Код уникальной десятичной классификации: 316.472.3

Аннотация. Известно, что в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19 произошли важные изменения в социальной структуре, не исключением стала и организация семейного быта. В данной статье рассмотрена семья как один из базовых общественных институтов в её современном положении – выявлены тенденции трансформации семьи, отличительные черты (характерные для конкретного временного периода – 2019-2022 гг.) и особенности. Автором определены условия дифференциации семей в современном мире, представлен анализ взаимодействия субъектов института семьи. В завершение представлены ключевые выводы, отражающие основные идеи работы.

Ключевые слова: семья, социальные отношения, COVID-19, трансформация семьи

Семья – один из базовых институтов общества, характеризующий специфическую систему социального функционирования человека. Семья как социальный институт характеризуется набором правил, санкций, моделей поведения, регулирующих взаимодействие супругов, родителей и детей, а также других родственников. Он находится в постоянном движении, изменяясь под влиянием экономических, политических и культурных условий, а также из-за внутренних процессов собственного развития. Всё это в полной мере относится и к современному российскому обществу.

Исследование структуры и функций семейной организации необходимо для понимания основных процессов в каждом обществе, тенденций и перспектив его развития. Семья, обеспечивая своим членам физическую, экономическую, социальную защищенность, одновременно является важным элементом социализации человека. Она играет ключевую роль в формировании и трансляции национальных культурных традиций и ценностей, определяющих социальное поведение. Проблемы брака и семьи становятся все более важными в контексте глобализации из-за усложнения и ускорения социально-экономического и социально-политического развития.

Ухудшение политической и социально-экономической ситуации, а также страх перед неизвестным повышает уровень эмоциональной напряженности и количество бытовых конфликтов, что может создать или «накалить» проблемы взаимоотношений в семье, и, в частности, проблему домашнего насилия, связанную в том числе с неэффективностью копинг-стратегий. Пандемия коронавируса стала самым большим потрясением для мировой экономики со времен Великой депрессии. После введения запрета на пребывание вне дома рынок труда в России рухнул примерно за две недели в конце марта-начале апреля 2019 г. COVID19 стал сейсмическим социальным шоком для семей, которые потеряли часть дохода или вообще весь доход. Большим испытанием стало резкое закрытие школ и широкое распространение угрозы болезни и смерти.

Во многих случаях закрытие школ существенно увеличило время, которое родители стали проводить со своими детьми [5. с. 149]. Для школьников перерывы в обучении стали угрожать успехам в образовании и социальной адаптации: для них на первый план вышло количество и качество взаимодействия с родителями. Зачастую дети в семьях с низким доходом могут подвергаться большему риску потери учебы и поведенческого стресса, чем дети в семьях с высоким доходом, учитывая средние допандемические различия в участии родителей в обучении детей [7, с. 128].

Проблемы, вызванные пандемией, привели к беспокойству в семьях по поводу угроз их здоровью и благополучию. Изменения стали иметь прямое влияние на уровень стресса, который испытывают родители и дети из-за социальной изоляции и пребывания дома, включая физическую и социальную дистанцию от их друзей и школ, а также из-за изменения в их обычном распорядке дня. Благополучие родителей и детей также стало ухудшаться из-за опасений за свое здоровье и здоровье своей семьи в результате воздействия самого вируса [7, с. 129].

Связь между экономическим стрессом родителей, их психическим здоровьем и поведением, с одной стороны, и социально-эмоциональной адаптацией детей, с другой стороны, в краткосрочной и долгосрочной перспективе хорошо задокументирована. Существующие исследования взаимосвязи между пандемией COVID-19 и семейной жизнью в основном сосредоточены на ее влиянии на экономическое и психическое здоровье [15, с. 148]. Пандемия и ответные ограничительные меры, в том числе постановления о необходимости оставаться дома, а также новые правила для многих работников и закрытие учебных заведений создают стрессовую среду для семей по многим причинам, основными из которых являются:

  • беспокойство о здоровье;
  • давление, связанное с выходом на работу, работой из дома или возможностью потери работы и, как следствие, потерей дохода;
  • необходимость обучения детей на дому и другие возможные последствия этой пандемии.

Эти факторы стресса могут снизить качество взаимодействия родителей и детей, что, в свою очередь, может усилить социально-эмоциональные или поведенческие проблемы поколения. При этом последствия пандемии не обязательно должны быть однозначно негативными (следует обратить внимание на тот факт, что мы считаем потенциальные последствия воздействия самого вируса однозначно негативными). Так, уникальной особенностью ответных мер экономической политики были одноразовые выплаты, нацеленные на домохозяйства с детьми [6, с. 132].

Исследования показывают, что семьи, в которых значительно увеличилось время, затрачиваемое на уход за детьми во время пандемии, непропорционально сильно испытали значительное увеличение стресса и беспокойства, а также разочарование в своих детях [11, с. 125]. Однако это относилось в первую очередь к матерям, которые придерживались высоких стандартов «интенсивного воспитания». То есть, они требовали многого от своих воспитанников и начинали испытывать стресс, не получая желаемый результат.

Другие матери не воспринимали увеличение времени со своими детьми как существенный источник стресса и даже охарактеризовали увеличение времени на воспитание как источник радости в трудные времена. Отсюда следует, что более требовательный подход к воспитательному процессу становится причиной повышения стресса в семье.

Время, затрачиваемое родителями на уход за детьми, увеличилось в связи с закрытием школ и требованием самоизоляции. Эффект от увеличения времени с детьми еще неизвестен. С одной стороны, уход за маленькими детьми, находящимися в изоляции дома, и, возможно, одновременное совмещение трудоустройства, могут вызывать стресс. Но при этом стоит заметить, что время, которое родители проводят в уходе за детьми, дает больше всего положительных эмоций и смысла по сравнению с временем, которое родители проводят в любой другой деятельности [11, с. 30].

Отсюда вопрос о том, вызывает ли эта ситуация стресс или наоборот помогает с ним справиться – зависит от сопутствующих факторов: от качества отношений и степени близости супругов, их дохода, схожих ценностных ориентиров, политических, религиозных и иных взглядов. Можно предположить, что семьи, которые находились в кризисе или были к нему близки, скорее всего, погрузились в устойчивое стрессовое состояние.

Изменения в родительской занятости, вызванные пандемией, возможно, увеличили время, которое родители могут проводить с детьми, но также могли изменить организацию и модели семейной жизни, в том числе то, как родители проводят своё время дома и с детьми. Следовательно, мы не знаем, помогли или затруднили развитие ребенка изменения в распределении времени. Для этого требуются новые исследования, которые позволят более основательно выдвигать подобные гипотезы. Проблема общения с детьми и всего воспитательного процесса более сложная: требуются глобальные трансформации в мышлении родителей, изменение ролевых моделей и восприятия семейной жизни, поскольку недостаток времени, как показал карантинный период, не является единственной и определяющей причиной низкого качества воспитания детей [12, с. 101].

В период, когда школы закрыты, у родителей может быть больше возможностей проводить время с детьми, и это может способствовать более позитивному взаимодействию родителей и детей. Однако сбои, вызванные изменениями в распорядке дня и экономическими изменениями или угрозой болезни, могут, наоборот, привести к негативному характеру взаимодействий [14, с. 131].

Следует изучать широкое влияние экономических и социальных потрясений на семейную динамику: исследования могут дать новые идеи, которые могут помочь политикам и практикам поддерживать семьи, которые борются с этими потрясениями сейчас и в будущем [9, с. 184].

COVID-19 закончится, но экономические и социальные силы, формирующие семейную жизнь, останутся с нами и могут принять новые формы в будущем. Осознание этих явлений и выработка надлежащих ответных политических мер для смягчения этих потрясений для родителей и детей должны стать одним из главных приоритетов как для ученых, так и для политиков [9, с. 196].

Пандемия COVID-19 усугубила тенденции, происходящие в институте семьи. Современное российское обществ, в свою очередь, продолжает находиться в состоянии социально-экономического дискомфорта. Трансформация современных российских семей, состоит в том, что происходит снижение рождаемости под влиянием неблагоприятных материально-бытовых условий жизни большей части населения [3, с. 195]. Во многом такая ситуация обусловлена стремлением к достижению определенного уровня жизни, что требует значительных ресурсов и экономного ведения домашнего хозяйства. Эти причины предопределили снижение прочности семьи, поскольку формирование благосостояния за счет внутренних материальных ресурсов приводит к сознательному ограничению количества детей [3 с. 195].

Несмотря на неблагоприятные тенденции в социально-экономических отношениях, по мнению большинства респондентов современных исследований семейных процессов, чтобы почувствовать себя людьми, состоявшимися в жизни, необходимо создать счастливую семью, завести детей и воспитать их достойными людьми – таковы результаты многих социологических замеров [10]. Это говорит о том, что россияне по-прежнему ценят семью как неотъемлемую часть своего личного состояния [13, с. 89].

Получение качественного образования, достижение высокого уровня квалификации и соответствующего материального положения, возможность самостоятельно и адекватно поддерживать семью, дать образование детям, испытать удовлетворение и удовольствие от жизненных достижений – это основные ценностные приоритеты, стоящие перед семьей «нового поколения» [13, с. 90].

К началу XXI века институт семьи прошел несколько ступеней развития: патриархальная или традиционная, детоцентристская или современная, супружеская или постсовременная, а также неполная и внебрачная семья. В настоящее время происходит трансформация представлений мужчин и женщин относительно современной семьи. Среди немаловажных факторов, влияющих на семью и ее стабильность, можно выделить следующие:

  • вестернизация системы ценностей;
  • трансформация экономического уклада;
  • свобода нравов;
  • проявления индивидуализма;
  • гендерная асимметрия (т.е. непропорциональная представленность социальных и культурных ролей обоих полов в различных сферах жизни);
  • перераспределение социальных ролей между женщиной и мужчиной и т.д.

Распад триединства брачного, сексуального и репродуктивного поведения разрушает регуляционный механизм рождаемости и семейной стабильности, контрацепции и абортов, разводов, внебрачного материнства и т.п. Ослабление роли семьи как посредника во взаимодействии личности и общества усиливает внесемейные ценностные ориентации семьи на личные достижения, ведет к перевесу их над ценностью семейного образа жизни и общества [9, с. 184].

Таким образом, для семьи «нового поколения» характерен синтез самых разных ценностных установок. С одной стороны, наблюдаются тенденции развития в сторону более позднего заведения ребенка и желания изначально установить крепкий хозяйственный быт и высокий финансовый доход, с другой стороны, мы наблюдаем стремление к индивидуальному счастью, рассмотрение семьи – как инструментальной ценности. Несмотря на разнообразие институциональных изменений, мы все-таки хотим отметить, что в России чаще всего преобладают традиционные консервативные ценности. Несмотря на сильнейшее влияние коронавирусного кризиса, он не вызвал структурных изменений института семьи, хотя однозначно ухудшил эмоциональное и экономическое состояние большинства домохозяйств. На данный момент, повышенное количество стресса является важной особенностью семей, однако, мы считаем, что это временный эффект, а не долгосрочная перспектива.

Transformation and features of the «New generation» family in the conditions of changing political and socio-economic relations

Vishnevskii V.A.,
bachelor of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Annotation. It is known that in the context of the pandemic of the new coronavirus infection COVID-19, important changes have occurred in the social structure, and the organization of family life has become no exception. In this article, the family is considered as one of the basic social institutions in its current position - trends in the transformation of the family, distinctive features (characteristic of a specific time period – 2019-2022) and features are identified. The author defines the conditions for differentiation of families in the modern world, presents an analysis of the interaction between the subjects of the family institution. In conclusion, key conclusions are presented that reflect the main ideas of the work.
Keywords: family, social relations, COVID-19, family transformation