Код уникальной десятичной классификации: 711.01/.09; 908.

Аннотация. В статье рассматривается история основных тенденций в развитии проектов школьных зданий г. Москвы с начала советской государственности (1920-е годы) до начала Великой Отечественной Войны (1941 год).

Ключевые слова: архитектура, конструктивизм, классицизм, история школьного строительства, учебный процесс, блочное строительство, типовое строительство.

В 2017 году в московском районе Некрасовка (ЮВАО) открылась самая большая школа страны на 2100 мест [17]. Данная новость массово тиражировалась средствами массовой информации. Новое здание как только не называли, да и с чем только не сравнивали. «Школа – фабрика», «Школа – завод!» – восклицали съехавшиеся на Городской августовский педагогический совет работники школ города Москвы. Однако, идея по построению таких больших школ не нова. Нынешний образ московской школы формировался десятилетиями. Архитекторы, государство, обучающиеся школ, рабочие, возводившие сами здания – все они так или иначе оказывали влияние на развитие школьных зданий, его планировку, внешний и внутренний вид, определённые качества. В этой статье отражены основные тенденции строительства школьных зданий до 1941 года.

Конец 1920-х годов в архитектуре – эпоха появления конструктивизма. Ну а также – появление в школьном строительстве того самого гигантизма. Нужно отметить, что архитектурные течения того времени подразумевали строительство в городах достаточно просторных и, самое главное, архитектурно целостно скомпонованных зданий. Новая «прогрессивная» страна пыталась показать всю свою мощь и влиятельность в том числе и через архитектуру – так, советская архитектура стала одной из самых прогрессивных в мире, появились различные утопические идеи построения «горизонтальных небоскребов» (автор – Эль Лисицкий) в Москве, и прочие грандиозные проекты.

Такая же революция происходила не только в сфере жилищного строительства (например, дома-комунны) но также и в плане социально-значимых объектов. Наравне с появлением абсолютно новых в функциональном плане зданий (типа фабрик-кухонь, или домов культуры), было переосмыслено и строительство школьных зданий. До 1935 года в стране (преимущественно, в столице) велись стройки школ – гигантов. Нелегкая жизнь молодой страны Советов требовала как можно быстрее усадить детей за парты. И, конечно же, строительство больших школ обходилось гораздо дешевле.

Ярким примером такого строительства можно назвать школу в Филях архитектора А.И. Антонова (Большая Филевская улица). По отзывам современников, всем своим внешним видом школа напоминала хлебозавод [9]. Не слишком удалась и планировка здания. Например, расстояние от раздевалки до классов, расположенных в конце коридора составляло 200 метров [11].

Также можно привести в пример гигантизма школу на 84 класса по проекту А.И. Антонова и С.В. Семенова на Гольяновской улице, школу на Шлюзовой набережной на 1500 учащихся, и самую большую школу 1930-х годов, на Крымской площади, 5 (проект М.И. Мотылева и Б.А. Малышева).

Данные строения, обладая различными добавочными архитектурными формами, присущими конструктивизму, подчас не использовались целиком, а их внешний прогрессивный вид не давал понимания того, что творилось внутри (например, та же школа на Гольяновской улице строилась 6 лет (с 1929 по 1935 гг.), и за эти годы к ней так и не подвели водопровод [12]).

Неплохие оценки в плане проектирования получила школа, построенная в составе одного из первых жилищных комплексов города – так называемый район «Усачевки» (ул. Усачева, д.52). Однако в связи с тем, что школа проектировалась под модный в те годы лабораторно-бригадный метод обучения, классы занимали всего 30 процентов площади здания [9].

В целом, несмотря на острый дефицит школ в то время, они строились, и становилось их с каждым месяцем все больше и больше.

Иногда здания, не приспособленные под школы, реорганизовывали и перестраивали. Так, например, появилась, не очень удачно [13] перестроенная под управлением архитектора Я.И. Галкина в 1934 г. из фабрики-кухни, школа на ул. Доватора [8].

Архитекторы, подчас владея не всеми нужными средствами, пытались модернизировать и притворять в жизнь более улучшенные школы. К строительству привлекались даже иностранные фирмы. Так, компания «Лонгэйкр» (США) выстроила в Москве школы по улице Абельмановской, 4 (1930 г., проект М.И. Мотылева и Б.А. Малышева) [14] и улице Лестева, 9 (1930 г., проект И.К. Рыбченкова и А.М. Жарова) [15]. Позже к работе привлекались иностранные архитекторы (например, французский архитектор Андрэ Люрса, проект которого – школа на 1-й улице Машиностроения, 16). К сожалению, в связи с тем, что иностранец не мог целиком контролировать возведение объекта, по приезду в Москву он воскликнул: «Это не школа, а крепость» [9] (здание в связи с использованием не запроектированных материалов потеряло свою «изюминку»).

Хочется отметить школу № 201, которая стоит на ул. Зои и Александра Космодемьянских, 3 (ранее – ул. Подмосковная). Школа по проекту И.А. Звездина и А.И. Антонова возводилась в период с 1933 по 1935 годы. Отличалась она, от предыдущих, в первую очередь тем, что возводилась из известково-шлако-диамитовых камней. Выгодным для пользователей здания стало то, что в школе имелись отдельные физкультурный и актовый залы. Недостатком стало безумное расточительство площадей – отмечались недостаточные в проекте такие нужные помещения как комната месткома, учкома, аппаратная и прочее. Стоит отметить и то, что коридорная система планирования помещений заметно портила проект (учитывая, что из задуманного комплекса зданий школы была построена только первая очередь проекта, хотя задумывалась также и вторая, которая добавила бы ещё больше длинных и узких коридоров).

Гигантизм в архитектуре постепенно отмирал, как и уходило в прошлое такое направление как конструктивизм. Страна почувствовала себя империей. Тенденции второй половины 1930-х годов очень заметны в архитектуре. Поэтому на смену конструктивистских конструкций приходит эстетизм классицизма.

В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 15 мая 1934 года ключевым элементом, обеспечивающим учебный процесс называлось школьное здание. Тогда же произошла дифференциация учебных заведений на три вида, по количеству в ней учеников: 280, 400, и 880 обучающихся. Постановление прописывало кубатуру кабинетов школ, подсобных помещений, общую стоимость всего внутришкольного оборудования. Согласно нормативам, 65 % помещений школы должны были являться учебными, 35 % – вспомогательными. Это постановление задало новую, конкретную планку требования в проектировании школьных зданий (чего до этого не существовало).
После рассмотрения вопроса об организации школьного обучения 22 февраля 1935 года Совнарком и ЦК ВКП(б) постановили ликвидировать к осени 1935 г. в школах крупных городов, а к осени 1936 г. во всех городских школах СССР третью смену. В постановлении указывалось, кроме того, на не экономичность в строительстве школьных зданий. Помещения школ использовались под учебные классы до 35 %, или до 30 % [9].

Изменения, курс на ту самую, знакомую нам «московскую школу» начинается именно с этого постановления. Советские архитекторы за свою недальновидность в проектировании социально значимых объектов получают большой общественный выговор. До жилых же зданий дойдут гораздо позже – во второй половине 1950-х годов, во время «борьбы с излишествами». А вот проектирование и строительство школ к тому времени эволюционирует, и отвоюет свои лишние метры.

Эти два постановления, фактически, и начинают в нашей стране типизацию школьных зданий. В течение предвоенных годов архитекторы пытались разработать универсальные экономичные проекты зданий, которые могли бы возводиться путем индустриальных методов строительства. Безусловно, типовые проекты считались гораздо более выгодными, чем проектирование «с нуля» и строительство индивидуальных проектов школ.

Согласно Генеральному плану г. Москвы (1935 г.) предполагалось строительство 72 школ (это в два раза больше, чем за прошлые десять лет существования советской власти). Особенно быстрыми темпами строительство школ пошло после 1936 года, когда МГК ВКП(б) и Моссоветом были заложены 150 школьных зданий.

Окончательно покончить, правда и ненадолго, с трёхсменным обучением (после Великой Отечественной Войны оно вновь вернулось в московские школы), удалось лишь через три года интенсивного школьного строительства.

Весь этот бум школьного строительства не начался бы без того самого постановления. Оно сразу заставило работать архитектурные бюро по новым правилам, и реализация началась немедленно. Мастерские Наркомпроса в кротчайший срок разработали восемь новых типовых проектов школ [16].

К сожалению, в связи с тем, что проекты эти были на малое количество учащихся, не один из них не был осуществлен в Москве. Тогда, вместо разработки одного проекта типовой школы, проектирование поручили сразу шестидесяти (в основном – молодым и никому неизвестным) архитекторам. Главным требованием была экономия в строительстве. Началась стандартизация строительных деталей, из которых возводились строения – их доставляли из цехов уже готовыми, прямо на стройплощадки. 7500 окон и подоконников, 2500 дверей – именно столько потребовалось по программе возведения школ в Москве в 1935 году [3].

Подобно предшествующей эпохе гигантизма, начинается вторая, не менее интересная эпоха в архитектуре московских школ. Моссовет отвел каждому архитектору по одной из площадок города. Проектировали школы на 880 мест, и все они, как одна, были 4-х этажными. Нужно отметить, что все школы этого года были уникальны, и неповторимы. Каждая из них отличалась внешними и внутренними формами. Это могло меняться в связи с расположением самого здания (например, часто архитекторы меняли планы на участке строительства в связи с плотной городской застройкой), конкретными требованиями застройщика. Некоторые архитекторы, имевшие опыт в проектировании школ, использовали свои предыдущие работы. Так, например, появилась школа на ул. Гастелло, д. 35. Архитектор А.Е. Аркин переработал свой же проект 1934 года (проспект Мира, 87).

Самым монументальным выражением эпохи строительства школ 1935 года можно назвать школу архитекторов И.Г. Безрукова и Е.Л. Кекушевой на Верхней Красносельской улице. Монументальное строение с портиками и двумя ризалитами, но с большим количеством остекления, получилось достаточно оригинальным и неординарным.

В числе прочих школ 1935 года есть и проект ещё неизвестного, а позже, одного из самых известных архитекторов московских школ – К.И. Джуса-Даниленко. Его проект школы на Усачевой улице особо ничем не выделялся, но после дальнейших переработок не раз признавался лучшим среди всех возведенных.

Были, однако, среди молодых архитекторов и опытные профессионалы своего дела – так, в конкурсе принял участие руководитель 5-й архитектурно-проектной мастерской (с 1930 г.) Моссовета Д.Ф. Фридман [4]. Его проект был абсолютно ни на что не похож, и был очень оригинальным, благодаря всевозможным объемам и украшениям (переход от конструктивизма к классицизму). К сожалению, после утверждения проекта, многое изменилось, но само строение не ухудшилось, а наоборот, приблизилось к тому, что искал город – универсальность, удобство, и практичность. Данный проект был построен на Авиамоторной улице, шоссе Энтузиастов, проспекте Буденного. В 1935 году проект школ Фридмана был самый тиражируемый среди всех представленных.

В новом же 1936 году МГК ВКП(б) и Моссовет дают указания о строительстве новых 150 школьных зданий для города. Поэтому данный год стал поистине рекордсменом – ещё никогда (не до, не после 1936 года) не строилось одновременно такое количество школ.

Старые проекты зданий перерабатываются в соответствии с новыми заданиями. Например, вырос предельный объем здания, также сокращено количество обязательных лестниц в школах (с трёх до двух, если учитывать, что размеры лестниц и маршей по нормам были как в театрах) [9]. В этот год увеличено количество типовых деталей, за счет чего строительство убыстряется.

Было также решено что 15 школ будет построено путем блочного строительства. Для этого архитектором А.Н. Душкиным был переработан его проект школ. Однако от этой практики было решено отказаться (в связи с тем, что трест крупных блоков не справлялся с работой проект возвели в кирпиче) [5].

Основными отличиями в целом стало – расширение рекреационных коридоров (3,5 – 4 м. против прошлогодних 2,5 м.), обязательность двух входов в вестибюль, появление лаборантских, медицинского кабинета. При этом актовый и спортивный зал по-прежнему отсутствовали в общеобязательных требованиях.

На следующий же, 1937 год было запланировано 80 школ [6]. Реально же в этот год было построено 73 школы. Из них больше всего по проекту уже известного архитектора К.И. Джуса-Даниленко [1].

Чем же был так отличим и выгоден его проект? Во-первых – содержание в себе большого актового зала на четвертом этаже. Также – добавление квартир для дворника и истопника, увеличение учительской, и общее увеличение площади. Все это помогало выгодно отличаться проекту от других. Именно поэтому, с 1935 по 1938 год в Москве было построено 70 школ по проекту К.И. Джуса-Даниленко.

В следующем, 1938 году для возведения было отобрано лишь 4 проекта школьных зданий – Джуса-Даниленко, Рогайлова, Леонова и Арутюнова, Эстрина и Векслера. Среди них оказались как ранее испытанные, так и совершенно новые решения. На IV пленуме правления архитекторов, проходивший в этот же год, было решено отказаться от старых проектов и подготовить новые для того, чтобы к 1939 году возвести новых 60 школ. И вновь, лучшей работой был признан проект Джуса-Даниленко, который целиком переделал свой проект. Именно тогда им была найдена самая простая формула – проект школы буквой «П». Актовый зал с 4 этажа был убран, но зато добавился в качестве отдельной пристройки между двумя крыльями здания спортивный зал.

Совершенно новым видением поделились с архитекторами Л.А. Степанова и Я.Л. Эстрин. Они предложили двустороннюю застройку школьного коридора, за счет размещения просторных и светлых холлов в центре этажей.

В 1940 году в Москве строилось 12 школ. А всего с 1935 по 1940 годы в Москве было выстроено 390 школ [9].


Планы на будущее были грандиозными – не менее двух сотен школ должны были возвести ещё на территории Москвы. Если бы не одно событие, которое в корне изменило все планы.

The history of the typification of school construction (1920-1941) in Moscow.

Busarov I. V.
student of 3 courses GAOU VO MGPU, Moscow

Abstract. The article deals with the history of the main trends in the development of school buildings in Moscow from the beginning of Soviet statehood (1920s) to the beginning of the great Patriotic War (1941).
Keywords: architecture, constructivism, classicism, history of school construction, educational process, block construction, typical construction.