут дети...». Преподаватели же в основном ушли на другие работы, но были среди них и те, которые остались как обслуживающий персонал при школьных зданиях.

Остальные же дети – а это, в первую очередь, выпускники (7 и 10 классы) должны были доучиться. Но как организовать процесс обучения в городе таким образом, чтобы выпускники освоили тот необходимый минимум знаний, который давала школа? Это была задача, которую Гороно решил, и помог поступить школьникам в техникумы и ВУЗы.

Октябрь и ноябрь 1941 года для не эвакуированных ребят так же прошел не за партами. Более 20 тыс. учащихся старших классов помогало в строительстве оборонительных сооружений на подступах к столице, 28 тыс. учащихся старших классов пошли работать на заводы и фабрики, заменив ушедших на фронт боеспособных работников. [12].

В декабре 1941 г. во всех 25 районах Москвы при 32 школах города открылись консультационные пункты для 12 тыс. учащихся седьмых-десятых классов. Эти школы стали работать в нетрадиционном режиме – по консультативно-зачетной (очно-заочной) системе. Учителя три раза в неделю по два часа проводили с учащимися консультации, ученики получали задания, которые готовили самостоятельно, а затем сдавали зачеты и экзамены. С 15 января 1942 г. по такой системе обучалось 13964 человек, в т.ч. учащихся 7-х классов – 10677 человек, учащихся 10-х классов – 3287 человек [16]. Каждый консультационный пункт был рассчитан на 720 учащихся, был оборудован библиотекой, бомбоубежищем. До 800 педагогов было привлечено к работе на консультационных пунктах. Там же были выделены комнаты для самостоятельных занятий учащихся, организованы кабинеты химии, физики, биологии, географии. Каждый цикл учащийся прорабатывал в течение 2 месяцев и 10 дней [17]. Учащиеся были объединены в группы по 10–12 человек и имели куратора – учителя, который организовывал их работу и консультировал 3 раза в неделю по 2 часа [17]. По итогам после такой системы количество учащихся, которые сдали все экзамены равнялось 97 %.

Многие дети, предоставленные в ту пору самим себе, вдохновленные общим патриотическим подъемом в стране, начинают обивать пороги военкоматов, призывных комиссий, приписывают себе годы, а то и просто бегут на фронт. МГК ВЛКСМ принимает решение создать при крупных домоуправлениях разновозрастные пионерские отряды, которые получат наименование форпостов. Студентам педагогических вузов, молодёжи, имеющей опыт в организации общественных детских объединений, дается поручение организовать в городе несколько форпостов [8]. Также была организована военно-допризывная подготовка учащихся старших классов. Из «Вечерней Москвы» за 13 декабря: «19 детских форпостов и 8 пионерских баз организованы в Советском районе. На форпостах созданы кружки, в которых юные москвичи изучают одну из воинских специальностей. Форпосты организовали 3 библиотеки и 30 передвижек» [5]; за 27 января 1942 г.: «в бомбоубежище по Ново-Басманной проводится большая и интересная работа с детьми. Бауманский районный отдел народного образования организовал здесь читальню для ребят и комнату для пионеров, в которой занимается форпост, открываются выставки» [4].

Огромную воспитательную и общественную роль сыграли собранные в то время тимуровские команды, оказывающие помощь различным учреждениям города. Организуются также мастерские, детские трудовые бригады. К весне 1942 г. в Москве было создано 375 детских производственных мастерских (для производства ширпотреба и оборонных заказов) с охватом более 17 тыс. учащихся. Этими силами с 1 апреля по 1 ноября 1942 г. было произведено продукции и выполнено работ на 15 млн руб., а за весь 1942 г. – на 40 млн руб. [18].

С лета 1942 года был составлен план подготовки учреждений Мосгороно к зиме 1942–1943 учебного года, в результате чего 250 школьных зданий было подготовлено к новому учебному году и 21 сентября более 120 тыс. учащихся московских школ приступили к занятиям. К концу 1942 г. работало уже 295 школ, в которых обучалось 176 тыс. человек. На работу возвратились многие учителя. Их численность составила 5974 человека. Однако в течение года численность учеников резко сокращалась, так как значительная часть из них трудилась на предприятиях. В связи с этим в 1942/1943 учебном году были открыты 24 вечерние школы с общей численностью учащихся 7300 человек. В школах же вновь появились так называемые «трехсменки», от которых в 1930-е в связи со строительством школ отказались (вновь не хватало школьных зданий, т.к они были заняты различными организациями [11]).

После того как немецкая армия потерпела поражение в битве под Москвой, и враг был отогнан от столицы на большое расстояние, каждый район Москвы взял шефство над каждым, пострадавшим от рук фашистов, районом Московской области. Немалую помощь в восстановлении хозяйства области оказали и школьники Москвы. В школах города был организован сбор вещей для пострадавших сограждан. Цитата из «ВМ»: «школьники Таганского района помогали собирать письменные принадлежности, учебники для того, чтобы отправить их в Краснополянский район» [4].

И все же, нельзя не согласиться с тем, что писали в «Правде» от 24 марта 1942 года: «как бы мы ни были поглощены войной, забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач. Закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учить всех детей и учить хорошо, несмотря на сложность военного времени. Никаких ссылок на военную обстановку» [10].

Первый год войны выдался сложным для московского образования, однако, даже в те суровые дни, когда немецкая армия уже стояла у стен Москвы, самоотверженные работники Мосгороно наладили и содержали систему обучения, внедряли новые идеи по воспитанию и обучению, способствовали просвещению учащихся.

Слава работникам образования того времени!

The Moscow schools at the beginning of the Great Patriotic War

Busarov I.V.,
student 3 courses GAOU VO MGPU, Moscow

Annotation. In article the history of the Moscow secondary education is considered during the battle of Moscow from 1941 to 1942.
Keywords: national militia, war, educational process, Moscow education, City board of education, battle of Moscow, outpost, evacuation, pioneering, counseling centers