Научный руководитель: Шульгина Дарья Павловна, заместитель заведующего кафедры, доцент общеуниверситетской кафедры всеобщей и российской истории по научной и учебной работе Института гуманитарных наук ГАОУ ВО МГПУ, кандидат искусствоведения, доцент
Код уникальной десятичной классификации: 72.035...5

Аннотация: в статье исследуется опыт культурного взаимодействия Российской империи и Германии в XIX – начале XX вв. через изучение истории возникновения православных храмов в немецком государстве.

Ключевые слова: Русская православная церковь, русское зарубежье, православные храмы, Германия, церковная архитектура.

Существование Русской Православной церкви и возникновение православных храмов в странах Западной Европе, в частности в Германии, являются одной из важных составляющих процесса культурного взаимодействия Восточной и Западной Европы. Православный храмы, будучи священным и сакральным сооружением, были первостепенным местом, где создавались условия для духовной консолидации русской православной общности в митрополии и диаспоре. Кроме того, православные храмы как явление художественное, способствовали появлению новых образов в зарубежной церковной архитектуре.

Историю устройства православных храмов за рубежом можно разделить на несколько этапов. Первый ознаменовался возникновением «походных церквей» ещё в допетровскую эпоху. В виду отсутствия прочных дипломатических отношений и посольских представительств в западноевропейских городах, в том числе и в немецких, не было постояннодействующих сооружений, где могли бы вестись регулярные православные богослужения. Поэтому «все посольские экспедиции обязательно сопровождались священником с хором певчих. Они везли с собой полотняные церкви и иконостасы, которые легко собирались в любых условиях» [5, с. 414]. Таким образом, в этот период не существовало локальных мест и стационарных храмов для проведения православных богослужений в Германии, церкви были «походными».

Второй этап начинается с правления Петра I, когда устанавливаются постоянные дипломатические службы русского посольства и когда появляются первые зарубежные «домовые» храмы. Одной из таких была православная «домовая» церковь святых праведных Симеона и Анны, действовавшая с 1734 г. в Потсдаме для русских военных. Однако к 1760-м годам богослужения прекращаются, «вести службу в православном храме в протестантской стране в ней было практически не для кого» [12]. Как отмечает А.П. Мальцев, после закрытия церкви происходило «кощунственное допущение в ней театральных представлений» [9, с. 55]. Итак, особенность второго периода заключается в том, что в результате возникновения российских посольств в городах Германии, при них стали выделяться помещение для «домовой» церкви, которые, однако, включали в себя только узкий круг прихожан. Приходских массовых храмов ещё не существовало.

Самый значимый и насыщенный период в истории православных храмов в Германии начинается с XIX в. Массовое строительство русских храмов не «походного» или «домового» типов, которые носили преимущественно временный характер, а в виде отдельно выстроенных каменных зданий, началось с возведения Свято-Александровского храма в Потсдаме (1829), где была колония русских военных «Александровка». Автором проекта данной церкви был известный архитектор В.П. Стасов, за основу он взял древнерусскую Десятинную церковь в Киеве, но создал ее в формах позднего ампира. Постепенно во многих городах Германии начинают создаваться православные храмы и причин их количественного роста было немало.

Между Россией и Германией, начиная с XVIII в., складывались особые тесные отношения. Их основой становились династические связи между представителями рода Романовых и правящими династиями королевств, княжеств и герцогств Германии. Данные браки были не только политическим актом, но и «актами культуры, своего рода феноменом культуры» [4]. Благодаря династическим бракам происходило культурное взаимодействие России и Германии, своеобразный диалог культур. И всё это естественные образом не могло не отразиться на появлении множества русских православных храмов в немецком государстве.

К примеру, в немецком городе Штутгарте именно по причине заключений династических браков было построено «пять русских православных церквей, больше, чем в любом другом немецком городе» [11]. Именно в этом городе был создан Храм святителя Николая Чудотворца по случаю бракосочетания великой княжны Екатерины Павловны с королём Вильгельмом I. Но это была поначалу «походная» церковь, а уже в 1894 году по инициативе великой княгини Веры Константиновны был утверждён проект постройки отдельного помещения для храма.

В память коронования Николая II и Гессен-дармштадтской принцессы Алисы (в православии Александры Фёдоровны) в городе Бад-Хобурге была построена православная Церковь Всех святых в 1899 г. Автором проекта стал русский архитектор Л.Н. Бенуа. Храм был возведён в русском стиле.

После того, как супруга императора Николая II императрица Александра Фёдоровна приняла православие, она пожелала иметь у себя на родине в Гессен-Дармштадтском герцогстве возможность посещать православную церковь. И в 1897 г. состоялась закладка Церкви святой равноапостольной Марии Магдалины в Дармштадте. Архитектором храма снова стал Л.Н. Бенуа, и по его проекту было возведено здание в московско-ярославском стиле XVII века, на что указывает наличие обильных декоративных деталей.

Другой причиной возникновения православных храмов в Германии было развитие туризма, в том числе и лечебного. С середины XIX в. российская общественность часто ездила на курорты или «на воды» в немецкие города. Интересно замечание крупного немецкого специалиста по истории русской культуры Карла Шлегеля, «как в Германской, так и в Российской империи деловой и познавательный туризм был неотъемлемой частью жизни обеспеченных слоев населения… Контакты между Германией и Россией не ограничивались только династическими и государственными элитами: новая мобильность втягивала в свою орбиту предпринимателей, представителей фирм, инженеров, банкиров, газетчиков, издателей, представителей интеллигенции и художников» [14]. Самыми популярными туристическими объектами становили Баден-Баден, Бад-Эмс, Бад-Киссинген, Бад-Гомбург, Герберсдорф. В этих городах, в связи частыми приездами огромного числа российской общественности, постепенно начинали строиться православные храмы.

По этой причине в городе Бад-Эмс с 1874 по 1876 гг. строилась православная Церковь Святой мученицы Александры. Бад-Эмс был излюбленным курортным и лечебным местом императорской четы, многих общественных деятелей и представителей искусства - здесь несколько раз лечились В.А. Жуковский и Ф.М. Достоевский, бывали Н.В. Гоголь и И.С. Тургенев. Русский православный храм в этом городе был выстроен в «русско-византийском» стиле. Колокола для храма были привезены специально из Москвы.

Одним из популярных курортных и лечебных мест был маленький городок Киссинген, в котором находились целебные минеральные источники. Летом этот город привлекал к себе множество больных из России, которые желали иметь в Киссингене православный храм. Начиная с конца 40-х годов XIX в., было предпринято несколько попыток возведения православной церкви, но все они были безуспешны. Русские газеты писали: «во всех европейских курортах много заботятся о религиозном утешении и в них всегда можно найти прекрасные храмы Божии для христиан разных исповеданий... одни православные христиане не имеют своего храма» [1] в Киссингене. И только в 1897 г. благодаря активной деятельности прот. Алексия Мальцева, настоятеля посольской церкви в Берлине и казначея Свято-Владимирского братства, началось возведение православного храма. В 1901 г. была построена Церковь святого преподобного Сергия Радонежского. Храм был выстроен в «византийском стиле».

Были и другие причины возникновения православных храмов в Германии. Необходимость сохранения исторической памяти о важных событиях в мировой истории и истории России побуждала строительство храмов. И с целью увековечивания памяти о месте, где произошла «Битва народов» под Лейпцигом, был возведен Свято-Алексиевский храм-памятник русской Славы в 1913 г. По этому случаю местная газета писала: «Храм-памятник отныне возвышается на месте битвы при Лейпциге, на вечную память о наших храбрых соратниках 1813 года и как достойное дополнение немецкому памятнику Битвы народов, вблизи которого он воздвигнут… С появлением русского Храма-памятника город Лейпциг приобрел величественный и уникальный памятник архитектуры» [2].

Архитектором церкви стал В.А. Покровский. Взяв за образ церковь Вознесения в Коломенском, он создал замечательный шатровый храм в неорусском стиле. Журнал «Московский архитектурный мир» писал: «храм представляет шедевр возрожденного русского искусства, обогативший город Лейпциг не столько же величественным, настолько своеобразным произведением архитектуры» [10, с. 129].

Храм находился в самом посещаемом месте города, постепенно становился излюбленным русским памятником. Однако вначале войны в виду усиления антирусских настроений, русский храма на чужбине стал вызывать у немцев недружелюбное внимание – «в Лейпциге начало войны привело к антирусской демонстрации перед русским Храмом-памятником 2 августа 1914 г., его забросали камнями» [13].

Существовали и так называемые надгробные и кладбищенские православные храмы в Германии. В 1855 г. в немецком городе Висбадене была возведена Церковь святой праведной Елисаветы по приказу герцога Адольфа-Вильгельма Нассауского в память о своей возлюбленной жене, русской великой княгини Елизаветы, которая скончалась в возрасте 19 лет при родах. Именно данная надгробная церковь является прекрасным примером сочетания немецкого искусства с традициями русского православного зодчества. «Эта русская церковь является плодом творчества плеяды талантливых немецких мастеров, которые выразили в своем творении собственное понимание идеи православного храма. В создании этого шедевра не участвовал ни один православный мастер, храм несет в себе дух эпохи немецкого романтизма» [11] с сочетанием элементов «русско-византийского стиля».

Автор проекта церкви немецкий архитектор А. Гоффман долгое время изучал церковную архитектуру России, ездил в Москву и Санкт-Петербург с этой целью. Высоко оценил деятельность Гоффмана русский поэт П.А. Вяземский, который присутствовал на освящении церкви в Висбадене: «природное дарование и прилежное и добросовестное изучение его увенчаны были полным успехом, ознаменовавшимся в блистательном исполнении великого труда» [6]. Следует отметить, что Гоффман взял за основу «лишь общую модель храма в «русско-византийском» стиле николаевской эпохи, но интерпретировал ее совершенно по-своему» [7].

На протяжении всего XIX в Берлине отсутствовали православное кладбище и храм, где можно было отпевать усопших по православным каноном. Панихиды совершались обычно на дому, в морге, в клиниках и даже в гробовых магазинах. Эта ситуация беспокоила многих православных людей, живущих и пребывающих в Германии. В 1893 году, благодаря активной деятельности отца Алексея Мальцева и возглавляемого им Свято-Владимирское братств, был заложен храм во имя равноапостольных Константина и Елены. «Можно надеяться, – отмечал протоиерей Алексей Мальцев, – что отныне могилы наших братьев не будут преданы забвению и не затеряются в одиночестве среди других могильных холмов многочисленных кладбищ других исповеданий» [3, с. 189]. Храм был выстроен в русском стиле, это был «небольшой, но изящный каменный пятиглавый храм» [8, c.31].

Таким образом, на возникновение немалого количества русских православные храмы в Германии влияло несколько факторов: развитие дипломатических связей и торговых отношений Российского государства с различными немецкими государствами, заключение династических браков между правящими домами стран, интерес российской общественности к немецким курортам, стремление увековечить в памяти особые события русской истории. Также появление православных храмов было вызвано чисто бытовыми нуждами: православному населению на чужбине часто приходилось венчаться, крестить новорожденных, отпевать и хоронить умерших. Помимо этого, русский православный христианин нуждался в укреплении своих религиозных чувств, в успокоении, в том месте, куда можно было бы прийти и помолиться, вспомнить о родине, этим местом и был православный храм.

Следует отметить, что практически все православные храмы Германии конца XIX – начала XX вв. были выстроены в национальных стилях русской архитектуры: в «русском» стиле («русско-византийском», «русском», «неорусском») и «неовизантийском», которые постепенно становились государственными и ведущими в русском храмовом строительстве. Это определялось тем, что в самом Российском государстве наблюдался поиск национальных стилей в архитектуре, собственного архитектурного языка после долгого периода господства интернационального классицизма.

Существовали церкви, построенные в неороманском стиле, к примеру Церковь святого праведного Иоанна Кронштадтского в Гамбурге и Храм Покрова Пресвятой Богородицы, расположенный в городе Регенсбург, в Баварии.

Были и храмы, в архитектуре которых прекрасно смогли сочетаться элементы русской, византийской и романской культуры. Синтез разных стилевых традиций в храмовом зодчестве виден на примере Храма св. Марии Магдалины в Веймаре (1862 г.). Архитектору Ф. фон Штрейхгану удалось создать здание, где «причудливо соединились романские пропорции, имитация полосатой византийской кладки, башни-минареты с восточными мотивами декора куполов» [6].

Для строительства церквей в Германии создавались различные комитеты по сбору средств и строению церковных зданий. Многие храмы строились на средства прихожан, на пожертвования видных государственных и церковных деятелей. К примеру, на пожертвования обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева и прот. Иоанн Кронштадтский был создана кладбищенская Церковь во имя равноапостольных Константина и Елены. Некоторые церкви были построены по воле российских императоров и членов Дома Романовых и при их денежном содействии. Так, благодаря финансовой помощи императора Николая II и великого князя Михаила Александровича и многочисленных пожертвований был построен храм Свято-Алексиевский храм-памятник Русской Славы.

Немалая заслуга в возникновении православных храмов в Германии принадлежит деятельности Свято-Князь-Владимирского братства, а в особенности стараниями и усилиям его главы протоиерея Алексея Мальцева. Как вспоминает русский журналист Н.Н. Лейдер, посетив однажды Германию и побывав в Храме Русской Славы в Тегеле, «сколько нужно было положить упорного труда, сколько энергии для того, чтобы создать такой цветущий русский угол, какой я увидел подле Берлина, в Тегеле. И всё это создала почти единоличная энергия протоиерея А.П. Мальцева» [8, с. 21].

Удивительная особенность православных храмов в Германии заключалась в том, что многие из них были построены на специально завезённой из России земле. Храмы, становясь центром православия в протестантской стране, были призваны напоминать соотечественникам о родной земле и вере. Поэт П. Вяземский писал: «для нас Русская церковь, Русская обедня, слышанная на чужбине, имеют невыразимую прелесть и для души целительную и успокоительную силу. Нет сомнения, что в каждом благонастроенном сердце чувство родины, чувство родное не только не ослабевает за границею, … но напротив изощряется, крепнет и более и глубже сосредоточивается в себе» [4].

Русские православные храмы, построенные за границей, демонстрировали своеобразную и самобытную русскую культуру. За красоту внешнего облика и роскошь внутреннего убранства их прозвали «златоглавой летописью Русского Православия за рубежом» [5, с. 431].

Таким образом, различные исторические события, развитие дипломатические, экономических отношений и туризма, заключение династических браков оказывали огромное влияние на активное культурное взаимодействие Российской империи и Германии. Именно православное храмовое строительство в немецком государстве, которое прошло в своём становлении и развитии несколько периодов, явилось своеобразным воплощением установления культурных связей между Россией и Германией, итогом чего стало взаимопроникновение, взаимовлияние и обогащение искусства обеих стран.

Russian Orthodox churches in Germany in the XIX-early XX centuries.

Bulanova A.S.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow,

Research supervisor:
Shulgina Daria Pavlovna,
Deputy Head of the Department, Associate Professor of the General University Department of General and Russian History for Scientific and Educational Work of the Institute of Humanitarian sciences of the State Humanitarian University of Moscow State Pedagogical University, candidate of art history, Associate Professor

Annotation. The article examines the experience of cultural interaction between the Russian Empire and Germany in the XIX – early XX centuries through the study of the history of Orthodox churches in the German state.
Keywords: Russian Orthodox Church, Russian Diaspora, Orthodox churches, Germany, church architecture.