Соавторы: Косов Никита Александрович, магистрант 1 курса ГАОУ ВО МГПУ, г. Москва
Код уникальной десятичной классификации: 31-316

Аннотация. В статье рассматривается проблема заброшенных (не использующихся) зданий в пределах столицы. Современный мегаполис является центром объединения профессиональной и общественной сфер жизнедеятельности, в которых сосредоточено большое количество людей. Вследствие этого большой город образуют многочисленные постройки для нужд производства, работы, проживания, досуга и развлечений, некоторые из которых, тем не менее, остаются не функционирующими, что приводит к образованию «пустынь» – мест, образующихся вследствие концентрации промышленности и населения в больших городах и вытесненных за рамки их жизнедеятельности. В статье выделены некоторые практики освоения заброшенных пространств, позволяющие «встроить» их в тело города. Авторы пришли к выводу, что заброшенные здания, исключенные из жизнедеятельности города, продолжают участвовать в формировании образа города, его памяти, по-новому конституируя привычное городское пространство.

Ключевые слова: большой город, заброшенные здания, архитектурное пространство, редевелопмент, ревитализация, реставрация, снос.

Мегаполис является наиболее крупной формой расселения, образующейся в результате объединения основного города с окружающими его городскими агломерациями и поселениями. Мегаполис обладает высокой плотностью населения, вариативностью образов и стилей жизни, дифференцированной социально-профессиональной и этнической структурой, а также высокой степенью разнообразия как трудовой, так и внепрофессиональной сфер жизнедеятельности.

Мегаполис также может оказывать негативное влияние на живущего в нем индивида. В работе известного французского социолога Ж. Бодрийяра «Город и ненависть» ключевым понятием, используемым ученым при описании современного города, является ненависть. Это, прежде всего, информационная ненависть и ненависть между членами общества. «Во мне сидит ненависть – выражение почти безличное, оно означает не столько субъективную эмоцию или субъективное состояние, сколько объективную и беспричинную ярость, рождающуюся в городской пустыне, прежде всего в пригородах, превращенных в настоящую свалку» [1, с. 73]. В этой связи можно с уверенностью сказать, что современный мегаполис с его бешенным ритмом жизни, постоянно изменяющимся пространством и временем, морально давит на индивида, в особенности, если человек так и не смог приспособиться к его условиям жизни, став изгоем и отбросом мегаполиса, который, в конечном итоге, выкидывают на «помойку» города как ненужную вещь.

Говоря о большом городе, необходимо выделить его архитектуру, четко фиксирующую разницу между желаемым и действительным в городском пространстве. В городской среде большого города существуют объекты, по ряду причин не являющиеся функционирующими. К ним можно отнести: «долгострои», постепенно переходящие в категорию незавершенного строительства; заброшенные объекты культурного наследия; оставленные промышленные заводские объекты и т.д. Данные объекты, с одной стороны, свидетельствуют об утраченном интересе со стороны городских властей и застройщиков, с другой – выступают источником проблем как для их владельцев, так и для горожан, живущих по соседству.

Важным параметром архитектуры является целостность, которая, в процессе восприятия образа города ассоциируется у индивида с состоянием завершенности и узнаваемости среды, с ее функциональной целью и назначением. Так, недостроенные или заброшенные территории и здания, а также характерный им неубранный строительный мусор, и, как следствие, образовавшиеся свалки и помойки с собирающимися вокруг них бездомными, вызывают у человека негативные эмоции. Здесь факторами отрицательного отношения выступают не только собственно материальные неудобства, но и ощущение необжитой земли, ее запустения и неухоженности. Другими словами, при отсутствии организации окружающей городской среды, у человека нарушается гармоничное восприятие архитектурного облика, что может привести к состоянию подавленности, сформировать чувство отчуждения и т.д.

Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг в 1982 году сформулировали «Теорию разбитых окон», которая гласила, что если кто-то разобьет в доме окно, а на его место никто не вставит новое, это здание впоследствии подвергнут акту мародерства. Теория Уилсона и Келлинга демонстрирует, что нарушение порядка есть одно из следствий окружающей человека обстановки, которая диктует норму поведения в данном обществе и окружающем мире в целом.

Делая предварительный вывод, можно предположить, что архитектурное пространство диктует настроение, а во внешнем мире – мире улицы, города – оно настраивает восприятие и диктует выбор коммуникативных практик и карт поведения [6, с. 79]. Безусловно, что эмоциональные образы и ассоциации, вызванные городской архитектурой, в частности, заброшенными зданиями, могут существенно различаться [5, с. 431]. Так, например, детей и подростков тянет в заброшенные здания для осуществления познавательной и исследовательской деятельности; в этом возрасте большинство хочет быть первооткрывателем и находить тайны места при отсутствии ярко выраженного чувства самосохранения. В юности подростки посещают нефункционирующие объекта с целью получить экстремальные ощущения (например, при занятии паркуром или диггерством). Кроме того, подросткам нравится проводить время в таких безлюдных местах по той причине, что туда практически не ходят взрослые, следовательно, отсутствует контроль их поведения. Взрослому же поколению архитектура заброшенных зданий показывает жестокость, беспощадность и ненужность человечества, актуализируя в индивиде чувство страха, тревоги и беспомощности перед обстоятельствами судьбы и жизни. Также они могут быть связаны с воспоминаниями: глядя на заброшенное здание, взрослый человек может представить себе время, когда такой объект или постройка еще функционировали, то есть приносили пользу обществу: в ней жили, работали или занимались какой-либо научной или производственной деятельностью.

Можно заключить, что взаимодействие между заброшенными городскими территориями (зданиями) и теми, кто их осваивает, достаточно мозаичны и подвижны.

В рамках проведенного нами исследования (было опрошено 50 человек в возрасте 18-30 лет), оказалось, что большинство респондентов (70%) достаточно часто обращают внимание на заброшенные постройки. Это свидетельствует, во-первых, о распространенности таких мест в городе, во-вторых, о наличии интереса в молодежной среде к таким объектам. Результаты опроса продемонстрированы на рисунке 1.

Рис. 1. Ответы участников социологического исследования

Рис. 1. Ответы участников социологического исследования

Более половины респондентов относятся к подобным постройкам скорее негативно, что свидетельствует о правильном отношении молодежи к подобным постройкам. При этом практически всем респондентам (93,9%) приходилось бывать в подобных зданиях. Результаты по данным вопросам продемонстрированы на рисунке 2.

Рис. 2. Отношение к заброшенным объектам

Рис. 2. Отношение к заброшенным объектам

Самыми распространенными эмоциями при виде таких построек являются тревога и страх, такие эмоции возникают у 75% респондентов, что показывает главенствование негативных эмоций при виде таких зданий. В то же время вторым по популярности ответом стали эмоции интереса и загадочности, который выбрали 43% респондентов, что доказывает популярность подобных мест у молодежи, их определенное идеализирование, амбивалентность отношения к ним. Результат проведенного исследования по данному вопросу проиллюстрирован диаграммой на рисунке 3.

Рис. 3. Какие чувства вызывают у вас заброшенные здания

Рис. 3. Какие чувства вызывают у вас заброшенные здания

Кроме того, мы попросили респондентов назвать 5-7 прилагательных, наиболее полно ассоциирующихся у них с образом заброшенных зданий. Чаще всех прозвучали слова: «заброшенное» (35%), «серое» (28%), «мрачное» (21%); реже всего – «таинственное», «некрасивое», «грязное». При этом среди причин возникновения заброшенных построек, молодые люди отметили экономические факторы, опасность дальнейшей эксплуатации, а также бюрократическую неразбериху. Результат проведенного исследования по данному вопросу проиллюстрирован диаграммой на рисунке 4.

 Рис. 4. Описательная и поясняющая часть исследования

Рис. 4. Описательная и поясняющая часть исследования

Как можно заметить, подавляющее большинство респондентов, а именно, 83% считают, что подобные постройки опасны для жителей города. Это свидетельствует о понимании серьезности пагубного воздействия таких мест на жителей города. Лишь чуть более половины респондентов имеют четкое видение того, что нужно делать с такими постройками. Это показывает всю сложность и дискуссионность темы реконструкции/ сноса зданий в городском пространстве.

Практически все респонденты считают, что подобные постройки могут принести определенную пользу городу. Большинство видят в них историческую значимость, а также перспективу для реконструкции под нужды города. Это подтверждается диаграммой на рисунке 5.

Рис. 5. Финальная часть социологического исследования

Рис. 5. Финальная часть социологического исследования

Каким образом заброшенные здания вновь встраиваются в «тело» города? С функциональной точки зрения используется шесть принципиально разных направления преобразования заброшенных территорий.

1. Сохранение и возрождение исторической функции объекта.

Осуществляется с помощью:

  • полной реставрации сооружений, включая окружение, с сохранением их первоначального вида;
  • модернизации и приведения к современному культурному и техническому оснащению без потери существующего объема здания.

Примером может послужить кинотеатр «Художественный», закрытый на реставрацию в 2014 году. Это объект культурного наследия. Кинотеатр не прекращал работу даже во время Великой Отечественной войны. Потом он долгое время являлся площадкой Московского международного кинофестиваля. В 90-х годах прошлого века в здании располагались игровые автоматы и казино, а в фойе был надстроен еще один этаж. Сейчас в здании на Арбатской площади ведутся реставрационные работы: специалисты уже очистили и укрепили фасады, отреставрировали кровлю и приступили к внутренней отделке. В мастерских продолжается работа по восстановлению лепнины и других элементов оригинального декора [3]. Работы проходят под контролем столичного Департамента культурного наследия.

2. Частичная ревитализация.

Она реализуется, благодаря:

  • реконструкциям планировочной структуры (с сохранением наиболее прочных и целых планировочных элементов);
  • переформирования заброшенного или нефункционирующего объекта в музей (с отражением специфики исторической значимости здания или территории);
  • добавления современных объектов городского значения с их внедрением в структуру нефункционирующего объекта и современной социальной среды.

Хорошим примером частичной ревитализации может послужить «Хлебозавод № 9» – торгово-офисный центр в Бутырском районе Москвы на месте остановленного в 2015 году Хлебозавода № 9. В основном производственном корпусе цилиндрической формы изначально планировалось размещение апартаментов (жилой недвижимости, формально не подпадающей под жилой фонд). По состоянию на 2020 год в нём размещены торговые точки (первый этаж) и офисы. Под офисы также сдаются здания заводоуправления, небольшие строения – под магазины, на территории расположены площадки для проведения мероприятий.

3. Полная ревитализация, реализуемая по принципам полной рефункциализации не использующихся объектов в соответствии с запросами общества, а также их актуальности и востребованности (бизнес-центры, торговые центры, гостиницы, жилые дома и пр.); озеленение и благоустройство нарушенных территорий с целью их экологической реабилитации (скверы, аллеи, парки).

Примером полной ревитализации является Парк Зарядье, открытый 9 сентября 2017 года на месте бывшей гостиницы «Россия», демонтированной еще в 2010 году. Крупнейшая парковая зона площадью 10,2 га с инновационной «начинкой» стала центром притяжения для жителей и гостей столицы. Площадь объектов парка составляет более 75 тыс. кв. метров, из них около 25 тыс. в будущем займет многофункциональный концертный зал [4]. В «Зарядье» также построена подземная парковка на более чем 400 машин, а также парковки для экскурсионных автобусов.

4. Полный снос заброшенного объекта можно считать, с одной стороны, экономически невыгодным и в какой-то степени вредным для окружающей среды, с другой – он позволяет использовать освободившуюся территории в других, более социально значимых целях.

Примером в данном случае является снос печально известного долгостроя – Ховринской заброшенной больницы. Строительство огромного медицинского комплекса на 1300 мест на Клинской улице началось еще в 1980 году, но через пять лет прекратилось. Более 30 лет больница была заброшенным объектом и привлекала сталкеров-любителей, о ней ходили различные городские легенды. В нынешнее время на месте Ховринской больницы за счет средств городского бюджета планируется построить четыре жилых дома по индивидуальному проекту с нежилыми помещениями на первых этажах и одноуровневой подземной парковкой. Площадь комплекса составит порядка 315 тыс. кв. метров, квартиры займут 200 тыс. «квадратов». Строительство продлится три-четыре года [2].

Кроме того, в 2017 году открыли станцию метро «Ховрино», а к началу 2021 года построят одноименную железнодорожную платформу.

5. Реновация. Под реновацией понимают адаптивное использование территорий, зданий, сооружений и комплексов с помощью изменения их функционального назначения [7, с. 3].

Успешным проектом реновации школ в России и в частности городе Москве является средняя школа №1560, находящаяся в Северо-Западном округе столицы.

6. Редевелопмент. Редевелопмент – это процесс перепрофилирования, изменения функционального назначения объекта недвижимости. Редевелопмент промышленных территорий различают, как правило, по двум направлениям:

  • Без сноса заброшенных зданий, здесь на первый план выходит процесс реконструкции и перепрофилирования.
  • Полный или частичный демонтаж заброшенных сооружений и территорий с постройкой новых объектов недвижимости.

Хороший пример – многофункциональный торговый центр «Мозаика», построенный на 7-й Кожуховской улице в Москве. На месте бывшего завода железобетонных изделий (ЖБИ) был построен современный многоэтажный комплекс, включавший в себя проработку транспортной доступности посредством строительства нового участка дороги вокруг строившегося тогда здания, строительство подземной и надземной парковки (последняя расположилась прямо на крыше комплекса), а также многоярусной пристроенной автостоянки. Работы проходили в несколько этапов: сначала был произведен полный снос промышленных объектов и сооружений на территории бывшего завода; затем территория была расчищена и полностью освобождена от остатков строительных материалов и прочих элементов бывших построек; последний этап подразумевал начало нового строительства на освободившихся площадях, по окончании которого жителям города предстал новый торговый центр.

Нами была рассмотрена проблема заброшенных городских зданий, их влияние на городские практики (на примере г. Москвы), особенности их восприятия молодежной аудиторией. Можно сделать вывод, что нефункционирующие здания, будь то бывшие заводы, больницы, или обычные учебные заведения, могут быть полезными для города, не нарушая при этом специфику окружающего их городского пространства. Развитие города, в том числе решение проблемы заброшенных зданий, небезразлично его жителям. Рассмотренные практики освоения заброшенных пространств, позволяют «встроить» их в тело города. Заброшенные здания, исключенные из жизнедеятельности города, продолжают участвовать в формировании образа города, его памяти, по-новому конституируя привычное городское пространство.


Abandoned buildings in a modern metropolis

Golyshev V.S.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow
Kosov N.A.,
undergraduate of 1 course of the Moscow City University, Moscow

Annotation: The article deals with the problem of abandoned (unused buildings) within the capital. The modern metropolis is the center of combining professional and public spheres of life, in which a large number of people are concentrated. As a result, a large city is formed by numerous buildings for the needs of production, work, residence, leisure and entertainment, some of which, however, remain non – functioning, which leads to the formation of «deserts» – places formed due to the concentration of industry and population in large cities, and forced out of their life.The article highlights some practices of the development of abandoned spaces, which allow «embedding» them in the body of the city. The authors came to the conclusion that abandoned buildings, excluded from the life of the city, continue to participate in the formation of the image of the city, its memory, in a new way constituting the usual urban space.
Keywords: big city, abandoned buildings, architectural space, redevelopment, revitalization, restoration, demolition.