Код уникальной десятичной классификации: 93/94

Аннотация. В статье рассматриваются причины изгнания ордена иезуитов из Российской империи в 1820 г. Основное внимание уделено российско-римским отношениям в первой четверти XIX в. как фактору, повлиявшему на решение российского правительства об изгнании иезуитов. Автор приходит к выводу, что восстановление ордена иезуитов папой Пием VII стало одной из причин его изгнания.

Ключевые слова: Российская империя; Святой Престол; Александр I; Пий VII; орден иезуитов; Священный союз.

В истории ордена иезуитов, или, как его называют в современной историографии, Общества Иисуса, есть уникальная страница. После того как в 1773 г. орден был упразднен папой Климентом XIV, российская императрица Екатерина II, несмотря на протесты Святого Престола и европейских держав, сохранила его в Российской империи. Таким образом, ликвидированный в Европе католический орден продолжил свое существование в православной стране.

История пребывания ордена в Российской империи имеет непродолжительные рамки. Уже в правление Александра I орден иезуитов был запрещен в России, а его члены высланы из страны. Причина изгнания иезуитов была озвучена в докладной записке от 13 марта 1820 г. «О высылки из России иезуитов», поданной на высочайшее имя министром духовных дел и народного просвещения (с 1817 г.) князем А.Н. Голицыным [7: Т. XXXVII. с. 113-119].

Во-первых, монахов ордена обвиняли в прозелитизме. Иезуитам ставилось в вину, что они «вопреки коренным Государственным узаконениям, осмелились внушениями своими обольщать и вверенных им питомцев и других людей, принадлежащих к Греко-Российской церкви, и привлекать их в свое вероисповедание» [7: Т. XXXVII. с. 113-119]. Так же членов ордена обвиняли в «прельщении» и «переманивании» инославных и иноверных российских подданных в римско-католическую веру в миссиях иезуитов, расположенных в Поволжье и Сибири, и в причащении в своих церквях униатов, что было строжайше запрещено законом.

Во-вторых, иезуитов обвиняли в неправильном распределении своих доходов, что привело к долгу в 100 тыс. руб., который вынуждено было погасить российское правительство, а также в небрежении к работающим на их землях крестьянам.

И все же главной причиной изгнания в документе назван прозелитизм. Большинство российских исследователей как в дореволюционной, так и в современной историографии придерживаются такой же точки зрения. Бесспорно, что в первой четверти XIX в. наблюдаются единичные случаи перехода из православной веры в католическую. Причем переходят в основном представительницы высшей знати. Степень влияния монахов ордена иезуитов на решение отдельных представителей дворянства сменить конфессию требует отдельного изучения и не рассматривается в данной статье. Однако на наш взгляд, на изгнание иезуитов повлияла не только их миссионерская деятельность, но и международная обстановка, сложившаяся в Европе в описываемый нами период. Также при определении причин изгнания ордена иезуитов из России нельзя не учитывать непростые отношения между Российской империей и Святым Престолом, сложившиеся в первой четверти XIX в.

Что касается международной обстановки, то вопрос об изгнании иезуитов из России совпал по времени с периодом становления нового политического устройства постнаполеоновской Европы. Вопросы политического устройства обсуждались на созванном европейскими правителями Венском конгрессе (1814-1815 гг.), решения которого были закреплены в подписанном в июне 1815 г. Генеральном акте.

В рамках данной статьи нас интересуют решения Венского конгресса относительно Италии и Папской области, ликвидированной Наполеоном в 1808 г. Папская область была восстановлена с небольшим изменением прежних границ. Святому Престолу не вернули территории Авиньона и графства Венессен. При этом Австрия получила право разместить свои войска в Ферраре и Комакио, входивших до 1796 г. в Папскую область и возвращенных Святому Престолу Венским конгрессом [5: с. 306]. Папу римского не удовлетворили решения конгресса и он заявил протест против подписания Генерального акта, но европейские монархи не обратили на это внимания.

Италия вновь была разделена на несколько мелких государств. Австрия получила земли в Северной и Центральной Италии. Ей отошли земли Венецианской республики и Миланского герцогства; над центральными итальянскими государствами был установлен австрийский протекторат [5: c. 298-300]. Де-факто Австрии была подчинена вся Италия кроме Сардинского королевства. Теперь мелкие итальянские государства, в том числе и Папская область, вынуждены были согласовывать свою международную политику с Австрийской империей.

После завершения работы Венского конгресса 14 (26) сентября 1815 г. императором Александром I, австрийским императором Францем I и прусским королем Вильгельмом III был подписан трактат о создании Священного союза. Целью данного союза было сохранение установленного на Венском конгрессе международного порядка в Европе. Несмотря на то, что Россия и Австрия входили в Священный союз, противоречия между двумя империями, проявившиеся еще на Венском конгрессе, нарастали. Венский кабинет опасался влияния России на православное население Австрийской империи. Это обстоятельство вынуждало Австрию вести двойную игру.

Российский историк С.М. Соловьев писал в своем исследовании «Император Александр I. Политика, дипломатия»: «Опытные и внимательные дипломаты подмечали в 1816 г., что австрийское правительство ведет с Россией подземную войну» [9: с. 449]. Соловьев в своей книге отмечает, что для ослабления влияния России в Австрийской империи началась кампания по искоренению православной веры. Возможность Вены влиять на политику Святого Престола, а через него и на российских подданных католического вероисповедания, воспринималась российским правительством как вполне реальная угроза.

Несмотря на влияние Австрии, Пий VII стремился проводить самостоятельную политику, направленную на восстановление своего авторитета в Европе. Желание многих монархов создать национальные церкви в своих государствах, вызывало противодействие со стороны Рима. Изменение положения Римско-католической церкви в России и снижение государственного контроля над ней было одной из приоритетных задач Святого Престола в этот период.

Учитывая данные обстоятельства, российское правительство не собиралось ослаблять контроль за Римско-католической церковью в России. Еще со времен Екатерины II Святой Престол был сильно ограничен в возможности влиять на российских подданных католического вероисповедания. Согласно законам Российской империи, исполнение папских распоряжений и булл без высочайшего на то соизволения было строго запрещено, католическим орденам запрещалось поддерживать какие-либо отношения с генералами монашествующих орденов, находящихся вне России [7: Т. XXVII. c. 894-895].

Однако в самом начале своего правления Александр I вывел католические монастыри, находящиеся в России, из-под юрисдикции епископов, разрешив им жить по своим уставам [7: Т. XXVI. c. 823-829]. Несмотря на то, что теперь по католическим канонам монастыри должны были находиться в ведении папы римского, такое решение относительно ордена иезуитов было безопасным. Ликвидированный папским бреве орден не мог поддерживать официальные отношения с Римом, а папа римский не мог отдавать им свои распоряжения. Что касается католических монахов других орденов, то их численность была незначительна. После завершения Наполеоновских войн сложившаяся международная обстановка способствовала скорейшему возрождению ордена во всех странах Европы. В августе 1814 г. папа Пий VII издает буллу «Sollicitudo omnium ecclesiarum», восстанавливающую орден иезуитов во всем мире. Орден возобновил свои прежние отношения со Святым Престолом, что послужило к более настороженному отношению к его членам со стороны российского правительства.

Теперь, согласно уставу ордена, штаб-квартира генерала иезуитов должна была находится в Риме. В секретном отношении к митрополиту Могилевскому С. Сестренцевичу от 16 декабря 1814 г. Голицын сообщает о просьбе генерала ордена Т. Бжозовского поехать в Рим для выражения признательности Пию VII за восстановление ордена. На вопрос Голицына возвратится ли генерал в Россию, тот ответил весьма уклончиво, чем вызвал беспокойство обер-прокурора. Разделяя опасения Голицына, российское правительство не дало согласие на выезд генерала Бжозовского в Рим и он до самой смерти в 1820 г. так и оставался в России [4: c. 262].

После официального признания ордена, чувствуя опору Рима, некоторые его члены стали вести себя, с точки зрения российского правительства, вызывающе. Например, в письме к митрополиту Сестренцевичу от 25 августа 1815 г. обер-прокурор Голицын упоминает проповедь монаха ордена иезуитов отца Баландре, которая противоречила правилам терпимости ко всем христианским конфессиям в Российской империи. Голицын просит митрополита, чтобы впредь такое больше не повторялось, советуя напомнить иезуитам, что благодаря этой терпимости, которую святой отец назвал «подпорою всех ересей», их орден был сохранен в России [4: c. 263].

В ноябре 1815 г. папе римскому последовало предложение присоединиться к Священному союзу. С этой целью в Рим был отправлен российский чрезвычайный поверенный барон Ф.В. Тейль. Однако переговоры не увенчались успехом – папа римский категорически отказался подписывать трактат. Летом 1816 г. попытка убедить Пия VII присоединиться к Священному союзу была возобновлена. Вернувшись из Рима, Тейль сообщил, что папа римский ни на каких условиях не желает вступать в Священный союз. Этот отказ ухудшил и без того натянутые отношения Российской империи с Римом [1: с. 234-235]. Стоит учитывать, что инициатором создания и автором трактата о Священном союзе был Александр I. Документ был пропитан христианскими идеями, в основу политического управления в Европе были положены евангельские принципы. Отказ Пия VII, главы христианского государства, скорей всего, был непонятен Александру I и вызвал раздражение. Сложный характер Александра I отмечали многие современники. Например, министр иностранных дел Австрии К. Меттерних в период Венского конгресса дал следующую оценку императору: «Непостоянный характер русского императора, который оскорбляется по поводу каждого пустяка, и расположение которого нельзя купить никакими жертвами …» [3: c. 383].

2 (14) декабря 1815 г. Александр I возвращается из Европы в Россию [11: c. 358], а 16 (28) декабря последовало высочайшее повеление о высылке иезуитов из Петербурга [10: с. 212]. Чуть позже, 20 декабря 1815 г. (1 января 1816 г.), вышел официальный указ сенату «О высылке всех Иезуитского ордена монахов из Санкт-Петербурга» [7: Т. XXXIII. c. 408-409]. Поводом удаления иезуитов из столицы стало заявление о желании перейти в католичество несовершеннолетнего племянника обер-прокурора Голицына, который был их воспитанником. Указ содержал строжайший запрет на въезд и пребывание иезуитов в обеих столицах. Как видно по датам, вопрос об ордене иезуитов был в числе первостепенных, решения по которому не стоило откладывать.

Барон Тейль выразил опасения, что такое решение может осложнить переговоры с папой римским относительно Священного союза, но Александр I не обратил на это внимания [1: c. 239-240]. 28 февраля (11 марта) 1816 г. Тейлем была отправлена депеша, в которой сообщалось об официальной реакции в Риме на известие о высылке иезуитов из обеих столиц. В конце депеши Тейль выразил личное мнение относительно судьбы ордена иезуитов в России: «Хотя орден иезуитов вовсе еще не воспринимается вновь ни благом, ни злом, как это было прежде, тем не менее возможно уже теперь он оказывает довольно большое влияние, чтобы оправдать правило иметь его в качестве друга правительства или вовсе не терпеть его в государстве» [7: с. 293-294].

Как показали последующие события, правительство выбрало второй вариант. После своего официального восстановления, орден перестал выполнять те функции, ради которых российское правительство сохранило его в России. Теперь члены ордена стали, по сути, агентами папы в Российской империи. Скорее всего, эпизод с молодым Голицыным послужил для правительства своеобразным предупреждением: орден становился неподконтрольным. Монахи были удалены из столицы, где у них была прекрасная возможность воздействовать на умы правящей элиты.

После оглашения указа, генерал Бжозовский разослал всем членам ордена циркуляр, в котором под угрозой немедленного изгнания из ордена запрещалось принимать в католичество российских подданных [5: с. 232-233]. У нас нет сведений о новых обращениях российских подданных в католическую веру после 1816 г. Понимая шаткость своего положения, члены ордена стали осторожней, но это уже не могло исправить ситуацию. Пока генерал ордена находился в России, иезуитов терпели в Западных губерниях и немногочисленных миссиях. 5 февраля 1820 г. в Полоцке Бжозовский скончался. Теперь избрание нового генерала должно было состояться в Риме и там же должна быть его штаб-квартира. Не дожидаясь избрания нового генерала, 13 марта 1820 г. Александр I подписал резолюцию на доклад министра духовных дел и народного просвещения Голицына «О изгнании из России иезуитов». Судьба ордена в России была решена.

В докладной записке «О изгнании из России иезуитов» отдельно оговаривается, что если монахи ордена иезуитов выйдут из него и возвратятся к своим семьям или пожелают перейти в другой монашеский орден, «то им не возбранять остаться в России… Но, будучи в пределах России, они не должны более называться Иезуитами и лишаются всех привилегий сего Ордена» [6:Т. XXXVII. с. 113-119]. После изгнания иезуитов из России орден покинуло 35 человек [2: c. 402], по подсчетам графа Д.А. Толстого, написавшего двухтомный труд «Римский католицизм в России», 23 из них осталось в Российской империи [9: c. 225].

Получается, что меры российского правительства не были направлены на отдельных членов ордена, которым предоставлялась возможность остаться. Можно предположить, что даже в другом монастыре бывшие члены ордена иезуитов могли бы продолжить заниматься прозелитизмом, однако российское правительство не высказывало по этому поводу опасений. Скорее всего, правительство боролось с орденом иезуитов как с организацией, подчинявшейся Святому Престолу.

Таким образом, официальное признание ордена иезуитов папой Пием VII стало одной из причин, побудивших российское правительство изгнать орден из России. Возобновив свои прежние отношения со Святым Престолом, орден стал, по сути, проводником римской политики, которая не совпадала с интересами Российской империи. Обладающие высоким духовным авторитетом среди российских католиков и имеющие до 1816 г. доступ в светские салоны Петербурга, монахи ордена имели возможность исподволь влиять на взгляды части российского общества. Учитывая тот факт, что папа римский являлся еще и светским правителем, вынужденным считаться с политикой Венского кабинета, дальнейшее пребывание ордена иезуитов в России становилось невозможным.

Society of Jesus and the relations of the Russian Empire with the Vatican in the first quarter of the xix century

Nizhinskaya M.M.,
undergraduate 2 courses GAOU VO MGPU, Moscow

Annotation. The article deals with the reasons of the exile of the Society of Jesus from Russian Empire in 1820. The text focuses on the Russian-Roman relationship in the first quarter of XIX century, as a factor that influenced the decision made by the Russian government to expel the Jesuits. The author comes to the conclusion that the restoration of the Society of Jesus by Pius VII was one of the probable causes of the banishment.
Keywords: Russian Empire; Holy See; Alexander I; Pius VII; Society of Jesus; Holy Alliance.