Научный руководитель: Геймбух Елена Юрьевна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, г. Москва
Код уникальной десятичной классификации: 82.091

Аннотация. В статье дается анализ стихотворения М.И. Цветаевой «Дом» с точки зрения семантического поля и тематических рядов.

Ключевые слова: семантическое поле, тематический ряд, концепция.

Стихотворение «Дом» написано 6 сентября 1931 года в Париже, его можно отнести к третьему периоду творчества М.Цветаевой (1922-39 гг.), который связан с отъездом из России.

Из-под нахмуренных бровей
Дом - будто юности моей
День, будто молодость моя
Меня встречает: - Здравствуй, я!
Так самочувственно-знаком
Лоб, прячущийся под плащом
Плюща, срастающийся с ним,
Смущающийся быть большим.
Недаром я - грузи! вези! -
В непросыхающей грязи
Мне предоставленных трущоб
Фронтоном чувствовала лоб.
Аполлонический подъем
Музейного фронтона - лбом
Своим. От улицы вдали
Я за стихами кончу дни -
Как за ветвями бузины.
Глаза - без всякого тепла:
То зелень старого стекла,
Сто лет глядящегося в сад,
Пустующий - сто пятьдесят.
Стекла, дремучего, как сон,
Окна, единственный закон
Которого: гостей не ждать,
Прохожего не отражать.
Не сдавшиеся злобе дня
Глаза, оставшиеся - да! -
Зерцалами самих себя.
Из-под нахмуренных бровей -
О, зелень юности моей!
Та - риз моих, та - бус моих,
Та - глаз моих, та - слез моих…
Меж обступающих громад -
Дом - пережиток, дом - магнат,
Скрывающийся между лип.
Девический дагерротип
Души моей…

В прогулках по Парижу М.Цветаева набрела на дом, который напомнил ее родной дом в Трехпрудном переулке. Обращение к Родине - знак особой с ней близости. «Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. В ком она внутри, тот потеряет ее вместе с жизнью», - пишет М.Цветаева.

Стихотворение «Дом» наиболее полно отражает концепцию «дом как плоть и кровь», которая важна для понимания мировоззрения М.Цветаевой. Рассмотрим лексико-семантическую структуру текста, конкретнее - семантическое поле и представляющие его тематические ряды.

Название стихотворения - «Дом» - заставляет предположить, что дом - главный герой произведения. Но характер его описания заставляет усомниться в первоначальном предположении.

Рассмотрим тематический ряд «дом». Обратим внимание на то, что основным средством создания образа Цветаева делает олицетворение. Олицетворение идет по двум направлениям: с одной стороны, поэт описывает Дом, используя части тела человека, его одежду. С другой - дому оказываются присущи человеческие эмоции, действия (речь в том числе). Частотные в стихотворении сравнения, бисубстантивные конструкции также работают на уподобление дома человеку:

Из-под нахмуренных бровей
Дом - будто юности моей
День, будто молодость моя
Меня встречает: - Здравствуй, я!
Так самочувственно-знаком
Лоб, прячущийся под плащом
Плюща, срастающийся с ним,
Смущающийся быть большим.
…Глаза - без всякого тепла:
То зелень старого стекла…
Не сдавшиеся злобе дня
Глаза, оставшиеся - да! -
Зерцалами самих себя.
…дом - магнат,
Скрывающийся между лип.
…Девический дагерротип
Души моей…

Таким образом, Дом представляется живым существом, человеком, с которым лирическая героиня вступает в диалог. М.Цветаева рисует портрет дома, выделяя все характерные черты своего героя - как внешние, так и внутренние.
Однако у Дома есть и свои собственные черты, хотя их намного меньше, чем «человеческих»; дом вписан в пространство и время:

Меж обступающих громад -
Дом - пережиток…

Он пережиток, то есть сохраняется от прошлого и не соответствует современному состоянию, современным нормам. «Обступающие громады» усиливают контраст дома и окружающего мира. «Громады» не просто стоят рядом, они обступили дом, подошли к нему вплотную, дом, в свою очередь «скрывается между лип», держится за свое прошлое. В целом все работает на одну мысль: дом чужд окружающему миру.

Второй тематический ряд стихотворения - человек, лирический герой (героиня). Обратим внимание на то, что не только дом описывается через черты, присущие человеку, но и человек - через архитектурные детали: трущобы, музей, фронтон.

Недаром я - грузи! вези! -
В непросыхающей грязи
Мне предоставленных трущоб
Фронтоном чувствовала лоб.
Аполлонический подъем
Музейного фронтона - лбом своим.

В третьей строфе основным средством создания образа Цветаева делает антитезу. Прошлое связано с отчим домом, юностью, а настоящее - это «непросыхающая грязь», «трущобы». Настоящее противопоставлено прошлому. Настоящее давит на нее, но все равно она «в непросыхающей грязи … предоставленных трущоб фронтоном чувствовала лоб». Ведь не случайно прошлое связано с «аполлоническим», то есть гармонией (аполлоническое - гармонизирующее начало, противопоставленное началу «дионисийскому», воплощению хаоса).

Таким образом, тематический ряд «дом» дополняется значением «гармония» за счет интертекстуальных включений. Кроме того, Дом с «музейным фронтоном» представляет собой не просто жилой дом, а место одухотворения. Музей в переводе с греческого означает «храм муз», и все, что связано с музеем, служит для воспитания духовности. Трущобы же полны нищеты, грязи, там душа страдает. С помощью антитезы М.Цветаева усиливает противопоставление Дома в прошлом (символ гармонии, духовной жизни) и трущоб в настоящем, которые лирическая героиня домом не называет.

Трагичность судьбы Дома в настоящем усиливается благодаря символическим значениям фитонимов. Плющ, бузина - это не просто приметы окружающего дом сада, Цветаева выбирает пейзажные детали с символическим наполнением.

Так самочувственно знаком лоб,
прячущийся под плащом плюща.

Плющ ассоциируется с памятью и верностью умершим, это частый орнаметальный мотив на старинных надгробиях, могильный цветок. Дом прячется «под плащом плюща», потому что чужд окружающему пространству и времени. Он еще жив, но уже никому не нужен.

От улицы вдали
Я за стихами кончу дни -
Как за ветвями бузины.

Благодаря соответствию предлога с локальным значением в выражении «за ветвями», словоформа «за стихами» приобретает пространственное значение. За стихами укрывается Цветаева от окружающего мира, который не оправдал ее надежд. Она «за стихами», как Дом - «за ветвями бузины».

Цветаева не просто дает отражение дома в человеке и наоборот, а подчеркивает это отражение-отождествление, используя образ окна, зеркала. Цвет «глаз» дома зеленый не случайно. С одной стороны, старое стекло действительно имеет зеленоватый оттенок, но с другой стороны, такой цвет глаз - признак единства героя-дома и героя-человека (известно, что у Марины Цветаевой были зеленые глаза). Глаза-окна, «не сдавшиеся злобе дня», уже отражают не прохожих, а «самих себя», так как хаос современной действительности отражать не хотят.

«Зеркало» встречается в стихотворении дважды: «Глаза, оставшиеся - да! - зерцалами самих себя» и «дагерротип» (его из-за наличия серебряной амальгамы называли зеркалом с памятью). Дом - «девический дагерротип души моей…». В доме отражается душа человека, в этом их сходство, а в зеркалах они соединяются. Таким образом, единство душ героя-человека и героя-дома проявляется через зеркальность изображения.

Раскрывая образ души дома, олицетворяя его, наделяя символами, Цветаева указывает на неразрывную связь себя и дома, которая проявляется в диалоге души с душой. Смысл стихотворения даже еще глубже, чем кажется: за диалогом человека и дома скрывается еще один диалог - «я» в настоящем и «я» в прошлом (в этом смысл «странного» обращения «Здравствуй, я!»).

Antic field and theme ranks in the poem of Marina Tsvetaeva «House»

T. I. Rakitina
undergraduate of 1 course The Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Geymbukh Elena Yurevna,
doctor of Philology, professor of department of Russian and technique of teaching philological disciplines of institute of the humanities of The Moscow City University, Moscow

Abstract. The article analyzes M. I. Tsvetaeva's poem "House" from the point of view of the semantic field and thematic series.
Keywords: semantic field, thematic series, concept.