Научный руководитель: Ртищева Галина Анатольевна доцент общеуниверситетской кафедры всеобщей и российской истории института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат исторических наук, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 93/94

Аннотация. В статье рассматриваются византийские источники Кекавмен «Советы и рассказы», Никифор Вриенний «Исторические записки», Анна Комнина «Алексиада», изучение которых позволит определить страхи и реконструировать картину переживаний жителей Византии в X-XII веках.

Ключевые слова: Византийская империя; византийцы; страх, эмоции, чувства.

По итогам III Межвузовской конференции «Восток и Запад: сходства и противоречия»

Эмоция страха в процессе становления и развития человеческой культуры преследует все цивилизации – от древних до современных [11, С. 214].

Византийская империя появилась в 395 году в ходе разделения Римской империи на западную и восточную части после смерти Феодосия I [1, С. 66]. Она оказалась в состоянии пережить события Великого переселения народов, получив основу для дальнейшего развития, но и ее история не обошлась без кризисов. Говоря об истории Византии, можно сказать, что она отмечена особым трагизмом и полна драматических сюжетов – войны и социально-политические волнения были ее постоянными спутниками [9]. Эти явления, безусловно, сказались на психологическом состоянии населения государства, образовав тем самым почву для развития и укоренения страхов людей: чувство собственной незащищенности, страх от внешнего врага и сомнения в завтрашнем дне [6, С. 44].

Стоит отметить, что с момента рождения человек лишен чувства страха, но со временем у каждого появляются свои тревоги и беспокойства, а повседневная жизнь начинает заполняться различными фобиями, формирующие поведение человека [4, С. 53-60]. Таким образом, страхи являются частью культуры, для понимания и объяснения которой необходимо изучение их природы. В последнее время исследователи осуществляют реконструкцию картины переживаний людей, обитавших в прошлом. Подтверждением тому будут появившиеся в разное время публикации.

Труд французского историка Жана Делюмо «Ужасы на Западе» примечателен тем, что автор поднимает ряд вопросов, которые помогают понять, как влиял на людей Божий страх, и как постепенно страх, испытываемый отдельным человеком, проникает в общественное сознание и становится коллективным чувством. Это исследование привлекает внимание по двум причинам: во-первых, историческому изучению подверглось такое явление как эмоция, а во-вторых, Делюмо рассматривает страхи как феномен не психологии, а культуры [5].

На страницах исследования «Люди средневековья» французский историк-медиевист Робер Фоссье не просто создал коллективный портрет средневековых людей, но он также исследовал их чувства и эмоции, воссоздает картину средневековой ментальности [10].

Работа Джорджа Франкла «Археология ума» интересна тем, что автор обращается к эмоциям самых ранних периодов истории человечества и приходит к выводу, что реальность, в которой мы находимся со всеми ее чувствами и переживаниями создана человеком, так как люди сами творят условия своего существования и нередко оказываются в зависимости от них [11].

Одной из значимых работ для исследования стала статья историка М.С. Деминцева «Страх и трепет Византии в XIII в.», в котором он исследует чувства и эмоции византийцев. По его мнению, на эмоции византийцев оказывают большое воздействие не только государство, общество или внешняя угроза, но также и христианская религия [6].

Жители Византии имели свое представление о страхе и его сущности. Упоминания страха можно найти в различных византийских произведениях:

Кекавмен – византийский писатель, известный как автор «Советов и рассказов» – важного источника по истории XI века [7]. Долгие споры велись по поводу личности, происхождения и творчества писателя. Так, после первого издания труда признавалось наличие двух авторов и двух произведений – «Стратегикона» и «Советов императору» [2]. К настоящему времени принято мнение, что автор один, и он написал одно произведение (предположительно между 1075 и 1078 гг.), адресованное властителям и воинам, условно называемое «Советы и рассказы», или «Стратегикон». Кекавмен был связан с военной службой, поэтому часто свои советы иллюстрирует историческими примерами, в том числе и из собственного опыта.

Другой источник – «Исторические записки» (976-1087) Никифора Вриенния Младшего – византийского государственного деятеля [3]. Он происходил из знатного рода Вриенниев, имевшее огромное значение в Византии. Алексей Комнин провозгласил Вриенния кесарем и выдал за него свою дочь Анну. Вриенний написал исторические записки о событиях, которые предшествовали вступлению на престол новой династии Комнинов.

«Алексиада» – один из важных трудов исторической литературы Византии, написанный византийской принцессой Анной Комниной и охватывающий период с 1056 по 1118 гг. [8]. «Алексиада» стала продолжением труда Никифора Вриенния о чем свидетельствует слова Анны: «не закончил <Никифор> свою историю. <…> Не позволили ему обстоятельства продолжить сочинение, поэтому я решила описать подвиги отца, дабы столь великие деяния не пропали для потомства» [8, С. 2].

Эти работы стали основными источниками для данной статьи, цель которой представляется в реконструкции картины страхов византийцев в X-XII веках.

Первое, что можно встретить в византийских источниках, это упоминание «страха Божьего». В церкви византийцы слышали, что у человека должен быть трепет перед могуществом Творца. Анна отмечает, что «разумный человек испытывает в душе страх Божий <…> особенно если он совершил великие дела». Так боялись Бога и императоры: «Самодержец <Алексей> с раннего детства получил хорошее воспитание <…> и имел в сердце страх божий» [8, С. 74]. Кекавмен в своем труде советует с ранних лет воспитывать у детей страх перед Богом: «Бойся Бога более чем человеков» [7, С. 22].

Особое значение для византийцев имел небесный свод, на котором проецировались послания людям в виде знамений, что вызвало страх и удивление, ведь такие явления были предвестниками беды. Кометы, солнечные и лунные затмения пугали суеверных византийцев. Свидетельства тому содержатся в «Алексиаде»: по мнению Анны, знамения всегда сопровождали важные события, так накануне появления крестоносцев она написала: «Множество людей <крестоносцы>, пришли не сразу и из разных мест. И перед каждым войском была саранча, которая являлась предвестницей отрядов» [8, С. 228]. Также Анна сообщает, что «приходу кельтов не предшествовало нашествие саранчи, но в небе появилась большая комета – самая большая из всех когда-либо появлявшихся прежде» [8, С. 278-279].

Мир, в котором живут византийцы, находится не только в состоянии страха перед Богом, но и страхом перед Василевсом – «царским страхом», «фобос василикос» – эта эмоция представляла собой благоговение, смешанное с восторгом и ужасом перед властителем. Стоит упомянуть эпизод из «Исторических записок» Вриенния. Василевс Михаил начал гонение на Комниных. Он нашел человека и составил подложное письмо от имени благородной матери Комниной к Диогену. По этому случаю был собран суд: «Василевс сам постыдился принять участие в рассмотрении дела; пришли только судьи, которые были поражены страхом, и некоторые, порицая клевету, стали отказываться от участия в суде. <…> но, тогда как одни питали в сердце страх, другие, желавшие все делать в угоду сильным, остались строгими судьями» [3, С. 8].

Немалым поводом для зарождения тревоги были политические потрясения. Общество жило ожиданием нападения воинственных соседей Византии, которые тревожили границы государства. Анна упоминает в «Алексиаде» двух врагов Византии. Первый враг был представлен в лице крестоносцев: «При виде латинских фаланг люди начинали стонать и плакать. Люди предпочитали отдавать крепости, чем попадать в руки крестоносной армии, так как воины были очень жестокими. <…> Они накалывали головы врагов на копья. Грудных детей они убивали и пожилых подвергали всем видам мучений» [8, С. 228-256]. Второй враг в лице турок: «Безбожные турки обосновались у Пропонтиды, а Сулейман расположился лагерем в Никее и постоянно посылал разбойничьи экспедиции, грабившие области. Византийцы видели, что турки живут в прибрежных городках и святых храмах, поэтому находились в постоянном страхе, не зная, что предпринять» [8, С. 86].

Говоря о страхе перед вражескими соседями, нельзя не упомянуть варвара Руселя и эпизод из «Исторических записок». Русель в ходе восстания смог обложить данью некоторые города, правда ненадолго и стали появляться случаи неуплаты дани, которые «огорчали Руселя, так как города прежде повиновались ему и, либо по страху, либо по благорасположенности, давали дань» [3, С. 30].

Другим источником страха для византийцев была социальная нестабильность, которая вызывала острое чувство незащищенности и, следовательно, страх. Свидетельства содержатся в «Исторических записках»: «Когда о волнениях возвещено было василевсу, он послал за Алексеем Комниным, и спросил его, что должно делать в настоящем случае. Он сказал, что <…> против них надобно послать царскую стражу. Но державный отверг совет <…> потому ли, что им овладел страх, или потому, что стоял уже выше окружавших его несчастий» [3, С. 43].

Страх смерти и утраты здоровья был непременным спутником всех людей. Страх за смерть близкого человека испытывает и Анна Комнина: «На императора обрушилась губительная болезнь. С каждым днем состояние Алексея ухудшалось <…> все говорило о его близкой гибели. Император находился при последнем издыхании и уже испускал дух. Я лишилась светоча вселенной – великого Алексея. И сохраняя жизнь, я умирала тысячью смертей» [8, С. 380-386].

Однако в Византии есть много интересных эпизодов, которые говорят нам об обратном. Интересным представляется упомянуть совет Кекавмена: «Не страшись смерти, желая принять ее за отечество и василевса, а страшись скорее позорной и постыдной жизни. Но не подвергай себя бесполезной и неразумной опасности, так как это достойно порицания» [7, С. 165]. С одной стороны может показаться, что Кекавмен был на военной службе, поэтому не может иначе противостоять страху смерти, поэтому стоит упомянуть и другой интересный совет Кекавмена: «Молись о том, чтобы не попасть в руки лекаря, хотя бы и знающего; ибо он скажет тебе не то, что следует <…> он ее преувеличит сверх меры» [7, С. 241].

Помимо всего вышеперечисленного, также следует добавить и боязнь доносов, информация о которых встречается в источниках. В Византии сохранялась социальная мобильность, и должность можно как получить, так и потерять ее. Это оставило свой отпечаток на мировоззрении византийских чиновников. В первую очередь они старались никоим образом не скомпрометировать себя и не дать другим повода донести на них или как-то еще навредить их репутации. Было совершенно понятно, что в чиновничьей среде нельзя никому доверять. За неосторожное слово или действие можно лишиться своего положения, а потому Кекавмен писал: «Каждый день вызывай перед глазами картину падения твоего, так как не знаешь, какие козни плетут за твоей спиной» [7, С. 139-140]. А также: «Остерегайся, когда говоришь со своими товарищами или с кем-нибудь другим. А если речь зайдет о василевсе, то вообще ничего не отвечай и удались. Избегай пиров. На них бывает безмерная болтовня и пустословие. Имей соглядатаев везде и всюду» [7, С. 140-141].

Таким образом, анализ памятников исторической литературы Византии позволяет реконструировать картину страхов византийцев в X-XII веках и сделать вывод о том, что драматические сюжеты и серьезные социально-политических волнения в истории Византии сказались на психологическом состоянии населения. Спусковыми механизмами нагнетания фобий у византийцев были «страх божий» и «фобос василикос», страх внешнего врага и доносов, страх природных явлений и смерти – они образовали почву для развития и укоренения чувств собственной незащищенности и сомнения в завтрашнем дне у византийцев.

Fears of the Byzantines in the X-XII centuries
Safenina D.A.
bachelor of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Rtishcheva Galina Anatolyevna
Associate Professor of the University-Wide Department of General and Russian History of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor

Annotation. The article examines the Byzantine sources Kekavmen «Tips and stories», nikephoros Vriennios «Historical notes», Anna komnena «Alexiad», the study of which will allow us to determine the fears and reconstruct the picture of the experiences of the inhabitants of Byzantium in the X-XII centuries.
Keyword: The Byzantine Empire; the Byzantines; fear, emotions, feelings.