Научный руководитель: Никитина Татьяна Алексеевна, кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник лаборатории развития ребенка Института системных проектов ГАОУ ВО МГПУ
Код уникальной десятичной классификации: УДК: 370. 37.04

Аннотация. В статье привлечено внимание к поиску возможных решений проблем инклюзивного образования, взаимодействию общества по вопросам повышения качества «безбарьерного» совместного обучения, созданию условий как для учащихся с ограниченными возможностями здоровья, так и для педагогов. Рассматриваются нормативные правовые аспекты инклюзивного образования, опыт развития качества специального, коррекционного, поддерживающего образования и воспитания в условиях ФГОС. Выдвигается инициатива разработки ФГОС инклюзивного образования для корректировки стандартов образования, образовательных программ и методик, подготовки и поддержки педагогических кадров.

Ключевые слова: дети-инвалиды, дети с ограниченными возможностями здоровья, мэйнстриминг, инклюзия, специальное образование, педагогическое сопровождение.

«Вся ценность общества зависит от того, какие возможности предоставляет оно для развития индивидуальности».
Альберт Эйнштейн [2].

В России число детей-инвалидов составило на январь 2017 г. 625 тыс., а на январь 2018 г. – уже 651 тыс. [4]. Пусть это происходит из-за увеличения детей в стране (по заявлению министра труда и соц. защиты Максима Топилина), но доля в любом случае сохраняется на прежнем уровне, инвалидизация среди детей не сокращается, рождается большое количество маловесных детей.

По данным ВОЗ, инвалидность распространена широко – инвалидизировано 15 % населения мира. Эта цифра может быть выше ещё на 10 % из-за хронических болезней, которые приводят к трудностям самообслуживании, но документально не подтверждены инвалидностью.

Дети-инвалиды в основном делятся по группам: с врождёнными аномалиями (пороками развития), болезнями нервной системы (невротические патологии), с эндокринными заболеваниями, психическими расстройствами, аутизмом, болезнями органов дыхания, другими патологиями (нарушения языковых и речевых функций, нарушения двигательных функций, кровообращения, иммунитета, физические уродства, генетические и умственные нарушения, и пр.).

Социальную поддержку инвалидов Правительство нашей страны считает приоритетной сферой. Так, мэр Москвы С. Собянин и созданный при нём Координационный совет по делам инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности расширяют меры помощи, внедряют новые программы реабилитации детям, семьям с заболеваниями. В Москве созданы трудовые мастерские, работают 8 реабилитационно-образовательных учреждений, что также очень значимо. Безусловно, в этой связи мы не можем не сфокусироваться на прописанном в Законе об образовании определении: «инклюзивное образование – это обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учётом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» (ФЗ № 273, посл. ред. от 03.08.2018, ст.2, п.27) [3].
Педагогические работники, специалисты по социальной работе, административно-управленческий персонал – весь штат сферы образования должны быть готовы адаптировать содержание образования под нужды и потребности инвалидов и детей с ОВЗ. «Важно, чтобы наши инвалиды чувствовали себя полноценными горожанами» (С. Собянин) [1]. Так, например, будет поддержан проект обучения слепых детей музыке, библиотека Московской электронной школы пополнится учебным контентом, адаптированным для детей-инвалидов, коррекционные школы расширят современное оборудование. «Наша задача – создание условий для образования» [1].

За исторически маленький отрезок времени (с начала ХХ в.) был достигнут принципиально другой принцип, принцип гуманизма в образовании, который предполагает переход к адаптированным образовательным программам: «АОП - ОП для обучения лиц с ОВЗ с учётом особенностей их психофизического развития, индивидуальных возможностей и при необходимости обеспечивающая коррекцию нарушений развития и социальную адаптацию указанных лиц» (ФЗ № 273, посл. ред. от 03.08.2018, ст.2, п. 28) [3].

При коррекционной работе и для дальнейшего совершенствования качества образования мы должны опираться на ряд документов. Сама идея инклюзии соответствует задачам Национальной доктрины образования до 2025 года (где указана необходимость обеспечения доступности образования для всех категорий детей, включение специализированной коррекционно-педагогической помощи детям с особыми образовательными нуждами). Также она основывается на ратифицированных Россией международных документов, Модельного закона «Об образовании лиц с ОВЗ» (принятого постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ от 7 декабря 2002 г.).
«Расширение возможностей обучения детей с ОВЗ в неспециализированных образовательных учреждениях» – важный критерий качества образования в Концепции модернизации российского образования на период до 2025 года. Доступ детей с комплексными недостатками, учащихся с проблемами здоровья к образованию закреплён и в Законе города Москвы от 28 апреля 2010 года № 16 «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в городе Москве».

В федеральном государственном образовательном стандарте (далее – ФГОС) дошкольного образования, утвержденном приказом Министерства образования и науки РФ от 17 октября 2013 г. № 1155, также определены положения относительно инклюзивного образования в пунктах 1.6.2; 1.6.7; 2.11.2; 3.4.4. ФГОС дошкольного образования направлен на выравнивание стартовых возможностей выпускников дошкольных образовательных учреждений.

Нельзя забывать о ФГОС для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья (далее – ОВЗ). ФГОС ОВЗ разработан для разных категорий: глухих, слабослышащих, слепых, слабовидящих обучающихся, обучающихся с нарушениями опорно-двигательного аппарата, задержкой психического развития, тяжёлыми нарушениями речи и расстройствами аутического спектра) и ФГОС О для детей с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями). ФГОСы определяют необходимость создания образовательной среды не только в коррекционных школах, но и в условиях общеобразовательного учреждения.

Однако, рассматриваемые правовые нормы федерального законодательства носят в большей степени рамочный характер и не содержат четкого механизма обеспечения инклюзивного образования и предоставления образовательных услуг конкретным категориям детей-инвалидов и детям с ограниченными возможностями здоровья.

Следует отметить, что термин «лицо с ограниченными возможностями здоровья» появился в российском законодательстве относительно недавно. В соответствии с Федеральным законом от 30 июня 2007 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу о гражданах с ограниченными возможностями здоровья» употребляемые в нормативных правовых актах слова «с отклонениями в развитии» заменены словами «с ограниченными возможностями здоровья», то есть имеющими недостатки в физическом и (или) психическом развитии.

Согласно закону, к качеству образования как к «комплексной характеристике образовательной деятельности и подготовки обучающегося» относится ещё и «степень их соответствия потребностям физического лица». В связи с чем встаёт вопрос – если инвалид признаётся социально уязвимой категорией (даже в Стратегии действий в интересах детей до 2017 г., подписанной указом Президента в 2012 году), то признается ли уязвимым лицо с ограниченными возможностями здоровья, но не инвалид? Тождественны ли эти понятия? Каков характер каждого термина и что в них отражено? На практике возникает трудность – если у лица есть хроническое заболевание, но оно не признано инвалидом, могут ли к нему применяться дополнительные меры поддержки? На основании заключения комиссии? А если степень ограничения жизнедеятельности установить проблематично?

Рассмотрим положения Федерального закона об образовании относительно инклюзивного образования детально.
В статье 8 (1.3) Закона об образовании [3] говорится о полномочиях органов государственной власти в обеспечении дополнительного образования детей в муниципальных общеобразовательных организациях, в 1.12. об «организации предоставления психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи обучающимся, испытывающим трудности в освоении основных общеобразовательных программ, своём развитии социальной адаптации». Также дополнительное образование организуют и органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в сфере образования (статья 9, п. 1.2). В последний год в Европе набирает популярность стратегия мэйнстриминг, при которой учащиеся – инвалиды общаются со сверстниками в рамках различных досуговых программ, что позволяет расширять их социальные контакты. Здесь также можно поставить и образовательные цели – организовать театральный или музыкальный кружок. На практике порождается проблема организации дополнительного образования с детьми-инвалидами, детьми с ОВЗ. В тренажёрных залах в большинстве случаев отсутствует специальное оборудование, программы кружков (например, по вокалу) для детей с особенностями развития отсутствуют (если это не специализированный центр).

Чтобы решить проблему, мы предлагаем внести отдельную норму «о необходимости предоставления помощи в организации досуговой деятельности, в выборе кружка, дополнительных занятий на базе образовательной организации по индивидуальному учебному плану». Для обучающегося в организации ребёнка с заболеванием помимо общеобразовательной программы, должны быть продуманы и досуговые мероприятия в соответствии с его выбором и медицинскими рекомендациями. Как раз в статье 28, пункт 3.16 закреплено «создание условий для занятия обучающимися физической культурой и спортом», но не сказано о создании условий для лиц с ОВЗ и инвалидов. Занятия физической культурой и спортом можно отнести к реабилитации, досуговой деятельности, оздоровлению детей с особенностями развития, и создание условий для них должно быть упомянуто в данном пункте.

В образовательном процессе используются учебники из рекомендованного федерального перечня. Они учитывают региональные и этнокультурные особенности субъектов РФ (согласно статье 18, п. 5 – с. 36) [3], но об учёте индивидуальных особенностей учащихся не сказано. В пункте 6 подтверждается право изучать родной язык и родную литературу из числа народов РФ, но не сказано об образовательной деятельности в отношении лиц с ОВЗ (в сфере печатных и электронных образовательных и информационных ресурсов). Учебные пособия также можно отнести к социальной инфраструктуре и созданию условий для реализации проектов и программ, имеющих существенное значение для обеспечения развития инклюзивного образования. На практике порождается проблема использования тех же самых учебников, но согласно индивидуальному плану.

Необходимо определить дополнительный перечень учебников и дополнительный перечень методической литературы по обеспечению инклюзивного образования по индивидуальному плану, с учётом индивидуальных особенностей учащихся и по адаптивным программам в общеобразовательном учреждении, и прописать данную норму. Перечень может определяться и на уровне субъектов РФ, но наличию такого специального перечня должен быть посвящён отдельный пункт.

В статье 29, пункт 2 [3] отсутствует подпункт о предоставлении образовательной организацией информации об инклюзивных условиях для обучающихся, о материально-техническом обеспечении образовательной организации (инклюзивном адаптационном оборудовании). Так как при принятии образовательной организацией локальных нормативных актов, устава, положений, затрагивающих права и законные интересы, учитывается мнение обучающихся, родителей (законных представителей) (статья 26, пункт 6), а инклюзивное образование относится к вопросам управления образовательной организацией, то для всех обучающихся должны быть созданы равные условия.

Для изучения родителями (законными представителями) учащегося с ОВЗ, инвалида сайта образовательной организации или иной информации об образовательной организации должна быть предоставлена официальная информация об уже созданных инклюзивных условиях. На практике в регионах эта информация, как правило, не представлена. Данную статью (29, пункт 2) следует дополнить обязанностью предоставлять информацию об уже имеющихся в наличии инклюзивных условиях для обучающихся, о материально-техническом обеспечении образовательной организации (инклюзивном адаптационном оборудовании) в свободном доступе (в сети Интернет, на официальном сайте образовательной организации, в СМИ). Тогда родителям (законным представителям) обучающегося с ОВЗ будет легче выбрать образовательную организацию, заочно познакомиться с условиями обучения.

В любой организации, осуществляющей образовательную деятельность, есть категории обучающихся с ограниченными возможностями здоровья, которые могут и должны осваивать образовательные программы наравне с другими обучающимися. При этом таким категориям требуются тьюторы и создание специальных условий обучения.

Понятие «тьютор» (как человек, работающий с детьми с особыми состояниями (инклюзивное образование), с проблемными семьями, с инвалидами, со школьниками и студентами) пришло из зарубежной педагогической практики, и также является новой для России педагогической специальностью. Профессия тьютора официально внесена в реестр профессий РФ лишь в 2008 году. Несмотря на это, тьютор уже считается перспективной и востребованной профессией, которая была включена в сколковский перечень профессий будущего. Сейчас эта новая для России педагогическая профессия только начинает набирать обороты. Само понятие «тьютор» в законе отсутствует, что делает необязательным наличие данного специалиста в организации. В большинстве школ данная ставка отсутствует, несмотря на наличие в организациях обучающихся с инвалидностью.

В финансовые нормативы должны быть включены затраты на создание специальных условий обучения и воспитания лиц с ОВЗ. А именно, в Федеральном законе «Об образовании в РФ» должны быть закреплены следующие специалисты для сопровождения индивидуального процесса обучения и помощи обучающимся с ОВЗ в общеобразовательной организации: методист (координатор по инклюзивному образованию); учитель-дефектолог, тьютор. В данном законе сказано лишь о профессиях «педагог-психолог» и «социальный педагог», но с внедрением тьютора, как специалиста узкого профиля, можно будет судить о качестве инклюзивного образования на местах.
Например, Статья 44, пункт 3 [3] предполагает, что «Родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют право: 1) выбирать до завершения получения ребёнком основного общего образования с учётом мнения ребёнка, а также с учётом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (при их наличии) формы получения образования и формы обучения, организации, осуществляющие образовательную деятельность». На практике, если организация не предоставит специальные условия, то обучение в ней станет проблематичным или невозможным.

Статья 59, о Государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования предполагает проведение в форме ЕГЭ, а также в иных формах, которые могут устанавливаться (п. 13.1) «для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья по образовательным программам среднего общего образования или для обучающихся детей-инвалидов и инвалидов по образовательным программам среднего общего образования».

Соответственно, целесообразно подумать о разработке контрольно-измерительных материалов для данной категории обучающихся по образовательным программам основного и среднего общего образования, об отдельном методическом обеспечении проведения ГИА, и обеспечении данными материалами государственных экзаменационных комиссий.
На сегодня разработка высококачественных экзаменационных материалов становится главной задачей. Так как проведение ГИА – это государственная и правовая политика в сфере образования, то разрабатывать задания экзаменов для лиц с ОВЗ должны специалисты, имеющие высшее образование, опыт осуществления педагогической деятельности, соответствующей квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и наряду с этим – опыт работы с обучающимися по адаптированным, индивидуальным программам, обучающимися с ОВЗ и инвалидностью.

О разработчиках итоговых заданий и экзаменов, методистах для обучающихся с ОВЗ в пункте статьи не упоминается, а между тем, именно данная категория профессионалов отвечает за будущее ребёнка с ОВЗ. Данный вопрос подготовки кадров в перспективе должен быть учтён при разработке документов в сфере проведения ГИА (наравне с созданием специальных условий при сдаче: наличием тьютора, перерывом на приём пищи или лекарств, увеличением времени продолжительности экзамена).

И наконец, та самая проблема, с которой мы начинали. Статья 79 «Организация получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья» [3] предполагает объединение лиц с ОВЗ и инвалидов. Но в пункте 1 они уже разделены – условия для лиц с ОВЗ определяются адаптированной образовательной программой, а для инвалидов – ещё и ИПР (индивидуальной программой реабилитации). Необходимо чётко установить критерии разделения на лиц с ОВЗ и инвалидов, и либо использовать в одном предложении оба термина (и добавить в название Статьи 79 «и инвалидов»), либо объединить их (о чём уточнить в самом начале закона, при определении основных положений и терминологии).

Пункт 4 предполагает, что «Образование обучающихся с ОВЗ может быть организовано как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах, группах или в отдельных организациях, осуществляющих образовательную деятельность» (то же самое замечание по поводу категории «инвалиды». Таким образом вновь происходит объединение с детьми с ОВЗ.

Во всех субъектах России семьи с детьми-инвалидами получают пенсионное и лекарственное обеспечение, жилищные, трудовые, налоговые и транспортные льготы, отдых и оздоровление за счёт бюджета, государственную социальную помощь. Семьям с детьми с ОВЗ и с особенностями развития, а также с детьми группы риска, у которых имеется предрасположенность к нарушениям и ограничениям жизнедеятельности, невозможно предоставить аналогичные меры поддержки, но они нуждаются в таком же высоком уровне социальных услуг. Понятия «ограниченные возможности здоровья» и «особенности развития» без статуса инвалида вне правового регулирования, а между тем, категория детей с патологиями особенно нуждается в решении проблем, в помощи, в создании специальных условий, в таком же комплексе социальной, педагогической работы, который предусмотрен для детей с инвалидностью.

В пункте 5 статьи 79 содержится спорная фраза «отдельные организации, осуществляющие образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам, создаются» в числе прочих для обучающихся «….с расстройствами аутического спектра». Именно данная категория, согласно психологической литературе, международным исследованиям, клиническим исследованиям и заключениям фонда помощи детям «Обнажённые сердца», выступающего за инклюзивное образование (основатель – Наталья Водянова), не относится к лицам с заболеванием. Именно совместное обучение аутистов с ровесниками позволяет избежать помещения детей на длительный срок в интернатное учреждение, создаёт условия для их проживания и воспитания в семье, обеспечивает их постоянное общение с нормально развивающимися детьми и, таким образом, способствует эффективному разрешению проблем их социальной адаптации и интеграции в общество.

Аутизм – это особенное состояние, аутисты нуждаются в обучении наравне с учащимися без аутизма, они в принципе не должны обучаться в аутичной среде, и данный вопрос требует дальнейшей проработки в целях избегания дискриминации данной категории и учёте полученных данных при выработке и реализации государственной политики.

В Статье 79, пункт 7, декларируется, что «Иные обучающиеся с ограниченными возможностями здоровья обеспечиваются бесплатным двухразовым питанием». На наш взгляд, понятие «иные» следует заменить словом «все», добавив слово «инвалиды», так как вопрос организации питания очень актуален в связи с конкурсами тендеров на организацию и привлечение организаций, осуществляющих организацию питания в образовательной деятельности. На практике возникает много вопросов с меню, с обязательностью бесплатных перекусов, и пункт о питании должен быть вынесен отдельно.

Несмотря на прогрессивность закона, на сегодняшний день отсутствуют механизмы межведомственного взаимодействия в реализации прав лиц с ограниченными возможностями здоровья в области образования, взаимодействие бюро медико-социальной экспертизы с образовательными учреждениями, также отсутствует обеспечение финансирования дополнительных педагогов, тьюторов (сопровождающих), создания специальных условий, предоставление детям качественной психологической и коррекционно-педагогической помощи в образовательных учреждениях. Достаточно проблематичен и вопрос перевода ребёнка с ОВЗ в другое образовательное учреждение или на другую форму обучения.

Все обучающиеся должны быть обеспечены медико-психологическим сопровождением и специальными условиями для обучения преимущественно в общеобразовательной школе по месту жительства. К тому же, программа «Доступная среда» с 2011 года предполагает создание безбарьерной среды. На практике не все школы оборудованы пандусами, специальными приспособлениями в туалетах и иных необходимых комнатах. Если в Федеральном законе будет отдельная норма о необходимости оснащения и оборудования образовательных учреждений в обязательном порядке, то решение проблемы развития инклюзивного образования в России выйдет на новый уровень.

Требуется обновление системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации психолого-педагогических кадров для системы специального образования. Лишь в некоторых вузах страны введён обязательный для всех студентов, обучающихся по направлениям подготовки «педагогическое образование», предмет работы с обучающимися с ОВЗ, инвалидами. Как педагог может реализовывать модель инклюзии, если не был подготовлен к этому в своём учебном заведении, не снабжён теоретической базой и на практике до этого не взаимодействовал с особенными детьми, учащимися, не оказывал им социальную, педагогическую поддержку?

Если в Федеральный закон Об образовании будет внесена норма обязательного обучения всех студентов педагогических специальностей предмету инклюзивного цикла и о получении обязательного дополнительного образования всех педагогов в области инклюзии (для тех, кто заканчивал учебные педагогические заведения ранее), то это окажет серьезную поддержку педагогическим работникам. И при появлении в образовательной организации обучающихся с заболеваниями, особенностями в развитии, инвалидностью педагогический коллектив будет готов к взаимодействию с данными категориями детей.

Юридически, Закон об образовании приоритетен по отношению к иным нормативно-правовым актам, но и его нормы не могут быть исчерпывающими. Главным законом для лиц с инвалидностью является ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ (в ред. от 29.07.2018), в котором не представлен процесс получения образования.

Проведённый нами анализ статей, документов, педагогической литературы, массовых высказываний в СМИ (порядка 200 источников) позволяет утверждать, что выражения «ограниченные возможности здоровья» и «лица с инвалидностью» употребляются практически всегда как синонимы. Необходимо четко определить и разграничить понятия, так как создаётся терминологическая и концептуальная путаница – в образовании, в социальной сфере, в инклюзивных областях деятельности (например, рынка труда, участия в жизни страны). Общество должно прийти к единому пониманию – или разграничить «ОВЗ» и «инвалидность», или объединить их как синонимы, или привести третий, универсальный вариант.

Таким образом, на наш взгляд, требуется принятие отдельного ФГОС по инклюзивному образованию. Именно ФГОС позволит оказать реальную поддержку обучающихся, педагогов, родителей и вовлечет всех в работу по совершенствованию качества инклюзивного образования. ФГОС по реализации инклюзии в образовании повысит эффективность процедур внутренней системы оценки качества образования, в том числе процедуру аттестации педагогических работников (на соответствие занимаемой должности).

Содержание инклюзивных предметов и методы оценки, подготовка к сдаче выпускных экзаменов и развитие компетентностей, которые уравняют инвалидов с остальными членами общества – всё это во ФГОС по инклюзивному образованию позволит создать необходимые условия для каждого обучающегося с особыми образовательными потребностями. Наша задача – определение универсальных компетентностей – каждая компетентность должна отвечать интересам индивидов и детей с ограниченными возможностями здоровья, помогать им в удовлетворении потребностей в общественной, профессиональной, учебной жизни.

Нормотворческая деятельность в этом направлении в обязательном порядке должна быть продолжена. Необходимы публичные обсуждения для продвижения идеи гуманности и инклюзивности в образовании, для развития в обществе идей тьюторства и социального волонтёрства.

Direction of improving the quality of inclusive education

L.M. Chernenko,
undergraduate 2 courses GAOU VO MGPU

Research supervisor: Nikitina Tatyana Alekseevna, candidate of pedagogical sciences, senior research associate of laboratory of development of the child of Institute of the GAOU VO MGPU system projects

Annotation. The article draws attention to the search for possible solutions to the problems of inclusive education, the interaction of society to improve the «barrier-free» joint training, the creation of conditions for learners with limited health, and for educators. The normative legal aspects of inclusive education are considered, experience is considered of the quality of special, correctional, supportive education and upbringing in the conditions of FGOS. Development initiative is put forward FGOS inclusive education to update education standards, educational programs and methods, training and support of teachers.
Keywords: disabilities children, mainstreaming, inclusion, special education, pedagogical support.