Код уникальной десятичной классификации: 811.112.2

Аннотация. Данная статья рассматривает отражение в немецком языке, как языке носителей одной из основных европейских культур, понятия «чрезвычайная ситуация» как маркера противоречия в общественном развитии. Посредством изучения особенностей номинации и употребления термина в статье раскрываются социолингвистические и культурно-философские особенности лингвокультурной общности «немцы».

Ключевые слова: чрезвычайная ситуация; лингвофилософские маркеры; контекстуальность культур.

Современный мир во многом представляет собой совокупность продуктов научно-технического прогресса— творчества высокоразвитого человеческого общества. Повсеместно внедряемые инновационные технологии позволяют человеку всё более уверяться в своём превосходстве над природой, не ставя под сомнение свою главенствующую роль, и декларируя непреложность и первичность своей подчиняющей силы.

Создающееся в результате в человеческом сознании мироощущение базируется на ложном чувстве защищенности, и ведёт к неготовности к разрешению внутренних и внешних конфликтов, порождаемых процессом развития.

Развитие издревле понималось как конфликтогенный процесс трансформации сущего, но окончательно эта мысль оформилась в философской парадигме к XIX веку с наступлением эры немецкой классической философии в направлении материализма - посредством предложенной Георгом Гегелем трёхчленной структуры процесса развития:

  1. Начало трансформации лежит в утверждении в парадигме бытия некоего положения, изначально имеющего прочные позиции, а потому пользующегося своей якобы неоспоримостью - тезиса.
  2. С течением времени неоспоримость тезиса ослабевает, появляются аргументы, уточняющие, а, затем, ставящие под сомнение его нерушимость, что приводит в конце концов к возникновению контрутверждения, иначе называемого антитезисом.
  3. Находясь в перманентном противоречии, тезис и антитезис, под действием закона единства и борьбы противоположностей, не могут полностью опровергнуть друг друга, поэтому они образуют (синтезируют) на своей основе новый тезис.

Таким образом, гегелевская триада напрямую указывает на возникновение в процессе развития конфликтной ситуации. Её суть заключается в том, что заключённая в материи энергия ищет путь выхода, оказывая влияние не только на саму материю, но и на окружающие субстанции. Умение человека совладать со всё более высвобождающейся энергией, в том числе предотвратить или остановить сопутствующие этому деструктивные процессы становится одной из важнейших компетенций и задач человеческого общества XXI века.

В этой связи показательным является закрепившееся в сознании общества отношение к конфликтной ситуации, в особенности, перерастающей в чрезвычайную. Наблюдать такие представления возможно через призму языка, который, как известно, является отражателем сознания. В настоящей работе мы рассмотрим представление о чрезвычайной ситуации носителей европейских культурных ценностей посредством анализа дискурса СМИ Германии.

Являясь представителями моноактивной культуры, немцы видят идеал жизненного уклада в следовании правилам, ритуализированности речевого поведения, сдержанности, и, как следствие, малолюбопытстве. В речевом плане это выражено посредством следующих категорий:

  1. «Порядок», представлена фреймами «Ordnung, Disziplin, Pünktlichkeit».
  2. «Корректность», представлена фреймами «Distanz, Höflichkeit, Genauigkeit».
  3. «Деловитость», представлена фреймами «Sachlichkeit, Strebsamkeit, Zuverlässigkeit».

Немецкая культура является низкоконтекстуальной, неформальные информационные сети в ней развиты слабо, что снижает смысловую ценность слова как единицы словарного состава языка, иными словами, адресант должен быть как можно прямолинейнее, чтобы реципиент наверняка правильно воспринял его сообщение [1, с. 87-88].

В немецком языке лексическое значение «чрезвычайная ситуация» передаётся, в основном, следующими лексическими единицами:

  1. Notfall - «plötzlich eintretende schwierige, gefahrvolle Situation» // «внезапно наступившая тяжелая, опасная ситуация». Употребляется с достаточно высокой частотностью (4/7 по версии DWDS) как в официальной, так и в обиходной речи (чаще во втором значении «в крайнем случае»):
    1. Wenn es zum Notfall kommt, ruft eine App medizinisch geschulte Leute herbei // В чрезвычайной ситуации приложение подаст сигнал людям, имеющим медицинскую подготовку [2a].
    2. Ein Chat lindert nicht jedes Herzeleid, nicht jeder Chatfreund würde im Notfall auch nachts mit Rat und Tat zur Seite stehen [2b]. // Не всегда в чате вы найдёте сострадание, не каждый друг по переписке помог бы, в случае чего, даже среди ночи словом и делом.
      Следует отметить, что словом «Notfall» обозначается лишь сама чрезвычайная ситуация.
  2. Notlage - «aufgrund äußerer Umstände eingetretene schwierige Situation, in der sich jemand befindet» // «возникшая под влиянием внешних обстоятельств тяжёлая ситуация, в которой кто-либо находится». Лексическая единица характеризуется, в целом, такой же частотностью употребления, как и «Notfall», и так же употребляется в официальной и обиходной речи:
    1. Einem Fernsehteam sei die Kamera weggenommen worden, als es die Notlage filmte [2c] // при съёмке чрезвычайной ситуации у съёмочной группы забрали камеру.
      Данный пример хорошо иллюстрирует специфику употребления слова «Notlage» - съёмочная группа снимала не столько чрезвычайную ситуацию, сколько людей, в ней оказавшихся, именно поэтому у оператора забрали камеру. Данный пример иллюстрирует одно из проявлений антропоцентризма в лингвокогнитивной картине мира общности «немцы».
    2. Wir hatten eine humanitäre «Notlage» [2b] // «Мы были в положении гуманитарной катастрофы».
      Здесь, посредством обобщения «мы» передано нахождение в чрезвычайной ситуации конкретных людей-жителей ФРГ.
      Для передачи семантики чрезвычайной ситуации используются и интернационализмы:
  3. Katastrophe - «furchtbares, verhängnisvolles Ereignis» // «ужасное событие с роковыми последствиями». Характеризуется высокочастотным употреблением (5/7 по шкале DWDS), употребляется как в официальной речи, так и в обиходной.
    1. Erst die Katastrophe von Smolensk ließ die ganzen widersprüchlichen Kräfte innerhalb unserer Gesellschaft offen aufeinanderprallen [2a]. // Только Смоленская катастрофа позволила всем противоречивым силам внутри нашего общества открыто столкнуться.
    2. Der griechische Finanzminister Papaconstantinou rechnet mit einer Katastrophe für die Wirtschaft seines Landes, sollte Griechenland keine weiteren Kredite mehr bekommen [2b] // Министр финансов Греции Папаконстантину ожидает катастрофу для экономики своей страны, если Греция прекратит получать дополнительные кредиты.
  4. Patsche (обычно в качестве устойчивого выражения «in der Patsche sitzen») — «direkt: Dreck, Straßenkot; übertragen: Bedrängnis, unangenehme Lage, Not» // «прям.: нечистоты, (уличная) грязь; перен.: неприятность, неприятное положение, беда». Частотность употребления - 3/7 по шкале DWDS, лексическая единица характеризуется в основном разговорным, или стилистически приближенном к нему, употреблением:
    1. Man darf etwa bezweifeln, dass Jobs iTunes erfunden hat, allein um der angeschlagenen Musikindustrie aus der Patsche zu helfen [2а] // Едва ли можно поспорить, что Джобс придумал iTunes только для того, чтобы вытащить из грязи побитую музыкальную индустрию.
      Следующий пример показывает ироничное употребление выражения:
    2. Jetzt sitze ich in der Patsche. Habe gerade gelesen, dass Pilze weder Pflanzen noch Tiere sind… [2b] // Вот беда! Только что прочитал, что грибы - не растения и не животные!
  5. Следует отметить, что редкоупотребимое (2/7 по шкале DWDS) слово «Inzidenz» - «Anzahl der neu auftretenden Erkrankungen in einem bestimmten Zeitraum» имеет в немецком языке значение «заболеваемость», тогда как значение «Vorfall» - «происшествие» является устаревшим, и практически не встречается:
    1. In verschiedenen Registern im Saarland, in der DDR und in England ist eine Inzidenz für Leukämie von 4,3 auf 100 000 verzeichnet [2a]. // В различных реестрах Саарланда зарегистрирован показатель заболеваемости лейкемией в ГДР и Англии на уровне 4,3 случая на 100 000 чел.
    2. Wer in den Möglichkeiten seiner freien Selbstentfaltung ohnedies eingeschränkt ist - sei es weil sein Selbstvertrauen wegen des fortgeschrittenen Alters und der damit einhergehenden «Wehrlosigkeit» beeinträchtigt ist, sei es, weil er wegen sozialer Benachteiligung in seiner freien Selbstentfaltung gehemmt ist - , der ist stärker dazu disponiert, Unsi cherheit zu verspüren; zumal da in den «sozialen Problemzonen» die- wie die Fachleute es ausdrücken - kriminelle Inzidenz, tatsächlich höher ist [2b]. // Любой, кто каким-либо образом ограничен в возможностях своего свободного саморазвития - будь то из-за своей уверенности в себе из-за преклонного возраста и связанной с этим «беззащитности», страдает ли он, ограничен ли он из-за социального недостатка в его свободном саморазвитии -- сильнее предрасположен чувствовать неуверенность. Тем более, что в «социальных проблемных областях», по словам экспертов, уровень преступности на самом деле выше.
  6. Vorfall - «plötzlich eintretendes [für die Beteiligten unangenehmes] Ereignis, Geschehen» // «внезапно наступающее [неприятное для участников] событие, действо». Частотная характеристика: 3/7 по шкале DWDS. Семантически наибольшим образом соответствует русскому термину «происшествие»:
    1. Der Vorfall zeigte, dass unser Land noch immer keine taugliche Cyberabwehr hat und dass das VBS lieber veraltete Waffensysteme kauft, statt das Geld in den Schutz unserer Infrastrukturen zu investieren, die heute alle von der IT abhängen [2a]. // Происшествие показало, что наша страна до сих не имеет надёжной киберзащиты, и что министерство обороны скорее купит устаревшие системы вооружения, чем вложит деньги в защиту наших зависимых от ИТ инфраструктур.
      В разговорной речи данная лексическая единица часто употребляется в ироническом контексте:
    2. Ich soll ihn aber mal mit einer Nadel gepiekt haben, das hatte meine Mutter zwei Jahre später meiner Klassenlehrerin erzählt, obwohl ich an diesen «schrecklichen» Vorfall keine Erinnerung hatte [2b]. // Я даже вроде как-то ткнул его иголкой, спустя два года моя мама об этом рассказала классной руководительнице, хотя сам я абсолютно не помнил об этом «ужасном» происшествии.
  7. Unfall - «plötzliches, ungewolltes Ereignis, bei dem jmd. Verletzt oder getötet wird oder Sachschaden entsteht» // «внезапное нежелательное событие, при котором кто-либо оказывается ранен или убит, или наносится вред имуществу». Одна из наиболее частотных лексических единиц с семантикой «чрезвычайная ситуация» (5/7 по шкале DWDS). Благодаря широкой формулировке, охватывает широкий спектр разноплановых событий, образует более 50 дериватов, как например:
    А. Сокращение от «Verkehrsunfall» - «ДТП»:
    1. Quehenberger geht daher davon aus, dass der Schadenaufwand und damit die Prämien der Kfz-Versicherung aufgrund erhöhter Reparaturkosten bis 2025 zunächst ansteigen und dann aufgrund weniger Unfälle langsam sinken werden [2a]. // Quehenberger исходит из того, что расходы по возмещению убытков и, следовательно, страховые взносы будут изначально увеличиваться до 2025 года из-за возросших затрат на ремонт, а затем медленно уменьшаться из-за меньшего количества ДТП.
    2. Besonders für Unfälle auf der Autobahn gilt: Queren Sie unter keinen Umständen die Fahrbahn! Ein weiterer Personenschaden wird so nur provoziert. Die Entfernungen der anderen Fahrzeuge lassen sich durch die hohen Geschwindigkeiten nur schwer abschätzen. Ihr eigenes Wohl steht stets an erster Stelle. Sie sind niemals verpflichtet, Ihr eigenes Leben aufs Spiel zu setzen [4]. // При ДТП на скоростной трассе: ни при каких обстоятельствах не переходите дорогу! Так Вы только спровоцируете нанесение дальнейшего ущерба. Расстояние до других транспортных средств трудно оценить из-за высокой скорости. Ваше собственное благополучие всегда на первом месте. Вы ни в коем случае не обязаны рисковать своей собственной жизнью.
    Стоит отметить, что данная памятка характеризуется использованием простых лексико-синтактических средств (простые предложения) при высокой семантической нагрузке. Это сделано намеренно из-за низкой контекстуальности немецкой лингвокультуры: сообщение должно иметь как можно более простую форму, чтобы наверняка быть воспринятым.
  8. Иные антропо- и техногенные, природообусловленные чрезвычайные ситуации:
    1. Deutschland, Belgien und die Niederlande sind schlecht vorbereitet auf einen Atomunfall, heißt es in einem Bericht aus Den Haag. Die Länder müssten besser kooperieren [2a] // Германия, Бельгия и Нидерланды плохо подготовлены к атомной катастрофе, значится в Гаагском отчёте. Страны должны усилить сотрудничество.
    2. Je nach Schwere der Verletzung durch einen Arbeitsunfall benötigen Patienten besondere unfallmedizinische Maßnahmen und entsprechende Akutversorgung durch Fachärzte oder in einem Krankenhaus [3]. // В зависимости от тяжести травмы в результате несчастного случая на производстве пациенты нуждаются в специальных мерах по оказанию медицинской помощи при несчастных случаях и соответствующей неотложной помощи специалистов или в больнице.

Таким образом, рассмотрев понятие чрезвычайной ситуации в социолингвистическом аспекте, можно отметить следующие особенности его употребления:

  • наиболее частотными являются заимствованное из латыни слово «Katastrophe», что связано с семантической и синтаксической прозрачностью данного термина ввиду его интернационального характера, и немецкое слово «Unfall», охватывающее большой спектр событий благодаря широте трактовки;
  • в немецком языке наблюдается чёткое разделение вербализации самой чрезвычайной ситуации, как череды опасных событий, и ментального субъективного представления о ней;
  • низкая контекстуальность немецкой культуры находит отражение в практическом отсутствии специфических разговорных наименований критической и чрезвычайной ситуации;
  • понятие «чрезвычайная ситуация» непосредственно связано с понятиями «угроза» и «безопасность», что обусловлено экзистенциальной потребностью человека в защищенности;
  • особенности аксиологии высказывания, содержащего сему чрезвычайности в немецком языке, указывают на антропоцентрический характер лингвокогнитивной картины общности «немцы».

Sociolinguistical aspectualization of concept «emergency» in discourse of German media

Samorodin G.V.,
graduate student The Moscow City University, Moscow

Annotation: The present article touches upon the linguistic reflection of emergency in German, as a language of one of the most common representative group for pan European culture. Through the examination of specifications of nomination and use of the abovementioned term the present article reveals the sociolinguistic and cultural-philosophical characteristics of linguacultural community «Germans».
Keywords: emergency, linguaphilosophical markers, cultural contextuality.