Код уникальной десятичной классификации: 28-282/288

Аннотация. В статье рассмотрены преобразование института монашества в современном городе по сравнению с первоначальным представлением о монашестве образца раннего средневековья, рассмотрены изменения в аскезе и изменение восприятия целомудрия монашеством

Ключевые слова: монашество, изменение аскетического идеала, новая роль монастыря

На сегодняшний день христианство является одной из наиболее распространённых религий в мире. Однако для прошедших десятилетий в странах ЕС существует тенденция к снижению численности христианских церквей. Очевидно, что статистические данные по государствам-членам ЕС различаются. Но как бы они не разнились, продолжающееся снижение доли христианства в разных системах ГЦО (государственно-церковных отношений) – неоспоримый факт. Так, например, во Франции, согласно переписи населения 2010 г., 64% считают себя католиками (для сравнения, по переписи 1987г. – 75%). При этом 25% относят себя к так называемым культурным католикам, то есть во главу угла берётся не вероисповедный, а культурный критерий. Резко упала у католиков посещаемость служб в воскресные дни. В 2018 г. она составляла только 2% на всей территории страны. К нерелигиозным относятся 25% населения, в основном среди 18-34-летних [9].

Возникает вопрос, а как же данная тенденция отразилась на христианском монашестве, в прошлом весьма популярном явлении для города? Смогло ли христианское монашество реформироваться или осталось верным заветам V-VI вв?

По определению Л.П. Карсавина, «монашество – историческая форма осуществления аскетического идеала» [2, с. 39], аскетический идеал проявляется в духовном воспитании, выраженном путем воздержания от грешных помыслов в устремлении к идеалам добра. Главным примером учения аскетизма в христианстве является Иисус Христос и двенадцать его апостолов, доказывающие свою христианскую благостность посредством лишений. Отношения между ними и порядки, сложившиеся в раннехристианских общинах, традиционно считались образцом для подражания в последующем монашестве.

Первые отшельники – св. Антоний, Пахомий Великий, Василий Кесарийский жили на восточной территории Римской империи, соответственно, первые монахи-отшельники появляются именно в Восточной Европе. Западное монашество отличалось своим расположением в городах, и если для восточного монаха важным условием аскезы было покидание города, западные монахи такого позволить себе не могли и собирались в общины на окраине городов.

На западе первые порывы к аскетичной жизни также сначала проявлялись у единичных ревностных христиан. Позднее первые западные аскеты объединяются в группы на окраинах города или в самом городе – «аскетерии» [2, с. 45].

К V-VI вв. на территории разрушающейся Римской империи в разных уголках начинают появляться монашеские общины, начинает формироваться конкретная идеология монашества – идеология отречения и воздержания. Одним из самых распространенных уставов для монашеской жизни VI века являлся устав Бенедикта Нурсийского [6, 7].

Представления о монашеской жизни Бенедикта отличались от представлений монашеских общин его современников, и Бенедикт основал первый «официальный» монастырь Монте-Кассино, с более строгим регламентом, системой и правилами более приближенным к аскезе, чем правилами жизни в монашеских общинах, сложившихся в Западной Европе. Для Монте-Кассино Бенедикт создал устав, известный как Устав святого Бенедикта. Устав требовал постоянного пребывания монаха в монастыре, то есть полного отказа от мирской жизни. Также устав Бенедикта основывается на полном подчинении, общности имущества. В настоящее время монашеские объединения, живущие по уставу св. Бенедикта, являются наиболее многочисленными в мире (по разным оценкам, в настоящее время в мире до 7 тысяч монахов бенедиктинцев). На сегодняшний день насчитывается около 140 монашеских орденов, деятельностью которых руководит Ватиканская Конгрегация по делам посвященной жизни и обществ апостольской жизни [5]. Таким образом, мы видим, что сохраняется основа монашества Бенедектинского образца.

В современной Католической церкви, исследовательницы европейской монастырской культуры Изабелль Жанво [11, 12] и Стефания Палмизано [10] отмечают, в сравнении со средневековой католической традицией понимание аскезы претерпело определенные изменения. Классическое самоотречение от мира меняется на принятие мирской суеты. К примеру, представители нового монашества Пьемонта, которых изучает Палмизано, отказываются от идеи «ангельского подобия», признавая за собой право быть такими же, как и те люди, которые не имеют призвания к монашеской жизни [4]. Монахи из французских конгрегаций, с которыми работала Жанво, и вовсе избегают употребления слова «аскеза» для описания своей повседневной жизни. Меняется и концепция целибата, здесь, в отличие от монашеских объединений св. Бенедикта наблюдается другая картина: отказ от брака и сексуальных отношений, с ним связанных, для них не означает отказ от переживания своей мужественности или женственности, то есть возникновение каких-либо желаний тела и плоти не составляет вины монаха.

Согласно исследованиям нового монашества Стефании Палмизано [10], выделено две ключевых представления монахов. Первое – «Мы не бесплотные ангелы» и «Мы не лучше, не более святы, чем кто бы то ни было» [4]. В рассуждениях монашества о собственном призвании обязательно включает акцент на то, что ты стал монахом не потому, что достиг некоего духовного уровня, а только потому, что так определил Бог. Ты ничем не лучше других, а, возможно, даже в чем-то хуже других. Второе представление, противоречит утверждению о бесполом и бестелесном статусе монаха в ранней церкви. Сегодня католические монахи ЕС и священниками обязательно имеют гендерную определенность. Монашество так же несет на себе печать первородного греха, предрасположено к греховному действию.

Изменился и статус монастырей в городе. В эпоху раннего Средневековья бенедиктинские аббатства оставались почти единственными очагами культуры в Западной Европе. При аббатствах действовали школы, их библиотеки были крупнейшими в Европе, во многих аббатствах велись хроники. Монахи строили дороги и возводили мосты, организовывали ярмарки, строили гостиницы для путников. Почти при каждом аббатстве существовал госпиталь. Сегодня роль монастырей заключается во вкладе в изучение и издание религиозных текстов, занятия религиозной живописью и музыкой. Представители монашества активно участвуют в благотворительности, участвуют в различных мероприятиях для помощи бездомным, обездоленным, но при этом роль в масштабе города сильно уменьшилась по сравнению с ранним средневековьем.

Изменилось и представление монашества об уединенности от мирского. Рассмотрим данные изменения на примере двух действующих монастырей Франции – аббатство Ле-Бек (Notre Dame du Bec-Hellouin) и аббатство Сен-Мишель-де-Фриголе. Аббатсво Ле-Бек – бенедиктинский монастырь на севере Франции, основанный в 1034 году Эрлуином Брионским. Вследствие высочайшего покровительства аббатство Ле-Бек владело 165 поселениями и 22 приоратами. Аббатство пережило множество бедствий, таких как пожар, разграбление 1417 г., религиозные войны Франции 1563 г., Великую Французскую революцию. В течение всего XIX и первой половины XX столетий, вплоть до времён Второй мировой войны его здания использовались французской армией как конюшни. В 1948 году аббатство было возвращено Бенедиктинскому ордену, и с тех пор здесь вновь живут монахи.

Хотя монастырь и подразумевает жизнь уединенную, сегодня аббатство Ле-Бек можно осмотреть самому обычному туристу с 45-минутной экскурсией, которые проводятся только на французском языке, а также приобрести сувениры в магазине глиняной посуды при монастырской мастерской.

Аббатсво Сен-Мишель-де-Фриголе или Фриголе́ – старинное аббатство ордена премонстрантов во Франции, в Провансе. Монастырь Фриголе был основан в X веке. Первоначально аббатство было бенедиктинским, затем перешло к монахам из августинского ордена. С XIV до XVII века, монастырь приходит в упадок. Между 1831 и 1841 годами в зданиях монастыря функционировал колледж. В 1858 году монастырь был выкуплен епархией Экса, там была восстановлена монашеская жизнь. После восстановления Фриголе стал функционировать как монастырь ордена премонстрантов. В 1869 году папа Пий IX вновь возвёл Фриголе в статус аббатства. В настоящее время Фриголе – действующий монастырь ордена премонстрантов.

Посетить аббатство так же возможно с экскурсией каждое воскресенье в 15:00, кроме праздничных дней.

Таким образом скрытый, уеденный образ монашества преобразовался в ненавязчивую открытость для интересующихся мирян. Однако католическое монашество не отказывается от своих основных догматов: послушание, целомудрие, жизнь в аскезе. Сегодня данные догматы преобразовались под современные веяния открытости и толерантности.

В современном городе роль монастыря и монашества приобрели новое значение в старых традициях. Как и прежде, современники воспринимают монашество как группу глубоко религиозную, аскетичную, придерживающуюся строгих правил и норм. Но необходимо отметить внутренние изменения этих представлений в современном монастыре. Происходит трансформация концепции аскезы из самоотречения от внешнего мира к принятию внешнего мира. Монах сегодня не «умирает» для окружающего мира, а продолжает свое существование для его блага. Брак и сексуальные отношения не являются в представлении монашества чем-то порочным и греховным, целибат – добровольный выбор монашества не возвышающий его над мирянами. Так же важно подчеркнуть отказ монашества от бесполого статуса в пользу гендерной определённости и принятия себя как мужчину или женщину, что абсолютно противоречит устоям раннего средневекового монашества.

Кардинально изменилась роль монастыря для города, преобразовавшись из центра медицины, культуры, образования, строительства и торговли в культурно-религиозный элемент города. Очевидно, что данный факт в первую очередь связан с отделением религии от государства в самостоятельный институт, что возможно и стало следствием тенденции к уменьшению количества последователей и попытке христианскому католичеству в странах ЕС стать более приближенным к современному миру. Влияние и авторитет монастыря больше не является ключевым звеном мировоззрения горожанина, перейдя в статус музея, интересной экскурсии, старинной достопримечательности. Количество действующих монастырей в современной Франции стремительно уменьшается, аббатства переходят в статус исторических памятников Франции. Однако монастыри продолжают свое существование, в гораздо меньшем количестве и в гораздо менее влиятельном статусе. Монастыри продолжают свою основную деятельность в разных сферах благотворительности: это и безвозмездная медицинская помощь, организация приютов для обездоленных, поддержка малоимущих, сбор пожертвований для сирот. Но так же к деятельности монастыря относится и организация экскурсии по аббатству, содержание церковных магазинов, торговля церковными сувенирами – что абсолютно не соответствует образу монастыря раннего средневековья.

Конечно, данная статья не исключает существование монастырей и монашества бенедектинского образца с ортодоксальными представлениями об аскезе и отречением от внешнего мира в современной действительности. Но факт того что существует тенденция к преобразованию и обмирщению католического представления об христианских ценностях, официально подтвержден Ватиканом. Например, с 2004 года, в Ватикане выпускается черно-белый календарь под названием Calendario Romano, на каждой странице которого итальянские молодые привлекательные священники. Данный календарь провокация обществу и демонстрация того что идеалы красоты и сексуальности для христианства и современного общества одинаковы.


How monastery culture has changed in a modern city (on the example of France)

Anoprikova O.I.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Annotation. The article examines the transformations of monasticism in a modern city in comparison with the original concept of monasticism in the early Middle Ages, examines changes in asceticism and changes in the perception of chastity by monasticism
Keywords: monasticism , change in the ascetic ideal, new role of the monastery