Код уникальной десятичной классификации: 1(091)

Аннотация. В статье рассматривается понятие город и концепт города. Как и почему происходило расширение Москвы. Какую роль в концепции города играли усадьбы? Как многоэтажные дома влияют на человека и общество в целом.

 Ключевые слова: город, усадьба, многоэтажные дома, человек, общество, архитектура, Кунцево, Москва

по итогам X Межвузовской аспирантской
научно-практической конференции
«Наука в цифровом обществе»

Город, каждое его строение, имеет свой неповторимый характер, который меняется от центра к окраине. Он выступает в качестве арены общественных отношений, отражает социальную структуру общества. Представляет собой развитый комплекс хозяйства и экономики. Город является скоплением архитектурных и инженерных сооружений, обеспечивающих жизнеобеспечение населения. В подавляющем большинстве случаев служит центром развития искусства и ремёсел, технических достижений. Это не просто сумма домов, это самостоятельный многоликий, но цельный организм.

Во второй половине XIX века происходит переосмысление значения город, городского пространства и городской архитектуры. Одновременно с этим, меняется и пригород. Владельцы усадеб по-новому начинают рассматривать свои поместья в целом. Поскольку дворянские усадьбы являлись центрами не только хозяйственной, но и культурной жизни России, их можно считать провинциальными центрами социально-политического характера. И именно поэтому владельцы начинают менять жизнь и даже стиль усадьбы. Перекраивается внутренний дизайн домов, парковый ландшафт, усадьба превращается в так называемый кабинет на природе. Это место укрытия от суеты города.

Если учитывать статистические данные, то во второй половине XIX века замечается достаточно активный прирост населения в городе (см. таблицу 1).

Таблица 1. Население и территория Москвы по данным всероссийских и городских переписей [2]

ГодТерритория, км2Население, тыс. человекПлотность (человек на 1 км2)
1871 79,0 602,0 7623
1882 79,0 753,5 9541
1897 107,4* 1038,6 9670

На примере таблицы, можно констатировать, что с ростом населения Москвы увеличивалась и площадь города. Естественно, строились новые здания, менялся облик города, что еще сильнее подчеркивало разницу между пригородом и городом. В этих условиях усадьба с одной стороны продолжает играть роль местного центра, а с другой - усадьбы уже начинают утрачивать свой характер, чего-то грандиозного и помпезного. Многие аристократы начинают продавать свои владения новой прослойке населения – буржуа. Например, усадьба Нарышкиных в Кунцево была продана купцу, меценату Кузьме Терентьевичу Солдатенкову. Несмотря на то, что у него уже имелась усадьба в центре Москвы, на Мясницкой улице, которую он приобрел в 1857 году и владел ею вплоть до 1901 года. Кунцево же, для Кузьмы Терентьевича, становится отдушиной от шумной Москвы, и эту усадьбу он называет – дачей [7]. Однако, на даче он продолжает заниматься меценатством и владения превращает в мини город, привлекая жителей Кунцево и прилегающей деревни Мазилово (сейчас станция метро Пионерская) к получению образования, к росту знаний об окружающем мире. Он открывает школу, ремесленное училище, музей, перестраивает дом и расширяет ландшафтный парк. И, что самое удивительное, начинает строительство дач. То есть если за основу взять саму усадьбу Кунцево и обозначить ее как прототип города, то построенные дачи – это прототип пригорода, а также прилегающие деревни входящие во владения усадьбы.

С 1861 года начинается и усиленный прирост населения Кунцево. Конечно, это можно связать с тем, что село находится в близкой доступности к Москве.

На стыке XIX и XX века происходят глобальные перемены. Меняется городское мировоззрение на жизнь, принципы жизнеустройства города. С появлением новых социально значимых сил, классов, меняется сама концептуальная основа города, она трансформируется, подстраивается под те условия, которые происходят на данный момент в мире. Безусловно, это затрагивает все сферы деятельности, от быта до архитектуры зданий и ландшафтной архитектуры. Так же эта мощная волна начинает «накатывать» на близлежащие пригородные усадьбы и вот в этот момент расширения города многие усадьбы входят в городскую черту и теряют свою самобытность, они превращаются просто в отдельные «барские дома», в которых уже не происходит самостоятельная жизнь отдельно от города. Однако, они очень поэтично входят в городской концепт, как будто, так и было задумано.

Кунцевская же усадьба, напротив, устояла. И даже после Октябрьской революции 1917 года Кунцево было городским поселением. Была построена ткацкая фабрика и, как мечтал Солдатенков, в 1926 году Кунцево получило статус города [7]. К сожалению, в наше время от старого Кунцева осталось совсем немного.

В Москве в начале 20 века начинает складываться своеобразный ритм жизни, он более быстрый, заводной и даже более жесткий. На мой взгляд, причина банальная – Москва, на то время не является столицей государства. И в Москву всегда приезжало много народу, так как по сравнению с Санкт-Петербургом в Москву было проще попасть. Конечно же существовали разные проездные и разрешительные документы, но для Москвы было проще их найти или подделать. Так прирост населения Москвы быстрыми скачками обуславливает потребность в постройке домов по принципу «больше народа проживает и меньше городского пространства занимает». Именно поэтому в Москве в 1912 году в центре города на Большом Гнездниковском переулке появляется первый небоскреб. 5 мая 1912 года Нирнзее обратился в городскую управу: «Прошу разрешить мне по сломке существующих строений, выстроить вновь каменное в 9 этажей жилое строение для маленьких квартир, с жилым полуподвалом, с отдельной столовой над частью 9 этажа, центральным водяным отоплением, проездными воротами под сводом» [1, с. 17-18]. В начале XIX века на месте дома стояла дворянская усадьба с каменными и деревянными постройками. На протяжении столетия она оставалась жилой и несколько раз меняла хозяев. Но, к сожалению, за постройками не было должностного ухода, да и к тому же они сдавались в наем. К 1912 году здание настолько обветшало, что новая хозяйка решила сделать ремонт, но, к сожалению, один из корпусов рухнул, поэтому согласование Нирнзее о постройке нового дома с Управой города, прошло безболезненно, ведь облик города все-таки должен соответствовать духу времени. Дом построили очень быстро, меньше года прошло с момента разрешения на постройку до отделочных работ. Архитектурный стиль был необычен и опережал свое время.

«Дом Нирнзее» высотой более 40 метров был самым высоким жилым зданием Москвы и одним из очагов общественной жизни столицы. По воспоминаниям писателя и журналиста В. Катаева, дом Нирнзее в 1920-е годы казался «чудом высотной архитектуры, чуть ли не настоящим американским небоскрёбом, с крыши которого открывалась панорама низкорослой старушки Москвы» [4, с. 231].

Таким образом городское пространство начинает расширяться не только в ширь, но и в высь.

Городское пространство – совокупность объектов и социальных субъектов. Восприятие городского пространства происходит сначала на визуальном уровне, то есть визуального образа города, так как зрительные впечатления являются наиболее быстрыми и надолго запоминающимися. Вспомните, когда Вы попадаете в другой город, Вы как губка, впитывать сначала глазами и только потом, общаясь с его жителями, посещая его музеи начинаете проникать в атмосферу города. Именно поэтому, архитекторы и дизайнеры городских ландшафтов прежде всего создавали картинку.

Достаточно емко такой подход к архитектурной задаче отражен в ставшей крылатой фразе признанного мастера архитектуры К.И. Мельникова: «Архитектор должен играть на глазе зрителя, как музыкант играет на слухе».

Возвращаясь к дому в Большом Гнездниковском переулке, архитектор в первую очередь задумывал его как диковинку, а уже потом думал, как жильцы дома будут квартировать в нем. Квартиры в этом доме были очень маленькие, но с высокими потоками. Именно из этих квартир появилась мода на антресоли, достаточно объемные закрытые полки, часто с дверками. С 1915 года дом стал доходным, во время Октябрьской революции 1917 года был опорным пунктом Белогвардейцев, а 1918 году был национализирован и заселен новыми жильцами, новой политической элитой.

После революции города были переполнены рабочими, солдатами и прочими людьми, которые переместились в них за время с 1918 по 1923 год. Перед правительством остро встал жилищный вопрос. На самом деле он был не нов, и в Российской империи хватало проблем с жильем. Поэтому доходные дома царской России только отчасти решали жилищные вопросы, а новая советская власть решила действовать по своему принципу, социалистическому. «экспроприацию экспроприаторов», ликвидацию всей капиталистической системы хозяйствования в целом, писал В.И. Ленин, и 30 октября 1917 года вышло постановление НКВД «О правах городских самоуправлений в деле регулирования жилищного вопроса». На самом деле, так как этот вопрос не новый, причем для всех государств, даже самых обеспеченных, то еще Ф. Энгельс в своей работе «К жилищному вопросу» предлагал социалистическую концепцию решения жилищного кризиса. По данной концепции необходимо национализировать и муниципализировать жилой фонд, раздать жилье низкодоходным и малоимущим слоям населения [4].

В городах происходило уплотнение, а в пригородах и на окраине города стали строить рабочие бараки. Одна комната приходилась на семью из расчета 5,3 кв. м на человека. Дальше семья разрасталась, а комнату никто не менял, не на что было.

Усадьбы в пригородах превратились в санатории. Ведь рабочему человеку надо отдыхать от городской суеты и поправлять здоровье. Поэтому уплотнение в усадьбах было такое же жесткое, как и в городских квартирах.

Приблизительно в 1925-е годы у советских архитекторов появились идеи постройки городов-садов или рабочих поселков, что, во-первых, бы снизило нагрузку на город с его жилищным вопросом, а во-вторых, бытовые проблемы, которые возникали в коммуналках были бы исчерпаны. Но социалистические идеи не смогли вместить в себя, что у семьи будет свой дом, или своя квартира.

Второй компонент городского пространства – это субъект города, непосредственно его житель или просто гость города. Поэтому город – это место активности человека как личности в её когнитивном, социально-нормативном, коммуникативном и ментальном измерениях.

В 50-е – 60-е годы концепция взглядов на жизнь советского человека поменялась, начинает меняться и архитектура города. Зеленые скверы и парки облагораживают, так как именно они становятся местом проведения выходных трудового народа. Бараки и коммуналки пытаются расселить, поэтому происходит новая застройка и расширение города. И опять город растет вверх. Конечно же, в первую очередь следует упомянуть знаменитые сталинские высотки: здание МГУ, гостиница «Украина», жилое здание на Кудринской площади, здание МИД СССР, гостиница «Ленинградская», административно-жилое здание на пл. Красных Ворот, жилое здание на Котельнической набережной.

Изначально они проектировались как мини города, на случай осады или бомбежки, в этих зданиях было предусмотрено все. Вернулись и к проектам построек рабочих поселков. Конечно, не у каждой семьи появился свой дом в таком поселке, но своей квартирой они обзаводились. Такой пример рабочего поселка был построен и в Кунцево, он так и назывался Рабочий поселок. Построенные дома – пятиэтажные из силикатного кирпича.

По сравнению с одноэтажными бараками или с двух-трехэтажными усадьбами, вид с высоты пятого этажа конечно же завораживал. Нельзя говорить, что архитекторы просто строили коробки, нет - это был особый архитектурный план. Необходимо, чтобы люди переехав из бараков чувствовали себя свободно, чтобы улучшался их быт. Каждый двор был максимально озеленен, оставляли достаточное пространство придомовой территории, чтобы человек все-таки не чувствовал себя оторванным от земли.

В данное время перед архитекторами стояла задача, вписать человека в модель окружающего его пространства, а также создать объемную картинку.

Однако несмотря на расселение бараков и коммуналок, «хрущевки» так же превращались в коммуналки. Например, в трехкомнатной квартире могли проживать две разные семьи, но это не мешало быть людям счастливыми. Они знали не только жильцов своего подъезда, но и дома, двора. Архитекторы постарались, чтобы для таких домов все было в пешей доступности: магазины, поликлиника, школа, детский сад.

Все это коммунальное хозяйство требовало расширение городской территории на пригород. Так случилось и с городом Кунцево, который в 1961 году вошел в состав города Москвы. В нем развернулось масштабное строительство пятиэтажек, сноса частных домов, каких было много в районе Крылатского. Но люди были счастливы, потому что быт в бараках и почти развалившихся частных домах уже заел. Кунцевская усадьба стала городской, парк почистили, починили пристань, это было для нее плюсом.

Но прошло еще пару десятилетий и Москва опять стала тянуться в высь и в ширь (см. таблицу 2).

Таблица 2. Население и территория Москвы по данным всероссийских и городских переписей [2]

ГодТерритория, км2Население, тыс. человекПлотность (человек на 1 км2)
1959 379,4 5085,6 13404
1970 878,7 7061,0 8036
1979 878,7 7931,6 9027
1989 1071,9 8875,6 8280

70-е – 80-е года XX века в Советском Союзе города получили новую архитектуру жилых домов, с улучшенной планировкой. Это были 9-ти, 12-ти и 16-ти этажные панельные дома. В домах стало больше квартир, жильцы дома постепенно узнавали своих соседей, а кто жил в соседнем доме иногда и не знали. Но, тем не менее, дух единства сохранялся и через год или два все соседи были знакомы.

Конечно, город – это не деревня, но все чаще появлялось выражение «город-большая деревня», оно стало возникать в начале 90-х годов. Масштабы строительства высоток увеличились настолько, что позволяло семьям, стоящим на очереди получения квартиры, переселиться из домов, построенных после войны. Но, еще в 1920 году, как только сформировалось подобие ЖЭКов, ЖАКТов (жилищно-арендное кооперативное товарищество), сразу стала процветать коррупция. Поэтому несмотря на строящиеся многоэтажки, многоквартирные дома, жилья по-прежнему не хватало.

В дома заселялись люди, привыкшие жить в деревне. И чем выше оказывалась их квартира над землей, то есть чем выше была этажность дома, тем сильнее это сказывалось на менталитете человека. Люди перестали здороваться на улице, так как они никого не знали, но самое трагичное, они и не хотели знакомиться и быть уважительными. Так сбылась еще одна мечта людей, иметь отдельные квартиры, в которых можно закрыться и никого не видеть.

Город становится жестоким и очень быстрым по своему течению жизни. Чем больше людей в городе, тем больше взаимодействий. Большое количество взаимодействий накладывает отпечаток усталости и конечно огромное количество информации, которая поступает разными средствами. Вам кто-то что-то рассказал на работе, Вы прочитали новость в газете, посмотрели телевизор, зашли в социальную сеть, кто-то испортил вам настроение в транспорте и т.д. Все это негативно влияет на нервную систему человека, на его отношение к окружающему миру, окружающим его людям, вот поэтому человек замыкается в своей квартире, на своем 17, 25 этаже или даже выше и думает, как в детской игре – «я в домике». Но нет, исследования показали, что чем мы дальше от земли, чем выше этаж нашего проживания, тем хуже нашей психике. Мы можем этого не замечать, но у многих появляется идея превосходства. И именно это не дает человеку адекватно оценивать свои поступки и действия.

Поэтому в XXI веке многие горожане решают переехать за город. Но на самом деле идея тоже не новая, еще в 80-е годы, опять же в поисках решения проблем с жильем, всем желающим раздавались дачные участки, 6 соток. На первый взгляд, это просто кусок земли, а с другой стороны, люди, которые уезжали обрабатывать свои наделы, отдыхали от города. Здесь решалась еще одна проблема, можно сократить количество санаториев, которые стояли на балансе города или предприятия, или переделать их под места более комфортного отдыха.

С 2000-х годов идея усадьб возродилась, люди стали покупать участки земли большей площади, стоить на них комфортабельные дома, разбивать парки.

Таким образом, нужно чтобы прошло 150-170 лет, для того чтобы люди поняли, что город не может быть местом для жизни огромного количества народа. По новому проекту Московской государственной думы запланирована реконструкция центра Москвы. По словам главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова: «Сегодня внутри Садового кольца работает около 2 миллионов человек, а живет – порядка 700 тысяч. Лучше бы было наоборот. В начале XX века Столешников переулок, Дмитровка, Петровка, Неглинка были застроены доходными домами, которые после революции постепенно превратились в офисные. То есть опыт замены одной функции на другую в этих зданиях уже существует. Сегодня их можно было бы из конторских превратить обратно в жилые. Вот что мы имеем в виду, говоря об уплотнении в центре: не сносить исторические здания, возводя на их месте новостройки большего объема, а реконструировать, перепрофилировать те, что есть» [5].

К сожалению, за последние 30 лет, центр Москвы подвергся таким глобальным изменениям, как ни одна столица Европы. Везде центр города сохранен, как его историческая часть, даже мостовые порой сохранены в первозданном виде, а в Москве не было закона, запрещающего застройку исторического центра. Конечно, со стороны визуального восприятия, когда ты находишься, где-нибудь на Арбате и видишь небоскребы Сити, от такой картинки захватывает дух. А вот когда рядом с историческим зданием, например, около ресторана Прага, было выстроено огромное стеклянное здание, которое неприятно меняет облик центра города.

В заключении хотелось бы сказать, что история, как всегда, движется по спирали. В конце XX века общество покинуло усадьбы, но возвращается к ним, только в обновленном виде.

From the estate to the skyscraper. City concept

Aksenova T.V.,
postgraduate student of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article deals with the concept of the city. How and why the expansion of Moscow took place. What role did homesteads play in the concept of the city? How high-rise buildings affect people and society. The return of man to solitude with nature.
Keywords: city, manor, high-rise buildings, person, society, architecture, Kuntsevo, Moscow