Научный руководитель: Куприн Дмитрий Олегович, доцент кафедры отечественной истории Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат исторических наук
Код уникальной десятичной классификации: 930.85

Аннотация. В статье рассматриваются причины возникновения Московской рок-лаборатории, ее структура, механизм функционирования, а также причины самоликвидации.

Ключевые слова: рок-культура, рок-лаборатория, рок-движение, отечественное рок-движение, рок-группа, вокально-инструментальный ансамбль.

Рок-движение следует понимать, как сообщество носителей рок-культуры. Рок-культура, в основе которой лежит фанатичная увлеченность рок-музыкой, стала проникать в СССР в начале 1960-х годов. Носителями рок-культуры стали, в первую очередь, люди, играющие англо-американскую рок-музыку [6, с. 21]. Проникновение западной рок-культуры в СССР было связано с десталинизацией, расширением культурных контактов между Советским государством и западом, а также процессами вестернизации. Первые советские рок-коллективы возникли в начале 1960-х годов положив начало зарождению отечественного рок-движения [6, с. 18]. Основная часть советских рок-групп занималась творчеством на неофициальной основе, выступая, как правило на базе школ, университетов, Домов культуры. В период «застоя» в молодежной среде интерес к рок-культуре приобрел большие масштабы. Сформировались региональные рок-движения: московское, ленинградское, свердловское. Несмотря на возросшую популярность рок-музыки, с середины 1970-х годов по стране распространяется негласное правило не приглашать на студенческие вечера неофициальные ансамбли. Неофициальные выступления самодеятельных рок-музыкантов заканчиваются столкновением с милицией. Самодеятельные рок-коллективы выступали на квартирных концертах, что не приносило официального доход, вследствие чего многие самодеятельные рок-музыканты переходили на работу в официально разрешенные ансамбли ВИА.

С возникновением в конце 1960-х годов ВИА, отечественное рок-движение разделилось на два больших направления – самодеятельное, представленное неофициальными ансамблями, и легальное, представленное официально разрешенными ансамблями ВИА. Музыканты ВИА могли профессионально заниматься творчеством и получать за свою работу официальную зарплату, но их творчество, репертуар и поведение на сцене контролировалось со стороны государственных структур [2, с. 91].

С начала 1980-х годов происходит взлет активности рок-андеграунда [2, с. 99]. Исследователь в области рок-движения А. Козлов связывает эту активность с тем, что происходит «магнитофонная революция», которая позволила распространять западную рок-музыку в СССР, а также записывать свою музыку [2, с. 99]. Вместе с тем появляются первые советские самиздатовские рок-журналы, отпечатанные на машинке, которые активно распространяются среди молодежи [4, с. 99].

С приходом к власти Ю.В. Андропова давление на рок-движение усиливается. Творчество ведущих рок-коллективов критикуется на страницах официальных печатных изданий [2, с. 85]. На участников и организаторов концертов и гастролей заводят уголовные дела. В 1983 году арестовали популярного рок-музыканта А. Романова, который обвинялся в незаконной частной предпринимательской деятельности из-за несанкционированного распространения концертных билетов. Давление со стороны государства приводит к тому, что многие самодеятельные группы поступают на работу в Росконцерт и официальные филармонии. В целом, борьба с рок-движением была вызвана не столь идеологическими, сколько экономическими причинами. В начале 1980-х годов Союз композиторов СССР обязывает разрешенные группы ВИА включать в свою концертную программу композиции, написанные официальные советскими музыкантами [4, с. 88]. Коллективы, которые не хотели исполнять песни официальных советских композиторов вынуждены были уходить в андеграунд [3, с. 375].

После прихода к власти Ю. В. Андропова, в столице не прошло ни одного рок-концерта. Все мероприятия пресекались усилиями спецслужб и полиции [1, с. 15]. Данное положение дел вызывало недовольство в столичной молодежной среде. Учитывая возросшую популярность рок-культуры власти дали согласие на легальное существование рок-организаций в городах, где рок-андеграунд был наиболее многочисленным – в Москве, в Ленинграде, в Свердловске [2, с. 99]. Исследователь В. Марочкин считает, что московские власти пошли на создание рок-лаборатории для того, чтобы разрядить недовольстве в среде столичной молодежи, а также поставить под контроль весь московский андеграунд. [5].

Советские спецслужбы КГБ были обеспокоены возросшим влиянием западной культуры среды молодежи. Так возникла идея создать организацию наподобие Ленинградского рок-клуба [5]. В постановлении предписывалось создать в 1984 году в каждой концертной организации советы по работе с артистической молодежью. В столице была организована творческая музыкальная рок-лаборатория. По мнению заведующего сектором любительских объединений Единого научно-методического центра именно это постановление дало возможность организовать творческую лабораторию рок-музыки» [3, с. 380].

23 октября 1985 года вышло постановление первого секретаря МГК КПСС В. Гришина о создании при Едином научно-методическом центре Главного управления культуры исполкома Моссовета творческой музыкальной организации, которая впоследствии получила название – «Московская рок-лаборатория» [3, с. 380]. По мнению первого директора рок-лаборатории Б. Мурсуманкулова, идею создать организацию, аккумулировавшую весь столичный рок-андеграунд Резниченко, предложили спецслужбы, так как контролировать все рокеров сразу было гораздо проще [5]. Исследователь В. Марочкин также считает, что спецслужбы пошли на создание рок-лаборатории для того, чтобы контролировать весь столичный рок-андеграунд [3, с. 376]. Концертный администратор рок-лаборатории А. Агеев, так же считает, что организация была создана по инициативе КГБ [8].

15 сентября 1985 года в Московском Доме самодеятельного творчества прошло прослушивание столичных музыкальных рок-коллективов. По воспоминанию Б Мурсунмакула после прослушивания в его кабинет пришел некий мужчина, судя по всему, из КГБ, который удостоверился в идеологической надежности, принятых в лабораторию коллективах [5]. Вступление в рок-лабораторию было добровольным. Поначалу представители московского рок-андеграунда не испытывали доверия к новой организации, созданной по инициативе московских властей, но возможность официального выступления привела к тому, что почти все представители московского рок-андеграунда подали заявку на прослушивание [6, с. 129]. Если столичные рок-музыканты восприняли создание рок-лаборатории в позитивном ключе, то подпольные организаторы неофициальных рок-концертов восприняли создание новой музыкальной организации в штыки, так как это мешало теперь зарабатывать на организации квартирников [1, с. 15]. Музыкант группы «Звуки Му» А.Д. Липницкий вспоминает, что: «создание Московской рок-лаборатории неожиданностью для нас не стало, потому что за пять лет до этого появился Ленинградский рок-клуб, куда мы регулярно ездили с моим другом Артемом Троицким. Мы прекрасно представляли себе этот новый вектор в политике. Михаил Горбачев заявил о перестройке, были послабления в области молодежной политики. Ленинградский рок-клуб был экспериментом, но было понятно, что рано или поздно что-то подобное должно произойти в Москве» [9]. Следовательно, создание рок-лаборатории для части рок-сообщества не стало неожиданностью. С 10 на 11 апреля 1985-года в Московском доме самодеятельного творчества, на базе которого она была создана, состоялось первое прослушивание рок-коллективов. Перед прослушиванием многие коллективы переписывали слова песен, чтобы те звучали «более прилично», некоторые коллективы играли популярные эстрадные песни. Отметим, что Московская рок-лаборатория давала возможность открыто заниматься концертной деятельностью, которая официально оплачивалась, что безусловно стимулировало самодеятельных музыкантов вступать в рок-лабораторию. В рок-лабораторию вступили рок-группы «Звуки МУ», «Крематорий», «Браво», «Центр», «Бригада С» и многие другие ведущие столичные рок-коллективы. К концу 1980-х в лаборатории насчитывалось около ста групп [9].

Руководящим органом рок-лаборатории стал художественный совет [10]. В состав художественного совета входили руководители коллективов, входивших в состав рок-лаборатории, иногда привлекались официальные советские исполнители. Членами первого совета стали В. Шумов («Центр»), Е. Хавтан («Браво») А. Липницкий и П. Мамонов (оба «Звуки Му») [6, с. 135]. Из официальных советских исполнителей с рок-лабораторией сотрудничал А. Градский [9]. Полномочия художественного совета заключались в принятии новых коллективов в организацию [10]. Первоначально в рок-лабораторию принимали всех желающих. Затем Художественный совет ввел практику заочных прослушиваний. Худсовет прослушивал кассету с записью, лучшей по мнению музыкантов, вступающих в лабораторию песни. Если у членов худсовета просушенная песня вызывала интерес, то этому коллективу устраивали прослушивание. На художественном совете утверждались и руководящие должности рок-лаборатории [10]. Так в декабре 1986 года директором рок-лаборатории была утверждена Ольга Опрятная, которая до этого работала в отделе дискотек Единого научно-методического центра Главного управления культуры исполкома Моссовета. А. Агеев был избран на должность концертного администратора, В. Алисов на должность технического директора. В. Марочкин был избран на должность главного редактора рок-альманаха «СДВИГ» («Свидетельство Длительной Выдержки и Героизма». «СДВИГ» был долгое время единственным советским рок-изданием, где печатали свои статьи А. Липницкий, А. Троицкий и В. Марочкин, посвященные развитию отечественного рок-движения [9]. Кроме того, художественный совет формировал список групп, посылаемых на концерты и фестивали рок-лаборатории. Решения, принятые на худсоветах, выносили на общие собрания, в которых принимали участие все члены рок-лаборатории. Переизбрание Художественного совета рок-лаборатории происходило ежегодно, на общем собрании всех ее членов.

Отношения рок-лаборатории с представителями власти были благоприятными. Рок-лаборатория была создана при Едином научно-методическом центре Главного управления культуры исполкома Моссовета [11]. Отношения с ЕНМЧ точно предают слова А. Липницкого («Звуки Му»): «это было наше начальство, с которым мы были в хороших отношениях» [9]. По словам все того же Липницкого «люди, работавшие в Московской рок-лаборатории или Ленинградском рок-клубе, были наиболее гибкими из чиновников. Им тоже приходилось принимать непопулярные среди музыкантов решения, запрещать какие-то группы и песни» [9]. Так, во время войны в Афганистане песни с антивоенной тематикой исполнять не приветствовалось. Самоцензура свидетельствовала о «гибкости» руководители рок-лаборатории.

Финансирование рок-лаборатории строилось на принципах хозрасчета» [10]. Художественные советы формировали списки групп на тот или иной концерт, после чего исходя из данного списка формировалась цена на билеты [10] (в концертный список, как правило, входили как популярные группы, так и новички). Так, часть прибыли, получаемая музыкантами за выступления, шла на содержание руководящего аппарата, организацию фестивалей, выплату зарплат должностным лицам, оплату репетиционных баз. Главной официальной целью рок-лаборатории стало оказание помощи молодым столичным рок-музыкантам, которые теперь могли получать официальную зарплату за свою творческую деятельность. Другой задачей рок-лаборатории стало повышение музыкального вкуса молодых рок-музыкантов. Проводились специальные курсы. Семинары по поэзии вел П. Мамонов («Звуки Му») [9].

Следовательно, рок-музыканты, вступающие в рок-лабораторию, получили право легально заниматься музыкальным творчеством, получать официальную зарплату, а также возможность использовать современную музыкальную аппаратуру. Кроме того, если раньше музыкантам приходилось выступать на плохо оплачиваемых подпольных «квартирниках», то теперь стала возможной официальная концертная и гастрольная деятельность. Дорога и проживание оплачивались рок-лабораторией. Члены рок-лаборатории получили возможность не только собираться вместе, выступать, обмениваться идеями, но и репетировать. Рок-лаборатория выдавала разрешение, которое давало возможность официально снять репетиционную базу. Необходимо также отметить, что рок-лаборатория имела право давать разрешение на публичное исполнение музыкальных произведений, написанных музыкантами, являющихся ее членами [3, с. 37].

Группы, вступившие в рок-лабораторию, получили возможность выезжать с концертами за границу. В 1986 году группа «Ва-банкъ» впервые выехала на фестиваль в Польшу [4, с. 31]. Выезд за границу согласовывался с Московским Горкомом комсомола, через который оформлялись загранпаспорта. Музыканты, выезжавшие за границу, сопровождались государственными кураторами [9]. Кроме того, рок-лаборатория имела право приглашать в страну иностранных исполнителей [4, с. 31].

Основным местом выступления рок-лаборатории стали столичные дома культуры. Первый фестиваль «Рок-панорама 86», в котором приняли участие коллективы лаборатории, был организован Городским комитетом комсомола и проходил в Центральном доме туриста [6, с. 136]. Главным местом выступлений стало ДК. имени Горбунова, где 1987 года проходил ежегодный «Фестиваль надежд», который организовывался рок-лабораторией [11]. Коллективы рок-лаборатории принимали участие, как в собственных фестивалях, так и в фестивалях, организованных другими музыкантами.

Московская рок-лаборатория распалась в 1992 году [11]. По мнению исследователя А. Троицкого одной из причин самоликвидации стало то, что многие популярные коллективы стали покидать организацию, так как за время своего существования рок-лаборатория, так и не смогла обеспечить рок-группы регулярной работой [7, с. 227]. Уход музыкальных рок-групп из лаборатории и ее распад был вызван как внутренними, так внешними факторами. На выход многих коллективов повлиял и тот факт, что за время существования рок-лаборатории, так и не был решен вопрос создания материально-технической базы. Не было найдено достаточного количества баз для репетиций, рок-лаборатория не смогла обеспечить все коллективы постоянной работой. По мнению Владимира Марочкина, большое влияние на распад рок-лаборатории оказало отсутствие возможности в начале 1990-х годов отправлять коллективы на гастроли, так как билеты на концерты в условиях экономического кризиса практически не приобретались [3, с. 397]. Кроме того, теперь для официального осуществления концертной деятельности, рок-коллективам не нужно было являться членом Москонцерта или официального рок-клуба, так как появились частные продюсерские центры. Появились коммерческие репетиционные базы, больше не было необходимости получать разрешение на зарубежную гастрольную деятельность. Вследствие всех этих факторов оставаться в рок-лаборатории многим рок-коллективам, имевшим популярность, было не нужно.

Таким образом, необходимо отметить, что московская творческая рок-лаборатория была организацией, построенной на демократических принципах самоуправления, самоорганизации, самофинансирования. Рок-лаборатория, которая изначально была призвана не столько помогать представителям столичного рок-андеграунда, сколько контролировать их деятельность, не допускать оппозиционных политических лозунгов, беспорядков на концертах, дала «дорогу в жизнь» многим столичным рок-коллективам, сделав их знаменитыми на общегосударственном уровне. Существование такого рода творческой организации, аккумулировавшей в себе тот пласт культуры, который еще недавно подвергался государственному давлению, стало возможно благодаря политике перестройки.

Moscow rock laboratory as a specific form of organization of rock movement in the conditions of «perestroika»

Makarychev V.I.,
undergraduate of 2 course of the Moscow City University, Moscow

Research supervisor:
Kuprin Dmitry Olegovich,
Associate Professor of the Department of Russian History of the Institute of Humanities of the Moscow City University, Candidate of Historical Sciences

Annotation. The article discusses the reasons for the emergence of a rock laboratory, structure, mechanism of functioning, also the reasons for disintegration.
Keywords: rock-culture, rock-laboratory, rock-movement, domestic-rock movement, rock- group, vocal and instrumental ensemble.