Научный руководитель: Васильев Сергей Анатольевич, профессор кафедры русской литературы Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, доктор филологических наук, профессор
Код уникальной десятичной классификации: 82.091

Аннотация. В статье рассматривается художественное отображение причин и следствий Гражданской войны 1917-1922 гг. в романе-фрагменте Артема Веселого «Россия, кровью умытая» с целью выявления особенностей авторской интерпретации и индивидуального стиля писателя.

Ключевые слова: Артем Веселый, «Россия, кровью умытая», Гражданская война, русская литература XX века, индивидуально-авторский стиль.

Революция 1917 года и Гражданская война на протяжении долгого времени являлись одним из главных объектов осмысления в литературе и истории. Не теряют они своей актуальности и сейчас. На события 1917-1922 гг. откликнулись многие писатели-современники этого трагического периода, исходя из своих политических воззрений, метода.

А. Веселый – один из первых писателей, обратившихся к художественной обработке важнейших конфликтов своей эпохи. Тематически все творчество А. Веселого посвящено Октябрьской революции и Гражданской войне. Е.Ф. Никитина заметила, что «темой своих основных произведений А. Веселый взял Октябрьскую революцию» [5, c.4]. Роман «Россия, кровью умытая» – главная книга в творческом наследии Артема Веселого, апогей авторского осмысления Гражданской войны.

Воплощая в романе-фрагменте эпоху Гражданской войны, причины и следствия этого исторического периода, Артем Веселый сосредоточивает свое внимание не на сюжетике, а на слове, на выражении авторского впечатления, на эмоциях, которые рождает «музыка революции».

Замысел А. Веселого не был завершен, однако орнаментальная композиция и фабула подлинно воссоздают атмосферу того трагического периода. Впечатление «землетрясения», тектонического слома жизни создается отказом от традиционного повествования, превращением его в калейдоскоп структурно-содержательных элементов, среди которых разные точки пространства, обширная галерея персонажей, ни один из которых не имеет последовательной романной судьбы, однако воплощает представления автора о социальных слоях, их жизненном укладе, нравственно-психологическом состоянии народа.

Л.Г. Якименко отмечал, что «трагизм исторического перелома Веселый передал экспрессионистически» [8]: на первое место ставил не психологически подробную разработку персонажей, а эксперименты с отображением духа времени: контрастность, надрывность, графичность, детальность, натуралистичность формировали в сознании читателя образ Гражданской войны без прикрас.

Для А. Веселого необходимым было отобразить революционный слом уклада в различных проявлениях. И.В. Бояшов указывал на способы реализации этой цели Веселым: «Вся опохабившаяся, ссучившаяся, отравленная братоубийственной ненавистью Россия с ее зверями-матросами, шлюхами, беженцами, дезертирами, комиссарами и не менее освиневшими – белокопытными баронами и графами, в кровавых бинтах, в поту и блевотине, нахлынула вдруг на него, читателя, и затопила, стоило начать знакомство с этим <...> романом» [1, c.7].

Артем Веселый, имея четкие политические воззрения, не ограничивается в рoмане трaдициoнным для литeратyры 1920-x годoв кoнфликтом краcных и белыx, автор пoказываeт разныe сoциальные слoи, причины размежевания в обществе, приводит в романе варианты развития революционных событий. Главной заслугой Веселого является объективность его позиции, выраженная в стремлении донести правду о трагедии каждого социального слоя, показать широкую панораму народных бедствий.

Дезорганизующую роль выполняют в романе прием «смещения планов», полифония. Действительность предстает преломленной через множество призм, в роли которых выступает сознание разных героев, в том числе и сознание повествователя.

Сосредоточим свое внимание на авторском осмыслении причин и следствий Гражданской войны. Артем Веселый не дает системного анализа возникновения недовольства в той или иной среде, однако в свойственной ему стилевой манере автор воссоздает полифоническое звучание нарастания народного возмущения, воплощающегося в революцию «на местах», а затем – в Гражданскую войну, в ее очаги.

Недаром повествование открывают события т. н. империалистической войны, зарождения недовольства в рядах солдат режимом, военным положением: «Солдаты с горькой тоскою спрашивали друг друга: «За что мы теряем свою кровь, портим здоровье и складываем головы молодецкие»...» [1, с. 25]. Революционные настроения, разногласия в солдатско-офицерской среде, вызвавшие первые вспышки Гражданской войны, формировались на фронтах Первой мировой войны, смысл которой был непонятен, чужд солдату. Условия, в которых велись военные действия возмущали бойцов, что подталкивало их к расправам с офицерством, с атаманами: «Ваши генералы сволочь, наши атаманы сволочь, и городские комиссары тоже сволочь. Не хотят они нашего горя слушать, не хотят наших слез утереть! Отныне и до века не видать им нашего покора, не дождаться нашего поклона! Они дорываются стравить нас, дорываются заквасить землю кровью народной. Не бывать тому! <...> Пообрываем с них погоны и ордена, перебьем их всех до одного и побежим до родных куреней – землю пахать, вино пить, да жинок своих любить...» [1, с. 101].

Покинувшие свои семьи и хозяйства мужики и казаки осознавали критичность сложившегося в стране положения: «В клещах голода и холода корчились города, к самому небу неслись стоны деревень, но неумолкаючи грохотали военные барабаны и гневно рыкали орудия, заглушая писк гибнущих детей, вопли жен и матерей» [1, с. 22]. Первая мировая война истощила и армию, и тыл: «Страна была пьяна горем» [1, с. 23].

Общественное недовольство выражалось, прежде всего, по отношению к правительству. Заслуга Артема Веселого заключается в попытке отображения недостатков различных режимов правления с позиций разных социальных слоев без акцентировки на его личной политической приверженности: народ упрекает в непоследовательности все партии на страницах «России, кровью умытой», что и становится основной причиной Гражданской войны, по Артему Веселому.

Герои Веселого отмечают несостоятельность программы меньшевиков: «Шустры они, бойки, – продолжал фельдфебель повествовать о меньшевиках, – но, как зайцы, всех боятся, солдат боятся, генералов русских боятся, турок боятся, а пуще всего большевиков боятся... – Этим правителям хрен цена. Эти правители временны, до первого морозу» [1, с. 79].

Сторонники большевизма развенчивают идеи меньшевизма, утверждая успехи простого народа, творящего революцию: «Меньшевики сто лет кричали: “Рабочий, рабочий, ты чурбан с глазами. Сперва стань культурным, а потом делай революцию”. Но русский рабочий класс не послушал меньшевистских ученых котов, смело шагнул историческому рубежу и захватил власть. На ходу перестраиваясь и постигая мудреные науки, пролетариат ведет и выведет страну на широкий путь социализма и мировой революции…» [1, с. 322].

Стремится к свободе и миру и казачество, вовлеченное в междоусобные распри: «Пора нам опамятоваться, куда мы идем и за кем? Кресты и медали, награды и золотые грамоты, что нам, дуракам, навешивали на шею, тяжелее камней… Валили они нас царю под ноги…» [1, с. 167]. Такое видение старого режима передает Веселый в образе Ивана Черноярова, одного из ключевых персонажей, выходца из казачества, руководителя партизанского отряда.

Интеллигенция, воплощенная в образе родного брата Ивана – Дмитрия Черноярова, напротив, встречает революционные события как закономерность исторического развития общества, как необходимое социальное явление: «Революция, если она не выливается из берегов благоразумия, крайне необходима для нашей темной Расеюшки. В Европе еще в прошлом веке происходило нечто подобное» [1, с. 140]. Поводом к возникновению революции и контрреволюции, по Дмитрию Черноярову, выступает исторический процесс, с опозданием пришедший в «темную Расеюшку».

Чаще всего рассуждения о целях и итогах революции и Гражданской войны Веселый вкладывает в уста эпизодических, безымянных персонажей. С помощью этого приема создается массовый герой, «голос народа», не выражающий мнения относительно единственного верного пути развития, а тем самым воплощая идею всеобщей катастрофы – как идейной и идеологической, так и жизненной.

Как бы сливаясь воедино, возникает магистральная идея недостижимости целей революции: «Ныне народ отчаялся и облютел, никакого правителя к себе на шею не допустит» [1, с. 79]. Так, разочарование в обещаниях всевозможных агитаторов ведут к всеобщему волнению в солдатской среде: «Бить их всех подряд: и большевиков, и меньшевиков, и буржуазию золотобрюхую! Солдат страдал, солдат умирал, солдаты должны забрать всю власть до последней копейки и разделить промежду себя поровну!» [1, с. 51]. Вызывают возмущение цели и пути их достижения противоборствующими кланами.

Так, белогвардейцы видят в красном стане лишь дикарей, убивающих во имя грабежа: «Кто такие большевики и красногвардейцы? То не бывалошная гвардия, в которую шли служить лучшие, отборные люди, как наши лейб-казаки. То голодранцы, жулье, босая команда, золотая рота, отродье вечного похмелья. Ни дома, ни хозяйства у них нет и никогда не было. Дела никакого не знают. Говорят с ругней, едят и пьют с ругней. С Дону казаки их пугнули, и наша рада своих из Екатеринодара пугнула. Вот они и бродят по Кубани шайками, как волки, вынюхивают, где бараниной пахнет. Чего добудут, то и пропьют, проиграют али на папироски растратят» [1, с. 162].

Сторонники большевизма не принимают позиции казаков, твердо стоящих за суверенность их земель от России: «У нас – совдепы, у них – казачий круг и самостийная рада. Они дрожат над кучкой своего дерьма, а мы кричим: «Вся Россия наша...» <...> Нам с ними так и так царапаться придется» [1, с. 109].

Разобщенность стремлений разных станов, критическое неприятие и непонимание позиций как чужого, так и собственного течения в революции и войне, закономерно, по роману Веселого, влечет за собой общественные катаклизмы, слом государственности, атрофию нравственности и морали, нарастание межклассовой и межличностной ненависти.

Революция и правящая партия не отвечают ожиданиям народа: «Да уж больно обидно... В газетах пишут: «Равенство, братство», – а сами норовят хватить тебя под самый дых и хлеба не дают ни крошки» [1, с. 82]. Война не ощущается народом как освободительная, как борьба за лучшее: «Ваш генерал перед сходом высказывал: «Воюем, мол, за веру, за отечество, за счастье». Какое там счастье, простой народ бьете, вон висят… На площади в неверном лунном свете, подобны бледным теням, серели повешенные» [1, с. 195]. Это разочарование подталкивает народ к новым столкновениям со станом противника.

Иван Чернояров отмечает, что в эпоху Гражданской войны до основания уничтожаются прежние устои: «Хитро жизнь повернулась, – весело сказал Иван. – Кто был чин, тот стал ничем» [1, с. 140].

Отнюдь не все были довольны таким поворотом событий: «Известно, народ мученый, запуганный. Кто и рад свободе, да помалкивает, кто обратно ждет императора, а многие томятся ожиданием чего-то такого...» [1, с. 151].

Новая прекрасная жизнь в равенстве и братстве не наступает: «Война пришел – барашка ушел. Свобода пришел — лошадка ушел. Бальшавой пришел, кричит: «Буржу, буржу!» – последки отбирал, с жена чадра снимал. Барашка ек, лошадка ек, еканда маладой жена. Ай-яй-яй, урус, сапсем палхой порядка пошел!» [1, с. 87]. Такую картину перемен выражает безымянный татарин. Каждый новый этап переустройства мира влечет за собой все большие потери.

Устанавливающийся большевизм воспринимался народом как катастрофа, истребление, апокалипсис. Так, в частности, казачьи станицы ощущали приближение новой жизни: «На Крещенье вернулся из города лавочник Мироха и на собрании объясняет всему обществу: «Вот наступает из Ростова на нашу станицу красное войско, прозвищем большевики. Все хвостатые, все рогатые, все с копытами. Пиками колют старых и малых, а из баб мыло делают». Такой поднялся вой, такой поднялся крик» [1, с. 152].

Артем Веселый не дает хронологии событий в романе «Россия, кровью умытая». Хронотоп тех или иных глав, этюдов весьма размыт. А. Веселый перемещает нас во времени и пространстве, отвергая возможность выстраивания последовательного, хронологического прочтения романа-фрагмента. И, в целом, очаги Гражданской войны – также фрагменты одной колоссальной катастрофы. Это разобщенный и одновременно собирательный образ России, кровью умытой.

Поэтому причины так тесно переплетены со следствиями.
Революционная эпоха оставила неизгладимый след в истории и культуре нашей страны. Именно эту стихию мятежного времени воплотил Веселый на страницах «России, кровью умытой»: внутренняя и внешняя опустошенность, всеобщее горе и стон, нищета и смерть – вот итог революции 1917 года и Гражданской войны:

«Хутора
на хуторах мертво и глухо. Ветер мел-завивал золу и песок, шуршал в заклеенных бумагой окнах. Уцелевшие хаты были полны мертвяками, и по мертвякам, как раки, ползали умирающие.
Армия
армию топтала вошь. Остатки некогда грозных полков с кровью, как сквозь шиповый куст, продирались через все преграды...» [1, с. 343].

Таким образом, Артем Веселый в романе-фрагменте «Россия, кровью умытая» дает разнообразные мотивы и причины революционных и военных событий, соответствующие исторической правде: непонимание целей т. н. империалистической войны, ощущение неравенства в обществе (причем порой не вполне объективное), межклассовое неприятие (извечная вражда казачества и «мужиков»), неприятие действующей власти, разочарованность в ходе революционного перестроения общества, стремление к сохранению собственного положения в обществе или, напротив, амбиции добиться более достойного уровня жизни, желание обогащения, азарт, жадность, жестокость и др.

Итог, по Артему Веселому, один: всеобщее горе. Переустройство общество, которое должно вести к улучшению жизни народа, не должно, по мысли автора, устанавливаться насилием и массовым истреблением, так как это противоестественно. Автор нагнетает атмосферу глобальной катастрофы к концу произведения, заменяя батальные сцены эпизодами описания разоренных деревень, мертвых и умирающих людей, озлобленных солдат с воспаленным сознанием, что, по сути, является главным следствием Гражданской войны.

The art image of causes and effects of civil war in the novel of Artyom Veselyy «Russia, blood washed»

Makarova E.S.,
undergraduate GAOU VO MGPU, Moscow

Annotation. The article contains the material presenting the Artem's Veselyy interpretation of reasons and consequances of the Russian Civil War. The main purpose of this article is to explore stylistic features of the author’s point of view in the novel «Russia, bathed in blood».
Keywords: A. Veselyy, «Russia, bathed in blood», The Russian Civil war, a style.