Научный руководитель: Захарова Мария Валентиновна, доцент кафедры русского языка и методики преподавания филологических дисциплин Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат филологических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 81

Аннотация. Статья посвящена исследованию влияния фоносемантики родного языка на носителя русского языка при изучении иностранного языка. Основной метод исследования – эксперимент, в котором респондентам на выбор были предложены 7 слов на языке для него неизвестном, либо носителем которого он не является. Результатом исследования стало предположение возможного влияния конкретных звуковых сочетаний на формирование определенного образа.

Ключевые слова: фоносемантика, фоносемантический анализ, иностранные языки.

Фоносемантика как наука рассматривает, в первую очередь, связь звуковой оболочки слова и смысла, который мы в него вкладываем, основываясь на собственных впечатлениях от услышанного. Звуки так или иначе воздействуют на нас, и мы порою неосознанно формируем личное мнение об услышанном. Обычное пение птиц за окном вызывает разные эмоции: кто-то откроет форточку пошире и подсядет ближе к окну, а кто-то и вовсе выйдет из комнаты, чтобы отдалиться от надоедливого звука. А можно ли предположить, что мы можем формировать первичную оценку и для звуковых сочетаний в языке? Формируют ли в каких-то случаях впечатление о слове, исходя из его звучания, а не смысла? И будет ли у каждого это мнение о звуке разным или же звуки уже закрепили за собой конкретное семантическое значение в национальном сознании? В этой статье мы не найдем ответов на эти вопросы, но приблизимся к тому, чтобы однажды постараться открыть завесу фоносемантической тайны.

Целью нашего исследования стало выявление того, наделяет ли носитель русского языка неизвестное ему слово конкретной семантикой, опираясь на сочетание звуков в его звуковой оболочке.

Для достижения заявленной цели были поставлены следующие задачи:

  1. проанализировать работы по фоносемантике и определить, опираясь на них, какие звуковые сочетания в русском языке стимулируют положительную и отрицательную оценки в сознании носителя;
  2. подобрать слова с этими звуковыми сочетаниями в латинском языке;
  3. сформировать условия эксперимента;
  4. провести эксперимент;
  5. сформулировать выводы на основе полученных в ходе эксперимента результатов.

В настоящее время актуальны эксперименты в области фоносемантики из-за малого количества экспериментально подтвержденных гипотез.

С.В. Воронин дает определение понятию объекта фоносемантики: «Объект фоносемантики – звукоизобразительная (т.е. звукоподражательная и звукосимволическая) система языка» [1, с. 21]. Стоит уточнить и то, что в этой науке объединяются две другие: семантика и фонетика. Т.е. фоносемантика направлена на установление связи между звуком и значением.

Дадим еще одно определение из работы С.В. Воронина, которое подкрепляет теорию связи фонемы и смысла: «Звукоизобразительность (фонетическая, или примарная, мотивированность) есть свойство слова, заключающееся в наличии необходимой, существенной, повторяющейся и относительно устойчивой непроизвольной связи между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком объекта-денотата (мотивом)» [1, с. 166].

В основу исследования легла теория М.В. Ломоносова из его «Краткого руководства к красноречию». Причина обращения к источнику такой давности обусловлена тем, что в основе нашего исследования лежит субъективный звукосимволизм (выявляемая экспериментальным путем связь определенных звуков и значений в психике человека), который менее изучен, чем звукосимволизм объективный (связь определенных звуков и значений в словах того или иного языка). Поскольку наш эксперимент тоже построен на субъективном звукосимволизме, мы опираемся на работу М.В. Ломоносова, которая основана лишь на «эмоциональной» или «иррациональной» оценке звуковых сочетаний.

«Твердые к, п, т и мягкие б, г, д» [2], по мнению М.В. Ломоносова, имеют произношение «тупое» и исходя из этого годны только для изображения ленивых действий и предметов, имеющих в действиях глухой звук.

«Твердые с, ф, х, ц, ч, ш и плавкое р» [2] Ломоносов описывает как звуки, используемые для изображения чего-то динамичного, резкого, стремительного или великого.

А вот «мягкие ж, з и плавкие в, л, м, н» [2] Ломоносов характеризует как те, которые могут быть использованы в изображении чего-то мягкого или нежного.

Основными согласными звуками для эксперимента были выбраны: [ж’], [з’], [в], [л], [м], [н], поскольку они содержат необходимую для эксперимента положительную семантику.

О гласных Ломоносов пишет следующее. Звук «а» при частом повторении может создать ощущение великолепия или страха [2]. «Е, и, ю» могут быть использованы для изображения нежности, ласкательства [2]. Через «я» можно показать приятность, нежность и склонность [2]. «О, у, ы» для изображения вещей страшных и сильных: гнев, зависть, печаль [2].

Следовательно, из гласных нам стоит обратить внимание на 2 и 3 группы гласных, которые тоже, исходя из теории, стимулируют положительную оценку у респондента: [е], [и], [ю], [я].

Для достижения поставленной цели проведем психолингвистический эксперимент, результаты которого лягут в основу нашего исследования. Чтобы проверить, что именно звуковые сочетания стимулируют положительную или отрицательную оценку в сознании респондента, мы намеренно выбираем слова с лексическим значением противоположным семантике звуковой оболочки выбранного слова.

Рассмотрим последовательность действий в ходе эксперимента:

  1. Подбор слов, отвечающих условиям эксперимента: негативное лексическое значение слова и положительная семантика звуковых сочетаний его звуковой оболочки (и наоборот).
  2. Оформление слов в единый опрос.
  3. По каждому слову респонденту необходимо ответить на вопросы: а) «Какое чувство вызывает у вас это слово? (слово с транскрипцией) – это слово означает что-то... (прилагательное)»; б) «С чем ассоциируется у вас слово? Напишите слово, которое пришло вам в голову первым».
  4. Анализ результатов опроса.
  5. Составление таблицы на основании полученных ответов, в которой указан пол, возраст и ступень обучения респондента, а также семантика его ассоциации и знания латинского языка.

Всего было опрошено 200 человек, из кз которых лишь 45 когда-либо сталкивались с изучением латинского языка.

17,5% опрошенных имели оконченное высшее образование (разных специальностей). 39% опрошенных имеют среднее или иное образование. Большинство – 43,5% составили люди, находящиеся в процессе получения высшего образования (студенты).

Были опрошены респонденты следующих возрастных категория: 48% опрошенных в возрасте 16-18 лет, 43,5% в возрасте 19-25 лет, 2,5% в возрасте от 26 до 35 лет, 1,5% в возрасте от 36 до 45,1% в возрасте 60+.

Респондентам были предложены 7 слов в латинском написании с русской транскрипцией: lamia (баснословное чудовище, пожиравшее детей), venalis (продажный, подкупной), calumnia (ложное обвинение, клевета), jejunium (голод), venenum (яд), acceptus (милый, любезный), tripudium (победный танец).

Мы не учитываем ответы без явно выраженной эмоциональной окраски и относим их к группе нейтральных слов. Например: зеленый, каменный и т.д. Следовательно, в эксперименте мы будем сравнивать количество отрицательных и положительных оценок.

Acceptus и tripudium вошли в опрос, чтобы проверить, будут ли слова с положительным значением восприниматься носителями русского языка иначе из-за звуковой оболочки, состоящей из звуков, которые, по предположению М.В. Ломоносова, содержат семантику ужасного, резкого и ленивого: [у], [к], [ц], [т], [с], [р,] [п].

В результате эксперимента 18% респондентов определили acceptus как слово, похожее на английское accept (принимать). 57% опрошенных дали негативную оценку. 43% показали положительные ассоциации с этим словом. Можно предположить, что небольшое различие вызвано тем, что гласный [а], содержащий положительную семантику и поставленный в абсолютное начало слова мог изменить первичную эмоциональную оценку неизвестного слова на положительную.

В слове tripudium были использованы звуки с семантикой «предмета с тупым звучанием» и «ленивого»: [т], [п], [д], [м]. 50% ответов связаны с положительной оценкой слова, соответственно 50% – с негативной. Можно предположить, что согласные звуки из первой группы, выделяемой Ломоносовым, не носят резко отрицательной или положительной семантики, и, как и было сказано автором: «<...> нет в них ни сладости, ни силы <…>» [2].

В слова calumnia, venalis и venenum было добавлено по одному звуку с семантикой резкости и ужаса: [к], [с], [у], чтобы проанализировать, окажет ли влияние один звук другой семантики на формирование оценки в сознании носителя (см. рисунок 1).

Первая ассоциация респондентов была связана со словами из русского языка, содержащими похожие звуковые сочетания: колючий (14%), вена (9%) и Веном (4.5%) (герой фильма).

Рис. 1. Оценка слов сalumnia, venalis и venenum

Рис. 1. Оценка слов сalumnia, venalis и venenum

В calumnia и venalis добавлены звуки с отрицательной семантикой в абсолютное начало и конец слов, чтобы отследить, может ли расположение резких звуков также повлиять на восприятие.

В слове calumnia, не учитывая объем ответов с прямой ассоциацией (колючий), мы выявили, что количество положительных ответов составляет 52%, негативных – 48% (см. рисунок 1). Следовательно, мы можем предположить, что добавление одного звука с негативной семантикой в абсолютное начало слова способно оказать влияние на первичную эмоциональную оценку незнакомого слова и изменить ее на негативную.

Не учитывая ответы с прямыми ассоциациями (вена) в слове venalis, мы получаем 64% положительных первичных оценок слова и 36% плохих (см. рисунок 1). Исходя из полученных результатов, можно предположить, что звуки в конце слова имеют меньшее значение при первичной эмоциональной оценке, нежели их расположение в начале.

В слово venenum был добавлен гласный звук [у] с семантикой ужасного. У этого слово количество положительных оценок, без учета слов с прямой ассоциацией (Веном), составило 51%, негативных – 49%. Из этого мы можем предположить, что добавление одного гласного звука с семантикой ужасного способно повлиять на формирование противоречивой первичной эмоциональной оценки звуковой оболочки слова.

Почти полностью опирались на звуковые ассоциации только в словах jejunium и lamia. Оба слова полностью содержали согласные звуки только с положительной семантикой. Jejunium показалось респондентам более непонятным и странным, но ассоциации в большинстве ответов были даны положительные: детская игрушка, что-то гениальное или волшебное. Можно предположить, что такая оценка вызвана ассоциацией со звуковой оболочкой слов «гений» и «йо-йо».

По результатам опроса удалось установить, что 80% опрошенных воспринимают семантику слова «Lamia» как положительную. Это слово мы рассмотрим детальнее, поскольку именно это сочетание смогло показать наивысший результат в первичной положительной оценке неизвестного слова.

12,5% из общего количества опрошенных приходили на ум, в первую очередь, слова из русского языка, созвучные с латинским исходником. Это слова лама, ламинария, лямблия, лимон, лайм, лямбда и т.д.

Всего 1%, от общего количества респондентов, ссылался на иностранные языки: «L’uomo – мужчина» (итальянский) и «Lamina – пластинка» (латинский).

Также стоит упомянуть, что 1.5% знали перевод слова, и, соответственно, их результаты не могут рассматриваться дальше в нашем эксперименте.

85% респондентов использовали не созвучные с исходником слова. Самые частые ответы: десерт, что-то сладкое, вкусное, сладкий напиток, нежность, мягкость, какое-то растение или цветок, что-то из сказки, скользкое или содержащее в себе слизь, рыба или змея, также, люди думали об этом слове как о чем-то свободном, с сильным духом или же просто то, что наполнено жизнью. Такой ряд ассоциаций может подтвердить теорию о конкретной семантике отдельных звуков.

Например, в нашем языке имеется слово «лакомство», которое могло бы на подсознательном уровне спровоцировать ассоциацию с чем-то сладким у респондента.

На ассоциацию со словом нежность, мягкость, невинность могли натолкнуть звучания согласных мягких звуков. Использование мягких согласных на протяжении всего слова создают образ чего-то такого же нежного, как и произношение.

На семантику чего-то скользкого мог повлиять звук [л’] в сочетании долгого [а]. Это создает эффект тягучести, плавности, а если обратиться к определению слова «слизь», то это будет тягучая и скользкая масса.

Были ответы, связанные с цветом объекта. Это слово описывали чаще всего как что-то нежно-розовое, либо же зеленое. В сочетании с «нежно-розовым» описывали пионы, десерты и даже закат. В отношении зеленого все гораздо проще – растение или водоросли, о которых я упоминала ранее.

3,5% связали слово «Lamia» с Италией: итальянский закат, итальянская кухня и просто какое-то слово из этого языка. Здесь это, вероятно, связано с тем, что официальным прародителем итальянского языка считается латынь. Этим и вызвано созвучие двух языков, которое натолкнуло на подобного рода ассоциации. Не стоит забывать и о том, что «La» является главным определительным артиклем женского рода, единственного числа в итальянском языке. И поэтому такое начало слова может вызвать ассоциативный ряд с итальянской речью, в котором этот артикль используется часто. Тем не менее мы все равно можем говорить о семантической связи «итальянское» со звучанием слога «la» в сознании русскоговорящего носителя.

Один из самых популярных ответов – чувство влюбленности и умиротворения. На создании такого чувственного образа могли повлиять сочетания мягких согласных и звука [ja], в которой [j] дополнительно смягчает слово.

2% респондентов дали ответы, значимые скорее с точки зрения грамматики, нежели лексики: женщина, женское имя. Такие ассоциации могли возникнуть на основе того, что в русском языке, практически все женские имена оканчиваются на звуки [а] и [jа].

Уровень образования, возраст, пол и знания латинского языка не оказали влияния на восприятие слов, поскольку в каждой из групп было описано как положительное, так и отрицательное значение.

Благодаря результатам этого эксперимента можно предположить, что звуковые сочетания с положительной семантикой действительно способны вызвать у носителя русского языка ассоциацию с чем-то приятным, нежным, милым, сладким и т.д. Если же в слове с подавляющим количеством «положительных» звуков используется один звук с противоположной семантикой, то это создает противоречивую реакцию у носителей в зависимости от расположения звука внутри звуковой оболочки. Если согласный звук с семантикой «негативного» находится в абсолютном начале слова, то мы можем предположить, что именно оно формирует негативное восприятие у респондента. Также можно предположить, что гласный в позиции абсолютного начала слова влияет на восприятие больше, чем согласные. И можно сделать вывод, что если в словах использованы исключительно «положительные» звуковые сочетания из теории Ломоносова, то оно вызывает у большинства опрошенных соответствующую первичную эмоциональную оценку неизвестного слова.

Influence of phonosemantics of the native language on the perception of another language (on the example of the perception of Latin words by native speakers of the Russian language)

Shakirova M.A.,
bachelor of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Zaharova Maria Valentinovna,
Associate Professor of the Department of the Russian Language and Methods of Teaching Philological Disciplines of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor.

Annotation. The article is devoted to the study of the influence of the phonosemantics of the native language in the study of a foreign language. The research method was an experiment in which the respondent was offered 7 words to choose from in a language unknown to him, or of which he is not a native speaker. As a result of the study, it was possible to assume about the possible influence of specific sound combinations on the formation of a certain image.
Keywords: phonosemantics, phonosemantic analysis, foreign languages.